Русское Агентство Новостей
Информационное агентство Русского Общественного Движения «Возрождение. Золотой Век»
RSS

Ярославль: бункер Сталина скоро откроют для экскурсий (видео)

14 мая 2017
683

Бункер, построенный во время Великой Отечественной войны для Иосифа Сталина

«Свободная пресса» уже рассказывала о том, что рядом с санаторием «Красный Холм» под Ярославлем обнаружились следы неизвестного подземного города, предназначенного для вождя всех времен и народов, который строился до войны и в первые ее месяцы. Делалось это на случай экстренной эвакуации Верховного, если бы немцам удалось взять столицу СССР.

70 лет поисков

В Куйбышев (нынешнюю Самару), как известно, Сталин не поехал, заручившись твердым обещанием Жукова и других высших генералов, заверивших его: «Москву не сдадим!». Не понадобилась ему поездка и под Ярославль, потому как операция «Тайфун» закончилась полным разгромом фашистов. А в 1946 году из Москвы пришел приказ: взорвать все входы и выходы в бункер за ненадобностью оного, что и было сделано. С того времени и начинается странная история поиска «пропавшего» города генералиссимуса.

Всю местность в округе в свое время облазили пацаны, но они натыкались лишь на засыпанные осколками бетона и поросшие бурьяном следы подрывов — еле угадываемые воронки. Кроме того, на «экскурсии» на поле, под которым, как предполагалось, и находился бункер, водили отряды пионеров из близлежащего пионерлагеря (ныне заброшен), что располагался рядом с поселком Михайловским, а также группы любопытствующих отдыхающих из санатория «Красный Холм». А некоторые пожилые работники этого лечебно-оздоровительного заведения еще на излете советской власти охотно делились с пациентами воспоминаниями о том, что им удалось увидеть там во время войны и до нее. Всех удивляли четыре огромных колодца, уходящие в разных частях поля под землю и напоминающие вентиляцию московского метро.

Кроме воспоминаний пенсионеров Зинаиды Проказовой, Бориса Белугина, Евгения Чаблина, Валерия Морозова, о которых мы писали в прошлый раз, нашлись еще и другие свидетели той грандиозной стройки и эксплуатации подземного города. Один из бывших чиновников администрации Ярославского (в советское время он назывался Ярославский-Сельский — прим. авт.) района рассказал мне о Екатерине Ивановне Ивановой, чей отец, офицер, во время войны был в числе военных, охранявших территорию, на которой развернулась стройка.

А вот краеведу Владимиру Б. довелось лично встречаться с бывшим офицером, служившим в охране «второго контура» уже внутри самого бункера: «Когда мы занимались раскопками, пытаясь найти вход в подземелье, к нам подошел совсем седой дед и поведал о том, что он 7 месяцев прослужил в охране этого секретного сооружения, — рассказывает в беседе со мной Владимир. — Родом он из Архангельска. А после недолгой службы на объекте офицера отправили на фронт». Был ли отцом Екатерины Ивановны тот самый дед, неизвестно. Но ведь бывают и совпадения.

Второе дыхание

Новая волна поисков началась в 1990-х годах. И тут выяснилась любопытная деталь. Согласно ответам на многочисленные депутатские запросы местных законодателей, искомый объект не состоял ни на балансе ни одной из силовых или каких-либо других структур. От бункера дружно открестились все: ФСБ, МВД, МО, МЧС и прочие министерства и службы. Причем, зачастую эти ведомства «футболили» запросы, прямо ссылаясь друг на друга. Вот только один пример подобных «переадресаций»:

«Депутату Государственной Думы Ярославской области Второго созыва Столярову Владимиру Ивановичу.

Штаб Московского военного округа. 16 июля 1997 г. № 3/347. 113035, г. Москва.

На исх. № 93 от 23.05.97 года.

Уважаемый Владимир Иванович!

В соответствии с распоряжением Генерального штаба ВС РФ (исх. 312/8/103 от 27.06.97 года) штабом Московского военного округа изучен вопрос о включении в туристический маршрут бункера Ставки Верховного Главнокомандования, расположенного в Ярославской области.

Указанный в Вашем письме объект к пунктам управления Центральных органов военного управления и МВО не относится. Строительной рабочей документации в штабе округа нет.

По нашим сведениям, строительством объекта и его консервацией в свое время занимался НКВД.

Целесообразно вопрос о дальнейшем использовании бункера решать с соответствующим ведомством.

С уважением, начальник штаба округа генерал-майор И. Ефремов.

Верно: начальник 3-го отдела оперативного управления полковник А. Болдырихин.

Число (16.7.97 г.) и подпись".

Когда все ведомства «отчитались» перед местными депутатами о том, что слыхом не слыхивали ни о каком бункере, стало ясно, что здесь задействованы более секретные структуры. Народным избранникам ничего не оставалось делать, как сформировать инициативную группу, которая и подготовила обращение в администрацию президента РФ. И нагрянувшей комиссии в лице московских генералов ничего не оставалось делать, как констатировать наличие объекта, как будто до этого никто не знал о странных штольнях, трубах — воздухозаборнике и вытяжке (видимо, от дизель-генератора). О вентиляционных оголовках, то тут, то там выглядывающих из-под земли… Но вот документы… Где же они? И как их найти? Многого депутатам найти не удалось. Но кое-что они выяснили.

7-е Управление Метростроя

— После того, как дело сдвинулось с мертвой точки, меня пригласили в местное управление ФСБ, где показали некоторые документы, с которых был снят гриф «Совершенно секретно» и которые проливали хоть какой-то свет на строительство и само существование бункера Сталина, — рассказывает бывший депутат Владимир Столяров. — Среди них, кстати, был и тот самый приказ (постановление Государственного комитета обороны) за № 945 от 22 ноября 1941 года, который предусматривал в числе прочего для рабочих-проходчиков, например, 50% доплаты к тарифной ставке. Кроме того, премировались 9 бригадиров проходческих бригад 7-го Управления Метростроя 300 рублями каждый. Ведь с подходом немцев к Москве все работы были многократно ускорены, и Верховный Главнокомандующий отвел на окончание строительства и сдачу бункера в эксплуатацию всего один месяц. Кстати, совпадение это или нет, но когда мы раскапывали берег Волги, то обнаружили остатки (вереницы шпал) именно девяти спускающихся к реке узкоколейных железнодорожных путей — видимо, по числу бригад метростроителей. По косвенным признакам мы определили, что площадь бункера составляет не менее 1000 квадратных метров — это, действительно, настоящий подземный город! Читаем далее: «На данный объект изготовить и поставить 100 специальных защитно-герметичных дверей». И так далее. Жаль только, что тогда мне не удалось снять с этих документов копии — я был рад и тому, что мне дали возможность прочитать эти документы, — сетует Владимир Иванович.

— Но главное в другом: после всей этой шумихи нам, наконец-то, чудесным образом разрешили открыть музей «Славы Отечества» Ярославской области, — продолжает историк-исследователь. — Хочу еще добавить, что в настоящее время он входит в историко-музейный комплекс «Толбухино». Словом, те чиновники, которые раньше нас просто не замечали и никак не реагировали на просьбу открыть музей «Бункер Сталина», наконец-то подписали все необходимые для этого бумаги. Передача участка земли под музей в поселке Красный Холм была закреплена аж сорока (!) подписями, в том числе — четырех генералов. Вот и получается, что стоило дать музею бункера Сталина патриотическое название и заручиться поддержкой московской комиссии, как дело решилось само собой. Вопрос за малым — за окончательными раскопками самого бункера. Но это лишь вопрос времени. А в том, что он существует, я нисколько не сомневаюсь — слишком много косвенных доказательств этого и свидетельств очевидцев тех лет.

 

Поделиться: