Русское Агентство Новостей
Информационное агентство Русского Общественного Движения «Возрождение. Золотой Век»
RSS

Ювенальщики открыли «второй фронт»

, 17 апреля 2022
6 197

Ювенальщики открыли «второй фронт» в тылу воюющей за суверенитет России

В момент, когда в противостоянии с объявившим нам войну Западом решается будущее России, недавно получавшее гранты от признанных нежелательными в РФ Западных фондов ювенальное лобби перешло в атаку на наших детей и родителей...

 

Ювенальщики открыли «второй фронт» в тылу воюющей за суверенитет России, затеяв масштабную «реформу опеки» и вмешательства в семьи

В момент, когда в противостоянии с коллективным Западом, открыто объявившим нам войну, решается будущее России, ювенальное лобби в Правительстве, Госдуме с НКОшницами, еще вчера получавшими гранты от признанных нежелательными в РФ американских и европейских фондов, перешли в атаку на наших детей и родителей. Их усилиями было проведено сразу несколько мероприятий в парламенте – в рамках слушаний в Комитете по вопросам семьи (застрельщицей выступила Нина Останина из КПРФ) и совещания во фракции «Справедливой России». И если лидер СР Сергей Миронов скептически отнесся к посылам противницы спецоперации ВС РФ Елены Альшанской, то парламентские слушания во главе с Останиной превратились в настоящий шабаш – показательно, что на них не дали полноценно выступить единственной реально независимой общественнице Элине Жгутовой – а другие просемейные организации просто не позвали. Нейтрализовав тщательно проработанный, поддержанный большинством родителей «закон семи сенаторов», ювенальщики перегруппировались и готовы внедрить новый жесткий алгоритм вмешательства в каждую семью. Последствия для нашего пока еще традиционного общества могут быть катастрофическими, и допускать этого нельзя.

В начале парламентских слушаний модератор Останина предоставила слово вице-спикеру Госдуму, экс-детскому омбудсмену РФ, которую мы навсегда запомнили по соглашению о сотрудничестве с финскими ювенальщиками – Анной Кузнецовой.

«Мы провели большую работу, и сейчас я вижу четкое понимание, как двигаться дальше. Глава государства дал поручение Правительству провести реформу органов опеки. Эта же задача попала в «Десятилетие детства», так что у нас есть все основания продолжить работу. Вопрос совершенствования деятельности этой структуры чрезвычайно важен. По Конституции РФ, органы опеки, в случае если ребенок остался без попечения, фактически становятся ему мамой и папой.

У родителей должно появиться доверие к органам опеки. Они должны не агрессивно действовать, а реально опекать, помогать семье… В связи с этим выделяю направления работы:

– совершенствование системы управления органами опеками (все сиротские учреждения должны перейти под кураторство одного ведомства),

– на федеральном уровне до сих пор не определено единое ведомство, которое возьмет на себя вопросы защиты семьи и детства. Это вопрос наделения задачами и полномочиями и определения структуры ведомства, которое бы занималось семьей.

Предлагаю выйти с совместным обращением в адрес Правительства с просьбой не снимать вопрос с рассмотрения и все же определить такое единое ведомство, с учетом актуальности и значимости проблемы. Принято решение систематически повышать квалификацию специалистов опеки. И это надо делать срочно.

Сейчас понимание того, почему в системе произошел сбой, имеется – когда вместо поддержки мы начали использовать систему для контроля за семьями. Самое главное для опеки – поддержка и сопровождение… Тут самое главное задействовать аргумент – через что поддерживать? И тут очень важны будут сегодняшние предложения, мы внимательно их проанализируем, и они станут следующим шагом в усовершенствовании работы опеки», – заявила Кузнецова.

Из этой сумбурной речи с нестройными пояснениями можно было вынести следующее – чтобы мы все стали доверять опеке, а она стала более профессионально работать, нужно создать некое единое ведомство с широкими полномочиями. Из последующих выступлений стало очевидно, что речь идет о варианте «министерства семьи». Это любимая тема ювенальщиков в последнее время. Причем наиболее активно ее лоббируют глава Фонда поддержки детей, находящихся в трудной жизненной ситуации, Марина Гордеева (экс-партнер жутких программ от признанных ныне нежелательными в РФ UNICEF и USAID , постоянный «семейный эксперт» при Правительстве РФ, один из авторов плана мероприятий «Десятилетия детства»). И по «совпадению» Гордеева плотно работала над представленной Останиной концепцией.

Ювенальщики открыли «второй фронт» в тылу воюющей за суверенитет России

Кстати, еще в 2017 г. «Катюша» рассказывала, что наиболее вероятным кандидатом на предполагаемую новую должность в Правительстве – кресло министра по делам семьи – является именно Кузнецова. Так что эти планы по «единому ведомству» уже давно витают в головах «детоцетричных» чиновников, и их полностью поддерживают лидеры прозападных НКО, которые нынче перешли на прикорм грантами от Правительства и АП.

Останина продолжила нагнетать ситуацию по детям без попечения родителей, назвав это «самой главной проблемной темой в российских СМИ после ситуации на Украине». Главная ее мантра, как и мантра Кузнецовой и прочих реформаторов, – необходимость «очистить органы опеки», сделать их деятельность более «совершенной», нацеленную как бы на контроль, а не на жесткое изъятие детей, а еще – сократить более 60 полномочий органов опеки, прописанные во многих федеральных законах. Но давайте внимательно посмотрим, какие же персонажи разработали и продвигают новую концепцию.

Руководитель рабочей группой по анализу законопроектов, как ее представила сама Останина – директор Департамента государственной политики в сфере защиты прав детей Минпросвета Лариса Фальковская. Про ее деятельность «Катюша» писала еще в 2018 году, когда в Общественной палате она продвигала приставление психолога-педагога к каждому ребенку в каждой школе, пыталась навязать буквально каждой семье социального педагога и службу медиации, вводить телефоны доверия для детей, выпускать памятки «правильного поведения» для родителей, охватить все школы тестированием для выявления «социального неблагополучия» школьников и т.д. В общем, полное «ответственное родительство», влезание в семьи и переформатирование сознания детей.

Фальковская изложила основные позиции новой концепции, которую она координировала. Хотя вы сейчас сами увидите, что конкретики было минимум:

«У нас нет задачи вмешиваться в семью, если все хорошо с точки зрения благополучия ребенка (кто это решает – насколько у ребенка все благополучно? – прим. ред.). У нас задача – в первую очередь, помочь, профессионально подходить к проблемам семей. Мы готовы отрабатывать каждый случай неправомерных действий органов опеки, помогать правозащитникам…

Необходимость системных подходов уже перезрела, и потому была подготовлена концепция – это очень тяжелая работа… ее проект в настоящее время направлен в Правительство. По поручению вице-премьера Татьяны Голиковой у нас есть разработанная дорожная карта по единой подведомственности организаций, связанными с органами опеки. Это как раз межведомственная координация на уровне субъекта РФ, когда полномочия органов опеки будут сконцентрированы в едином ведомстве. Концепция сфокусирована на изменениях организации деятельности, в первую очередь, на федеральном уровне, но в части отдельных полномочий, например, обеспечения жильем детей-сирот и детей без попечения родителей, этим должны заниматься регионы.

На федеральном уровне прежде всего предлагаем определить полномочия, которые носят вспомогательный характер, которые могут быть переданы для осуществления уполномоченным организациям. Также предусмотрено включение в эту модель государственных казенных учреждений, для которых будут четко прописаны функции, без наделения их статусом органами опеки…», – сообщила чиновница.

Тут мы видим, что Фальковская сама себе противоречит – непонятно, речь идет о консолидации функций в централизованном ведомстве или наделениями функциями опеки всех, кому не лень? И что это за «уполномоченные организации», которые возьмут на себя вспомогательные функции?

«Возможность привлечения наряду со специалистами органов опеки других специалистов – это контроль за условиями жизни и воспитания детей в семьях усыновителей, проверки условий жизни подопечных, это вопросы, связанные с крайней позицией – при необходимости отобрания ребенка при непосредственной угрозе жизни и здоровью. Здесь конечно должны быть специалисты компетентные с точки зрения выстраивания диалога, взаимодействия. Мы понимаем, что это не должно быть травматично для самого ребенка, это все должно быть сбалансировано…»

И снова общие слова о «компетентных специалистах», которые уж точно разберутся, когда влезать в семью, как вести диалог с родителями, проверять условия жизни и даже при какой ситуации отбирать ребенка… Что это за условия, что это за люди? Опять одни вопросы, причем выводы уже сейчас напрашиваются невеселые, зная взгляды всей той братии, которая это продвигает.

Затем слово взяла педагог-психолог Галина Семья, она также активно участвовала в разработке новой «реформы опеки», как и ранее работала над «Десятилетием детства» . Семья числилась среди идеологов концепций псевдообщественной «Национальной родительской ассоциации», является автором и интерпретатором на русскую почву западных антисемейных методичек, активничает в ОП и Правительстве. Первый посыл ее выступления – нынешней опекой все недовольны, с чем конечно никто не будет спорить. Но что же она предложила?

«Наш университет по заказу и при финансовой поддержке Фонда Тимченко (давно финансирует программы по «развитию родительских компетенций» – прим. ред.) разработал прекраснейший, большой, современный учебник по насилию в семье. По тому, как работать, как выявлять. Мы готовы обучить всех желающих, всех специалистов, кто захочет…», – обратилась Семья прежде всего к сотрудникам опеки.

Видимо, и после арестованной в Италии яхты у Тимченко остались средства на пропаганду выявления «критериев семейного неблагополучия» и прочих ювенальных методичек. И наличие среди авторов «реформы опеки» Галины Семьи говорит о многом.

В разрез с генеральной линией слушаний прозвучала лидер Ассоциации родительских комитетов и сообществ России Ольга Леткова, предложившая сделать так, чтобы органы опеки отвечали только за устройство детей-сирот в приемные семьи, а вот изъятия, выявление и профилактику «социального сиротства» и т.д. хорошо бы у них убрать как обязанность. В частности, исключить положение, позволяющее детей отправлять детей на реабилитацию.

«Если нет угрозы ребенку – реабилитируйте в семье. Вы же хотите повысить доверие родителей? Тогда это было бы логично. И конечно надо переходить от репрессивного механизма работы с семьей к механизму помощи. Но где реальные инструменты помощи семье, не опасные для родителей? И я считаю, что полномочия органов опеки не надо передавать другим организациям типа НКО – будет только хуже», – отметила Леткова.

На это Останина заверила, что НКО полномочий опеки не получат – она на это отдельно обратит внимание.

Наиболее ярко выступила Элина Жгутова из правозащитного центра «Иван Чай», член экспертного совета при Комитете Госдумы. Ее отповедь адептам нового ювенального плана несколько раз прерывалась – несколько раз выключали микрофон (справедливости ради, это была в финальной части мероприятия, где выступавшие имели не больше минуты).

«Мы с 24 февраля живем в другой стране, многие почему-то этого не понимают. Надо провести девестернизацию – нас выперли, слава Богу, из Совета Европы, от нас отказался Всемирный банк. Но теперь надо нам из собственного сознания выгнать эти структуры и начать жить собственными ценностями…Извините, сейчас речь идет о чем? О сертификатах родительских… это – девестернизация? Прокуратура жалуется, что опека не может в квартиру войти. О чем мы говорим? У нас пока еще есть неприкосновенность жилища. МВД говорит, что семья – очень опасное место, там совершается 10% преступлений. Это очень значительная часть?

Нам сознание прежде всего надо реформировать. Вот меня не ввели в рабочую группу по разработке вашей концепции, хотя обещали. А с кем вы там спорили? Там все представляли как раз западный мировоззренческий подход…», – попыталась продолжить мысль Жгутова, но отведенное ей время вышло, после чего Останина отказалась далее ее слушать.

Под занавес мы услышали еще одну ювенальщицу со стажем, которую, в отличие от Жгутовой, допустили до рабочей группы над «реформой опеки» – Елену Альшанскую. Альшанская – президент Фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам», постоянный антигерой публикаций «Катюши». Это ярая сторонница иностранного усыновления, развития института патронатных (замещающих) семей, навязывания патроната кровным семьям, профилактики социального сиротства по западным стандартам, ювенальных судов в РФ и т.д. . Ее фонд занимался подготовкой волонтеров-наставников по американской программе «Старшие братья, старшие сестры», которую внедряют в России «Врачи детям» и МОО «Старшие братья, старшие сестры» (BBBS).

Также Альшанская является соучредителем автономной некоммерческой организации дополнительного профессионального образования «Институт развития семейного устройства» вместе с печально знаменитой ультралибералкой Людмилой Петрановской. Последняя «прославилась» как защитник «прав ЛГБТ-сообщества» (считает гомосексуализм нормой для подростков), лоббист ювенальных технологий и ложных установок «позитивного воспитания» (отказа от воспитания), сторонник нагнетания истерии по поводу семейного насилия («нашу женщину не берегут семья и традиция», «уровень защищенности женщин от насилия – как в варварских обществах» и т.п.), продвигала феминистический проект «я не боюсь сказать». Ничем не отличается реакция Петрановской и Альшанской на спецоперацию ВС РФ на Украине. Только последняя пока сотрудничает с Правительством России и не может быть столь однозначной

Ювенальщики открыли «второй фронт» в тылу воюющей за суверенитет России

«Сегодня к представителям опеки предъявляется такое требование, что они имеют всего два варианта: либо отобрать (и в семидневный срок подать в суд на лишение/ограничение прав родителя), либо не отобрать ребенка. Предлагаем определить, как конкретно опека принимает решение о том, что имеется угроза жизни и здоровью ребенка. И еще у нас сегодня никто не обязан оказывать семье помощь, а еще у нас заявительный принцип, но опека не обязана помогать, если не считает нужным. Давайте сделаем помощь для семьи обязательной для социальных служб», – предложила Альшанская.

Очень интересно, но ведь в таком случае соцпатронат автоматически станет обязательным и для семьи, не правда ли? Как могут родители отказаться от обязательного для опеки соцпатроната?

Слушания близились к закату – и тут Останина сообщила, что уже подготовлен пакет рекомендаций к изменений в законодательство, который будет обсуждаться на совете законодателей при Госдуме и в Совфеде. А еще текущая версия «реформы опеки» ушла в Правительство. При этом рабочую версию документа на слушаниях так и не предоставили… но какой законодательный размах был продемонстрирован, какие лоббистские мощности у команды ювенальщиц! В завершении Останина попросила всех направить ей свои предложения, ну а высказанные в начале (невнятные для непосвященных) рекомендации от Фальковской были приняты за основу.

Тут возникает один вопрос к Останиной – она правда не в курсе, с кем связалась, или сознательно продвигала проект закаленных системных ювенальщиц? Когда ей в соцсетях начали писать возмущенные родители, коммунистка призналась, что ничего не знает о независимых общественниках-патриотах, потому и не позвала их.

Ювенальщики открыли «второй фронт» в тылу воюющей за суверенитет России

Но ведь Останина не могла не знать, что в 2020 г. в Госдуму был внесен пакет просемейных законопроектов от «семи сенаторов» при координации Елены Мизулиной, над которым эксперты, представители родобщественности работали несколько лет, учли все возможные риски от широких полномочий опеки и т.д. В итоге для его торпедирования параллельно был внесен документ, призванный легализовать ювенальные экспресс-суды – от сенатора Клишаса и депутата Крашенинникова. В итоге оба документа были сняты с рассмотрения, но необходимость реформирования опеки конечно же никуда не исчезла. Однако о наработках авторов закона «7С» на останинских слушаниях не было сказано ни слова. И это тоже не случайность.

И это только часть атаки ювенального лобби в Госдуме. На рабочем совещании фракции «Справедливая Россия За правду» по теме детей, оставшихся без попечения родителей, столкнулись две идейно противоположные позиции. Позицию ювенальную – в поддержку отдельного закона о профилактике для семей выразила все та же Альшанская. Смысл ее инициатив в том, что НКО (как вариация – учреждения для детей-сирот) получат право входить в родные семьи ради профилактики «кризиса» и «спасать» их от отобрания родного ребенка при бюджетном финансировании «профилактики». Идею Альшанской поддержали Е. Береговая (БФ «Образ жизни»), С. Рудов (руководитель школы приемных родителей) также показал себя как сторонник закона о профессиональных семьях. В духе «раннего вмешательства» в семьи выступила и В. Пензова (БФ «Дети наши»), сообщившая что такая профилактика длится примерно 1,5-2 года и стоит примерно 20 тыс. на семью в месяц.

Вторая позиция – просемейная – о недопустимости вмешательства в семьи ради «профилактики», поскольку это отличный бизнес для НКО, социально-реабилитационных центров и т.д., которые заработают тем больше, чем больше кровных семей попадут на крючок профилактики, и о предупреждении риска появления института приемных (профессиональных) семей, на которые государство выделяет намного больше средств, чем на поддержку кровных многодетных матерей и отцов. Эту позицию высказала к.ю.н. Анна Швабауэр, она была поддержана актрисой и членом ОП Ксенией Алферовой, депутатом эсером Андреем Кузнецовым. Подробный доклад Швабауэр о ювенальной сути системы фостерных семей и инициатив Альшанской – см. здесь .

Чтобы оценить масштабы претензий ювенальщиков, не можем не упомянуть еще некую председательницу комитета по медиации СРО Национальная ассоциация «Союз психотерапевтов и психологов» Нину Лаврову, которая заявила, что «у нас в стране 90% дисгармоничных семей, которым нужна школа родителей!» Это не просто маразм и взятые с потолка цифры, как всегда у лоббистов вмешательства в семью (помните миф о 14000 якобы убиваемых мужъями женщин который компания инагентов-ювенальщиков раскручивала во время лоббирования законопроекта о сем-быт насилии) Это не что иное как подготовка обоснования для введения «сертификатов на родительство» от глобалистов, которые мечтают сами решать, кому, когда и сколько заводить детей. Ну и какие взгляды должны иметь эти родители – целиком отдается на откуп прозападных либеральных психологов.

Вот такую жирную свинью подложили нам противники тысячелетней России прямо в тылу, когда на передовой наши парни бьются за свободу от диктатуры неоконов и всего «цивилизованного» мирового ЛГБТ сообщества. Пора уже перестать пресмыкаться перед идеологами-исполнителями этого самого сообщества внутри страны, и научиться отправлять их в корзину даже не вынося на слушания и «круглые столы»-параллельно привлекая к ответственности лоббистов этой публики на Старой площади, которые по преднему выдают им гранты и продвигают их идеи. Увы, многие чиновники и депутаты еще не поняли, что мы перешли Рубикон, но народ вскоре им поможет. «Катюша» будет внимательно следить за развитием законотворческо-ювенальной темы и реакции на нее общественности и чиновников.

Источник

 

 

Кто и для чего массово разрушает наши семьи?

 

 

Более подробную и разнообразную информацию о событиях, происходящих в России, на Украине и в других странах нашей прекрасной планеты, можно получить на Интернет-Конференциях, постоянно проводящихся на сайте «Ключи познания». Все Конференции – открытые и совершенно безплатные. Приглашаем всех просыпающихся и интересующихся…

 

Поделиться: