Русское Агентство Новостей
Информационное агентство Русского Общественного Движения «Возрождение. Золотой Век»
RSS

Эти святые 90-е. Воспоминание очевидца о ведении бизнеса

19 декабря 2019
1 320

Эти святые 90-е. Воспоминание очевидца о ведении бизнеса

Не понимаю людей, которые утверждают, что распад СССР, перестройка и гласность принесли всем народам бывшего СССР демократию, богатство и огромные пенсии.

90е годы для меня – это талоны на сахар в Москве, водка в качестве денег, причем талоны на нее выдавали всем старше 18 лет, даже если ты не употребляешь от слова "совсем". Это когда вместо пельменной, блинной или столовой, где обычные люди могли вкусно поесть, открывают кафе, в котором за ту же сумму можно выпить кофе, но зато есть стойка бара.
Но самые нетривиальные воспоминания связаны с работой.

Когда иностранная компания, в которой я работала, решила открыть завод в России, это было что-то новое для России, хотя и дешевое для компании, поскольку в 90е бывшие коммунисты и комсомольцы, а тогда уже бизнесмены пытались впарить все и всем, чтобы получить больше денег, и не парились длительными торгами.

Тогда все ведущие менеджеры в иностранных компаниях были сами иностранцы. Им платили щедро и оплачивали все. Например, заму нашего финдиректора оплатили новогодний костюм для дочки. Конечно, на российских сотрудниках при этом экономили, и они начинали со 100 долларов в месяц. Когда мой американский знакомый узнал, сколько россиянам платит известная компания, то долго не верил.
Конечно, иностранцам оплачивали и жилье в ВИП-гостиницах или квартирах в центре по 3000-7000 в месяц. Ну, и машины.
Так вот, купила компания "нашим" иностранцам джипы Черокки в количестве 5 или 6 штук. Это были первые джипы Черокки в России. Сами иностранцы понимали, что на родине их так лелеять никто не будет, и хвастались друзьям своими "успехами".
Через месяц ситуация изменилась: сначала водителю, который открыл окно, чтобы покурить, показали пистолет с близкого от его носа расстояния и попросили покинуть авто. После такого опыта водителям запретили открывать окна. Но что такое стекло и что такое черный пистолет? В общем, 100,000*5 зеленых перешли на баланс к представителям иного бизнеса в течение месяца.

Несмотря на такой щедрый подарок, преступный мир не отстал от такой кормушки, и однажды нас, сотрудников, утром пришедших, как обычно, в офис, попросили поехать на день домой.
Дело было в том, что знаменитая тогда местная мафия поставила международной тнк ультиматум: или они ее крышуют в России за бабки, поскольку она построила завод на их территории, либо они устроят маленький бубум.
Конечно, руководство компании, несмотря на предупреждения менеджера по безопасности, даже подумать не могло, что это не шутка, поэтому решило не заморачиваться. И поэтому, безнадежно прождав неделю, бандиты ранним утром позвонили в компанию и сообщили, что, мол, внутри офиса установлена бомба, но они не скажут, где, и, поскольку они – люди порядочные, то информируют заранее, ибо не хотят лишних жертв.

Не знаю, чем там в итоге закончились их переговоры, мы просто уехали домой всем офисом. В итоге говорили, что взрывчатку оставили прямо в офисе сотрудников по безопасности.

Было тогда такое понятие, как "малиновые пиджаки". Это были так называемые "бизнесмены", которые о теории бизнеса имели представление не больше, чем Клинтон о совести. И некоторым сотрудникам из отделов продаж приходилось иметь дело с подобными "клиентами".
Один из них рассказывал мне, как ездил в Париж с одним из владельцев регионального бизнеса в области дистрибуции. (С его слов) владелец был очень любознательным и благодарным туристом: сразу захотел поехать в Мулен руж, где снял весь зал и просто совал пачки денег в карманы официантов. В итоге один из них спросил знакомого, откуда такой щедрый посетитель. Узнав, что это – россиянин, парижанин был в шоке, у него было совсем иное представление об уровне жизни в России. Такие компании работали и с нашей тнк.

Раз подошел ко мне менеджер отдела продаж и попросил, чтобы я разрешила его клиенту взять определенную продукцию, которой у того на складе не хватало. Нам именно эта продукция была нужна самим, и я отказала.
Менеджер позеленел: "Если ты не разрешишь, они меня убьют, а у меня жена и сын".
Мне тогда было чуть более 20, поэтому я, не парясь, ответила, что пусть валит все на меня, они все равно знают мой характер.
– А ты не боишься, что они могут тебя кокнуть?
– Флаг в руки: я предупрежу босса, кто меня грозился убить, и милиция, когда будет расследовать убийство, будет знать, кто это сделал.
Тогда у меня самой семьи не было, я не зависела ни от кого, да и возраст был еще не тот, чтобы думать, и мне это казалось адекватной реакцией. Сейчас, благодаря этой истории, более снисходительно отношусь к браваде и максимализму юных яблочников, понимая, что это – заболевание временное и проходит с возрастом и опытом.

Но, наверное, самым характерным был случай, когда я побывала в офисе одной из "новых русских компаний". Меня, всю такую в бизнес-сьют, со знаниями о рыночной экономике и маркетинге, представили одному из сотрудников.
– Это – Андрюха-киллер.
– Смешное у Вас прозвище! – Улыбаюсь я.
Меня поправили:
– Это – не прозвище. Это – должность.
Поделиться: