Русское Агентство Новостей
Информационное агентство Русского Общественного Движения «Возрождение. Золотой Век»
RSS

Тайна сибирского фарфора

, 30 июля 2023
2 281
Один их крупнейших фарфоровых заводов России 19 века – Хайтинский – находился далеко за Уралом, в Иркутской губернии, но сведений о нем тех времен не осталось практически никаких. Почему? Что и как там тогда производили?...

 

 

Тайна сибирского фарфора

Автор – tech_dancer

Фарфоровые игрушки, наверное, хорошо помнят люди старшего поколения. Их было великое множество. Особенно популярны были фарфоровые слоны разного роста, которые по преданиям несли в дом счастье. Эти игрушки в великом количестве клепали советские фарфоровые заводы. Но игрушки была только малая часть их продукции. Фарфоровой посудой была обеспечена вся великая страна. Посудой почти одинаковых фасонов, размеров и рисунков были забиты шкафы всех советских домохозяек. И лишь немногие, видя в музеях те же игрушки и посуду столетней давности, отмечали, что они намного разнообразнее и изящнее современных. Думаете, снова будет рассказ о превосходстве царских технологий над советскими? Нет.

В дореволюционной России было множество фарфоровых заводов. Только на территории современной Московской области их было порядка десяти, в том числе знаменитый Гжельский завод. Судя по каталогам выставок тех лет, по количеству зарегистрированных товарных знаков на фарфор число заводов в Империи перевалило за сотню. Тем не менее, в СССР их число не дотягивало и до тридцати.

Чем может быть вызван этот факт?

Какой-либо серьёзной замены фарфоровых изделий в 20 веке изобретено не было, а в технической отрасли потребность в фарфоровой продукции выросла в разы. Возможно, в СССР проводилась концентрация производства с увеличением мощности заводов. За счёт снижения качества продукции предприятия гнали высокое её количество, это было государственной политикой.

Тайна сибирского фарфора

Эту посуду знают все, даже те, кто не застал СССР. И это ещё венец советского творения, который использовали только по праздникам. Для других случаев в каждом доме имелась посуда ещё проще этой. Собственно, и после СССР картина не сильно изменилась, разве что вместо отечественного фарфора стали продавать китайский. К чему это всё?

Многие из читателей слышали детективные истории о том, что фарфор изобрели в Китае и хранили процесс его изготовления в большом секрете, и европейцы неоднократно засылали туда своих агентов для, как сейчас говорят, промышленного шпионажа. Мало того, и разведать секрет фарфора удалось даже не с первой попытки. Правда это или нет, понять сейчас сложно. Точно такие же истории рассказывали про выращивание чая и другие китайские ноу-хау, не известные на тот момент в Европе. Почему же производить фарфор было так сложно без сакральных знаний?

Твёрдый фарфор
Твёрдый фарфор, в состав которого входит 47–66 % каолина, 25 % кварца и 25 % полевого шпата, богаче каолином (глинозёмом) и беднее флюсами. Для получения необходимой просвечиваемости и плотности он требует более высокой температуры обжига (от 1400 °C до 1460 °C).

Самым твёрдым фарфором является костяной фарфор, в состав которого входит до 50 % костяной золы, а также каолин, кварц и т. д., и который отличается особой белизной, тонкостенностью и просвечиваемостью[1]. Твёрдый фарфор используется обычно в технике (электроизоляторы) и в повседневном обиходе (посуда).

Мягкий фарфор
Мягкий фарфор более разнообразен по химическому составу и состоит из 25–40 % каолина, 45 % кварца и 30 % полевого шпата. Температура обжига не превышает 1300–1350 °C. Мягкий фарфор используется преимущественно для изготовления художественных изделий.

Как видим, никаких малораспространенных химических элементов, локализованных только в Китае, не используется. Все вещества для производства фарфора распространены по всему миру. Может быть, только каолин встречается чуть реже остальных. Каолин – это и есть та самая белая глина, которая служит основным наполнителем фарфора.

Как ни странно, начиная с начала 18 века, производство фарфора в Европе начинает развиваться стремительными темпами, и к середине 18 века число фарфоровых заводов Европы уверенно переваливает за 20. И это только известные заводы. Ощущение, что европейцы, разведав, что китайцы всего лишь обжигают каолин, ринулись делать то же самое. Причём достигли значительных успехов, например, бельгийский фарфор ценился достаточно высоко. А может, европейцы разведали в Китае, как всего лишь получать температуру 1400 °C в печах? А может, они вообще ничего не разведывали?

Ну и на этом заканчиваем вступительную часть и перейдём к нашему рассказу. Точнее, к одному из многочисленных в 19 веке фарфоровых заводов Российской Империи. Необычность этого завода в том, что он находился далеко за Уралом, и в том, что про него в отечественной истории до 1917 года сохранилось очень мало фотосвидетельств, несмотря на то, что это был крупнейший завод по производству фарфора в регионе и один из крупнейших в Империи. Это был Хайтинский фарфоровый завод, расположенный в Усольском уезде Иркутской губернии.

Завод основан в 1869 купцами из местных крестьян Даниилом и Филиппом Переваловыми при впадении речки Хайтинки в реку Белую на базе расположенных близ залежей белых каолинов. Вместе с ним возник поселок Мишелевка у старинного села Хайта, также связанного с фарфорово-фаянсовым производством. В конце 1850-х братья Переваловы устроили на р. Хайте гончарное производство, продукцию которого сбывали на иркутском базаре. В начале 1860-х возили глину иркутскому купцу П. Сыропятову, имевшему в Знаменском предместье г. Иркутска небольшую посудную мастерскую, которая в 1863 перешла во владение братьев Переваловых. Мастерская была перенесена в 1864 в Хайту и переоборудована в фабрику. В 1866–1867 строятся корпуса и горны фарфоровой фабрики, а в 1869 учреждается фирма «Фарфоро-фаянсовая фабрика торгового дома Переваловых». На фабрику были приглашены специалисты из Китая и Японии, а также русские мастера из Гжели, с императорских фарфоровых заводов; широко использовался труд ссыльнопоселенцев и каторжных. Современники отмечали тяжелые условия работы и «высокую степень эксплуатации» с широким привлечением детского труда. В то же время при Хайтинской фабрике была школа на 50 учащихся (с 1880) и помещение для любительских спектаклей.

В 1880-х братья значительно расширяют предпринимательскую деятельность. Продукцию своих предприятий Переваловы сбывали в Иркутске, Красноярске, Томске, Енисейске, Минусинске, Чите, Благовещенске, Верхнеудинске. За высокое качество изделия Хайтинской фабрики удостаивались золотых и серебряных медалей на различных выставках: (1873 (Екатеринбург) – большая серебряная медаль «За полезное»; 1887 (Екатеринбург) – серебряная медаль «За трудолюбие и искусство», 1896 (Нижний Новгород) – большая серебряная медаль «За хорошее качество изделий при значительных для Сибири размерах производства», 1905 – в Антверпене, 1911 – в Омске). Славился на всю Сибирь и хайтинский огнеупорный кирпич.

Почему же вдруг про этот завод не сохранилось никаких фотографий, кроме фото трудовых коллективов тех лет?

Это, наверное, так и не удалось бы узнать, если бы не попал в руки документальный фильм «Быль о белом горностае», снятый о Хайтинском заводе в современное время. Огромный респект создателям этого фильма. Обычно просмотра постсоветской документалистики хватает на пять минут, но тут с удовольствием просмотрел до конца. Хайтинский завод постигла судьба практически всех подобных предприятий в лихие 90-е. Впрочем, по порядку.

Наибольший свой расцвет Хайтинский завод в дореволюционное время достиг при управлении его сыном одного из братьев Переваловых, Иваном, который принял завод в 1880 году. Он с душой относился к своему делу. При нём производство было модернизировано и постоянно применялись новые технологии. Именно он выстроил жильё для рабочих, школу, больницу и отделение сберегательного банка, а также призаводской храм Святого Николая Чудотворца. Есть про него ещё одна интересная деталь.

В 1880 сын Даниила Перевалова, Иван, приняв правление заводом от отца, открывает и первый музей, в котором хранились предметы не только фабрики Переваловых, но и образцы западноевропейского, восточного фарфора, изделия заводов России. Музей, который часто показывали гостям, был одновременно витриной, рекламой и собранием образцов.Рекламой служили и пепельницы, которые расходились по всей Сибири вместе с чашками, тарелками, супницами и прочими изделиями.

К 1917 в музее Перевалова насчитывалось уже более одиннадцати тысяч экспонатов. Сотни великолепно расписанных чайных пар, декоративных тарелок, десятки скульптур, вазоны для цветов в виде амурчиков, туалетные наборы, лампы-букеты, пепельницы в виде морских раковин – не перечислить всего, что хранилось в музее.

Какими же качествами эффективного менеджера обладал Иван Перевалов, чтобы превратить небольшую фабрику в градообразующее предприятие немалого на тот момент посёлка? Неужели он сумел заработать столько денег на пепельницах и тарелочках? Очевидно, без денег он не смог бы выстроить такую большую фабрику и всю инфраструктуру к ней. Как же ему это удалось?