Русское Агентство Новостей
Информационное агентство Русского Общественного Движения «Возрождение. Золотой Век»
RSS

США ведут войну в 149 странах, окружая Россию террором (видео)

26 декабря 2017
1 032

США ведут войну в 149 странах, окружая Россию террором

«Мы не знаем доподлинно, где по миру мы находимся — в военном смысле — и что делаем». — Сказал в октябре сенатор Линдси Грэм, член сенатского комитета по делам вооруженных. Это было сказано после известия о том, что четверо военнослужащих из состава сил специальных операций были убиты в ходе боевого столкновения в Нигере, государстве на западе Африки. Грэм и другие сенаторы выразили свое неудовольствие по поводу размещения там вооруженных сил, но то, что самые элитные войска Америки разбросаны по всему миру, давно не секрет.

В начале этого года на заседании в том же самом сенатском комитете — хотя Грэм тогда не присутствовал — генерал Рэймонд Томас, начальник Командования специальных операций США (SOCOM), предложил некоторые подсказки относительно глобального развертывания этих сил. «Мы ведем операции и боевые действия в каждом уголке мира». — Похвалялся он. «Мы вовсе не просто такая сила, которую применяют по принципу „разбить-окно-в-случае-войны“. Мы сейчас активно участвуем на всем „боевом пространстве“ Географических Боевых Команд,… предоставляя ключевые интеграционные и стимулирующие возможности для поддержки их боевых кампаний и операций».

По данным, которые были предоставлены изданию TomDispatch Командованием специальных операций США, в 2017 году силы специальных операций США, включая «морских котиков» и армейских «зеленых беретов», были развернуты в 149 странах мира. Это примерно 75% всех государств планеты. В 2016 году при администрации Обамы американский спецназ был дислоцирован в 138 странах. Если сравнивать с развертыванием, которое имело место при президенте Джордже Буше-сыне, то нынешнее размещение спецназа составляет прирост в 150%.

«Большинство американцев удивятся, если узнают, что силы специальных операций США размещены в трех четвертях стран планеты.» — отмечает Уильям Хартунг, директор Проекта в сфере вооружений и безопасности Центра международной политики*. «Почти или полностью отсутствует прозрачность в вопросе о том, что они делают в этих странах, укрепляют ли их действия безопасность или провоцируют еще большую напряженность и конфликты».

США ведут войну в 149 странах, окружая Россию террором

Рост возможностей

США ведут войну в 149 странах, окружая Россию террором
По данным Командования специальных операций США, в 2017 году элитный спецназ был развернут в 149 странах мира. На карте указаны 132 из этих стран; местонахождение в 129 странах (голубой цвет) предоставлены Командованием специальных операций США, местонахождение в 3 странах (красный цвет - Сирия, Йемен и Сомали) получены из открытых источников. (Фото: предоставлено автором)

«После 11 сентября (2001 года — С.Д.) мы увеличили размеры наших сил почти на 75% с тем, чтобы решать комплексные задачи, число которых будет, вероятнее всего, увеличиваться». — Сказал шеф SOCOM‘а Томас сенатскому комитету по делам вооруженных сил в мае. С 2001 года деятельность сил специальных операций США и по объемам операций, и по географическому охвату выросла во всех аспектах. В любой конкретный день почти 8 000 «специальных операторов» — из общего числа примерно в 70 000 человек — дислоцируются приблизительно в 80 странах.

«Рост использования специальных сил после 11 сентября стал частью того, что в тот момент было названо как „Глобальная Война с Террором“. Благодаря ей Соединенные Штаты сохраняют и поддерживают свою военную активность за пределами зон двух вооруженных конфликтов — Ирака и Афганистана». — Заявил Хартунг изданию TomDispatch. «Обама весьма и весьма полагался на специальные силы. Это было составной частью стратегии, которую я называю „политически устойчивой войной“, в рамках которой развертывание десятков тысяч военнослужащих на нескольких ключевых театрах военных действий было заменено „более легким присутствием“ в большем количестве географических точек, использованием беспилотников, продажей вооружений и подготовкой и обучением личного состава, а также применением специальных сил».

Поселившись в Белом доме, Трамп организовал нападение на «наследие» Барака Обамы практически по всем фронтам. Он сократил, отверг или обратил вспять решения Обамы по широкому спектру проблем — от торговых пактов, финансовых соглашений до правил, защищающих трансгендеров от дискриминации. Однако, когда дело дошло до сил специальных операций, администрация Трампа восприняла стиль предыдущего президента, пусть и преодолев его «потолок». Президент Трамп, кроме того, предоставил военачальникам больше полномочий по инициированию атак в квази-военных зонах типа Йемена и Сомали. По данным Мики Зенко, эксперта в сфере национальной безопасности и сотрудника исследовательской организации «Чатэм хаус», в первые шесть месяцев президентства Трампа спецназ США в странах со статусом «не-поле-боя» провел в пять раз больше контртеррористических операций, чем в последние шесть месяцев президентства Обамы.

Широкий мир войны

Коммандос США специализируются на 12 базовых умениях — от «нетрадиционных военных действий» (содействие восстаниям и смене режимов) до «внутренней обороны зарубежных стран» (поддержка действий союзников по борьбе с терроризмом, восстаниями и государственными переворотами).

Весной 2002 года, выступая перед сенатским комитетом по вооруженным силам, тогдашний шеф SOCOM‘а генерал Чарльз Холланд похвалялся действиями по «улучшению возможностей сил специальных операций по ведению нетрадиционных военных действий и осуществлению программ внутренней обороны зарубежных стран с целью поддержки друзей и союзников. Ценность этих программ была продемонстрирована в ходе афганской кампании и принесла пользу в стабилизации стран и регионов, уязвимых для террористической инфильтрации».

На протяжении последних полутора десятков лет, однако, было немного доказательств того, что американским коммандос удавалось добиваться успехов «в стабилизации стран и регионов, уязвимых для террористической инфильтрации». Это отразилось в майских показаниях генерала Томаса перед сенатским комитетом по вооруженным силам. «Угроза, которую представляют насильственные экстремистские организации, остается высшим приоритетом для SOCOM».

Однако, в отличие от Холланда, который ссылался только на одну страну — на Афганистан, — где «спецоператоры» воевали с боевиками с 2002 года, Томас перечислил кучу террористических «горячих точек», которые терзают американских коммандос вот уже 15 лет. «Силы специальных операций», — сказал он, — внесли наибольший вклад в борьбу с насильственными экстремистскими организациями в Афганистане, Сирии, Ираке, Йемене, Сомали, Ливии, в африканском Сахеле, на Филиппинах, в Центральной/Южной Америке — фактически везде, где находятся аль-Каида** и ИГИЛ***".

Официально в Ираке присутствует 5 300 американских военнослужащих. (Считается, что реальное количество больше.) Значительная часть из них — «специальные операторы», а также инструкторы и советники в иракских правительственных силах и курдских вооруженных формированиях. Отборные силы США играли критически важную роль в недавнем наступлении на боевиков ИГ, оказывали поддержку артиллерией и военно-воздушными силами.

При том, что американские коммандос гибли и в Сирии, основная доля боевых действий и потерь при отвоёвывании территорий у ИГ пришлась на их курдских и арабских «прокси», известных как «Сирийские демократические силы». Начальник SOCOM‘а Томас говорил об этом с потрясающей откровенностью на конференции по безопасности в г. Аспене (штат Колорадо) этим летом. «Сейчас мы в столице халифата Ракке (Сирия). Мы взяли город с помощью наших „прокси“ — суррогатной силы численностью в 50 000 человек. Эти люди работают на нас в игре, ставки в которой делаем мы. За два с половиной года боевых действий наши суррогаты потеряли тысячи человек — мы потеряли двоих военнослужащих. Двое — это очень много, но, знаете ли, хорошо, что здесь у нас не было таких потерь, какие бывали в других местах».

В этом году американских «специальных операторов» убивали в Ираке, Сирии, Афганистане, Йемене, Нигере и Мали (хотя, как следует из сообщений прессы тот «зеленый берет», который погиб в этой стране, был, скорее всего, задушен американскими «морскими котиками»). В Ливии «морские котики» выкрали подозреваемого в нападении 2012 года на посольство США в Бенгази, когда были убиты четверо американцев, включая посла Кристофера Стивенса. На Филиппинах спецназ США в сотрудничестве с местными силами вернул город Марави после того, как в начале года этот город захватили исламистские боевики.

Но даже это перечисление растущего списка контртеррористических горячих точек — всего лишь часть истории. В Африке государства, выделенные Томасом — Сомали, Ливия и те, что расположены в Сахеле — лишь горстка из тех, где американских коммандос дислоцировали в 2017 году. Как недавно сообщалось в издании Vice News силы специальных операций США активно действовали, по крайней мере, в 33 странах по всему континенту. Войска сконцентрированы в странах и регионах, где действуют те, кого пентагоновский Центр стратегических исследований Африки (Africa Center for Strategic Studies) называет «активные группы исламистских боевиков». И хотя представитель министерства обороны майор Одришиа Хэррис не захотела предоставить подробности проводимых операций, известно, что операции эти включают полную гамму — от обеспечения безопасности американских посольств до боевых выходов.

Данные по 2017 году, предоставленные SOCOM‘ом, показывают, что в Европе американские «специальные операторы» присутствуют в 33 странах. «За пределами России и Белоруссии мы ведем подготовку вооруженных сил в каждой европейской стране — либо на двусторонней, либо на многосторонней основе». — Сказал изданию TomDispatch майор Майкл Вайсман, представитель Европейского командования специальных операций США.

На протяжении последних двух лет США сохраняли контингент сил специальных операций практически в каждой стране по западной границе России. «Мы настойчиво сохраняем свое присутствие в каждой стране НАТО — и не только — на границе с Россией, делая феноменальные вещи с нашими союзниками, помогая им подготовиться в стоящим перед ними угрозам». — Сказал шеф SOCOM‘а Томас, назвав страны Прибалтики, а также Румынию, Польшу, Украину и Грузию. По словам генерала Чарльза Кливленда, начальника Командования сил специальных операций Армии США в период с 2012 года по 2015-й, а сейчас — старшего преподавателя Военного колледжа Армии, эта деятельность представляет собой, «необъявленные кампании» коммандос. Вайсман, однако, против конкретно такой формулировки. «Силы специальных операций США постоянно размещались, но по приглашению наших союзников в балтийских государствах и в Польше, начиная с 2014 года как часть более широкой Европейской инициативы по сдерживанию, реализуемой министерством обороны и Европейским командованием США. Настойчивое присутствие сил специальных операций США плечом к плечу с нашими союзниками посылает ясный сигнал приверженности США нашим союзникам и делу обороны нашего союза НАТО».

Азия также является критически важным регионом для американских элитных сил. Шеф SOCOM‘а Томас в дополнение к Ирану и России выделил Китай и Северную Корею как государства, которые «становятся все более агрессивными в том, чтобы бросать вызов интересам США и партнеров, используя асимметричные средства, которые зачастую оказываются ниже порога обычного конфликта». Он также сказал, что «способность наших „специальных операторов“ вести специальные военные действия с „низкой обнаружимостью“ в политически чувствительных средах делают их уникально подходящими для того, чтобы противостоять враждебным действиям наших противников на этих территориях».

Потрясание саблями Соединенными Штатами и Северной Кореей привлекло дополнительное внимание к Корейскому подразделению специальных сил (Special Forces Detachment Korea, SFDK), самому старшему по «сроку службы» подразделению сил специального назначения США за рубежом. Оно, конечно же, будет задействовано, если на полуострове начнется война. В таком конфликте элитные силы США и Южной Кореи объединят свои действия под зонтиком Специальной объединенной группы нетрадиционных боевых действий (Combined Unconventional Warfare Task Force). В марте этого года коммандос, включая, по некоторым сообщениям личный состав армейской «Дельты» (Army‘s Delta Force) и Шестой группы «морских котиков» (Navy‘s SEAL Team 6) приняли участие в маневрах Foal Eagle совместно с обычными силами США и Южной Кореи.

Американские «специальные операторы» также участвовали в учениях и операциях в других странах по всей Юго-Восточной Азии. В июне, например, на Окинаве летчики 17-й эскадрильи специальных операций (17th SOS) провели свою ежегодную, и с традиционной ошибкой написанную, тренировку Day of the Jakal (День Шакала), когда был применен приспособленный для специальных операций самолет MC-130J Commando II. В ходе тренировки проводилась «выброска, приземление, быстрое размещение и вывоз снаряжения». Как сообщил подполковник ВВС Пэтрик Дюб (17th SOS), тренировка показала, «как мы можем удовлетворить запросы как Командования специальных операций в Корее (SOCKOR, Special Operations Command Korea), так и Командования специальных операций в Тихоокеанском регионе (SOCPAC, Special Operations Command Pacific)».

Примерно в то же самое время, личный состав 353-й группы специальных операций ВВС провел совместную с японскими силами тренировку Teak Jet с целью отработки координации сил. В июне и июле разведывательные аналитики 353-й группы приняли участие в проводимых раз в два года учениях «Талисманская сабля» (Talisman Saber) в различных местностях в Австралии.

Спрос на войну растет

Как представляется, после 11 сентября стабильный рост числа элитных «операторов», заданий и размещений за рубежом не остановится, несмотря на то, что эксперты исследовательских организаций и сторонники проведения специальных операций годами выражают озабоченность относительно последствий такого высокого темпа этого рода деятельности. «Большинство подразделений сил специальных операций уже используются на том пределе, который они могут с трудом сохранять». — Сказал генерал Томас в начале этого года. Тем не менее, число развертываний продолжал расти, достигнув в 2017 году 149 государств. (При Обаме в 2015 году силы специальных операций были развернуты в 147 странах.)

В ходе недавней конференции по специальным операциям в Вашингтоне влиятельные члены комитетов по делам вооруженных сил сената и палаты представителей признавали, что у сил специального назначения растет напряжение и усталость. «Я действительно озабочен чрезмерным применением сил специального назначения». — Сказал председатель комитета по делам вооруженных сил палаты представителей республиканец Мэк Торнберри. Одним из решений, предложенным и старшим членом сенатского комитета по делам вооруженных сил демократом Джеком Ридом, и сенатором-республиканцем Джони Эрнстом, ветераном, служившем в Ираке, было еще больше нарастить численность личного состава сил специальных операций. «Мы должны увеличить силы и средства». — Настаивал Рид.

Стремление и далее расширять специальные операции наблюдается в тот самый момент, когда сенаторы типа Линдси Грэма по-прежнему признают, что они не имеют ни малейшего понятия о том, где размещаются эти элитные силы и чем конкретно они занимаются в дальних уголках мира. Эксперты отмечают, насколько опасным может быть дальнейшее расширение специальной деятельности этих сил с учетом распространения террористических группировок и зон боевых действий, а также опасности непредвиденных нападений в качестве ответа на тайные операции специальных сил.

«Практически по определению огромное число развертываний, осуществляемых силами специальных операций США в последние годы, будет сложно отслеживать. Но мало кто в конгрессе даже пытается делать это». — Сказал Уильям Хартунг. «Это — колоссальная ошибка, по мнению тех, чтобы взять под контроль глобальную военную деятельность США в эру после 11 сентября, которая принесла больше вреда, чем пользы, но мала чего сделала для обуздания терроризма».

Рост числа размещений сил спецназа, начиная от Буша и Обамы, заканчивая Трампом, а также применение коммандос в квази-войнах в таких местах, как Сомали и Йемен, показывает, что ни в Белом доме, ни на Капитолийском холме и нет особого желания сузить географических охват и сократить число самых тайных сил Америки. А итог, как говорят эксперты, может стать ужасным. «При том, что отход от таких войн, как интервенция в Ирак при администрации Буша, когда требовалось большое количество „ботинок на земле“, можно приветствовать». — Сказал Хартунг, — «распространение сил специального назначения является опасной альтернативой, поскольку в этом случае возрастают шансы дальнейшего впутывания Соединенных Штатов в сложные конфликты за рубежом».

Автор: Nick Turse — главный редактор интернет-издания TomDispatch.com., сотрудничает с изданием Intercept. Его материалы публиковались в The New York Times, The Los Angeles Times, Harper‘s Magazine, Vice News и т. д. Его книга «Убей все, что движется: Настоящая американская война во Вьетнаме», значится в списке бестселлеров газеты The New York Times, в 2014 году была удостоена одного из призов в области литературы.

Перевод Сергей Духанова.

Публикуется с разрешения издателя.

Copyright Nick Turse 2017 © 2017 TomDispatch.co

* Некоммерческая общественно-политическая исследовательская и информационно-пропагандистская организация со штаб-квартирами в Вашингтоне и Нью-Йорке. Создана в 1975 году в качестве реакции на Вьетнамскую войну. Выступает за «сотрудничество, прозрачность и ответственность в глобальных отношениях».

** «Аль-Каида» решением Верховного суда РФ от 14 февраля 2003 года было признана террористической организацией, ее деятельность на территории России запрещена.

*** «Исламское государство» решением Верховного суда РФ от 29 декабря 2014 года было признано террористической организацией, ее деятельность на территории России запрещена.

Поделиться: