Русское Агентство Новостей
Информационное агентство Русского Общественного Движения «Возрождение. Золотой Век»
RSS

Саммит ЕАЭС в Бишкеке: о чем говорили семь президентов. Ростислав Ищенко

16 апреля 2017
1 144

В столице Киргизии Бишкеке 14 апреля состоялось заседание Высшего Евразийского экономического совета (ВЕЭС) Евразийского экономического союза (ЕАЭС). Мероприятие проходило в крайне сложной международной обстановке, к тому же на фоне недавних серьезных разногласий между Россией и Белоруссией по вопросам функционирования экономических механизмов ЕАЭС.

Саммит ЕАЭС в Бишкеке: о чем говорили семь президентов. Ростислав Ищенко

Зная упорство белорусского президента Александра Лукашенко в отстаивании своей позиции, можно было заранее предположить, что на саммите Минск попытается вынести интересующие его вопросы на обсуждение. И Лукашенко попытался.

В этом нет ничего удивительного или предосудительного. Понятно, что Белоруссия находится с Россией в разных весовых категориях. Ей очень трудно в двустороннем режиме отстаивать свою позицию в дискуссии с пятой экономикой мира, опирающейся на вторую в мире военную мощь. Логично попытаться привлечь в союзники остальных членов ЕАЭС. Тем более, что в Минске имели все основания считать, что свои претензии к России найдутся у каждого.

Естественной задачей России, ведущей тяжелую позиционную борьбу с США, была демонстрация единства собранного вокруг Москвы экономического союза. Равным образом необходимо было показать укрепление военно-политической интеграции в рамках ОДКБ (страны ЕАЭС + Таджикистан). Монолитность позиции ЕАЭС выгодно оттеняла позицию России на фоне погрязшего в склоках Запада, не способного толком договориться ни в рамках НАТО, ни в рамках ЕС. И наоборот, если бы саммит в Бишкеке сосредоточился на обсуждении взаимных претензий, международные позиции Москвы оказались бы подорванными.

Накануне встречи в Бишкеке Россия могла твердо рассчитывать на благожелательную позицию Киргизии. Президент страны Алмазбек Атамбаев явно желает, чтобы год президентства Киргизии запомнился существенным прорывом в развитии евразийской интеграции. Председательствовавший на заседании Алмазбек Атамбаев действительно сделал все, чтобы направить дискуссию в конструктивное русло.

Саммит ЕАЭС в Бишкеке: о чем говорили семь президентов. Ростислав Ищенко

Президент РФ Владимир Путин, первый заместитель председателя правительства РФ Игорь Шувалов и помощник президента РФ Юрий Ушаков на заседании Высшего Евразийского экономического совета (ВЕЭС) в резиденции "Ала-Арча" в Бишкеке. 14 апреля 2017 года

Однако, если бы остальные участники встречи не были бы настроены так же конструктивно и поддержали бы попытку Белоруссии сосредоточиться на обсуждении взаимных претензий, президент Киргизии ситуацию бы не спас. Впрочем, очевидно, что российский президент Владимир Путин не зря в месяцы, предшествовавшие бишкекской встрече, активно встречался с партнерами по ЕАЭС.

Нурсултан Назарбаев отметил, что ситуация в торговле между членами ЕАЭС начала улучшаться. Неизвестно, заметил ли бы это улучшение казахстанский лидер или предпочёл бы дождаться более устойчивой тенденции, но согласие России на активизацию сотрудничества в космической сфере (без которого космодром "Байконур" остался бы исключительно памятником советской космонавтике, а так будет приносить живые деньги Астане) явно стимулировало желание сосредоточиться на хорошем и развивать успех.

Ереван в прошлом году также несколько раз намекал на желательность получения более льготного режима партнерства в рамках ЕАЭС. Однако ряд экономических вопросов был решен в ходе встречи президентов Путина и Саргсяна, а в Бишкеке к тому же повели неформальный саммит ОДКБ, на котором секретарь армянского Совбеза Юрий Хачатуров был назначен генеральным секретарем организации Договора о коллективной безопасности. Неудобно омрачать разногласиями столь прекрасный момент.

На встречу ОДКБ в Бишкек прибыл и президент Таджикистана Эмомали Рахмон. Таджикистан до сих пор решает, интересно ли ему членство в ЕАЭС. Но совсем недавно Владимир Путин пообещал Эмомали Рахмону решить проблему примерно 200 тыс работавших в России таджиков. Эти люди временно потеряли право въезда в Россию, а значит — и возможность кормить свои семьи, попав под норму о двух административных правонарушениях, после которых происходит депортация. Понятно, что в такой ситуации Эмомали Рахмон был склонен неформально (всё же Таджикистан не член ЕАЭС) поддержать российского президента.

Саммит ЕАЭС в Бишкеке: о чем говорили семь президентов. Ростислав Ищенко

Президент РФ Владимир Путин во время совместного фотографирования участников заседания Высшего Евразийского экономического совета (ВЕЭС) в резиденции "Ала-Арча" в Бишкеке. 14 апреля 2017 года

Кроме того, в Бишкеке оказался и седьмой президент (при том, что в ЕАЭС пять членов). Президент Молдавии Игорь Додон присутствовал в качестве наблюдателя. У Додона внутриполитическая ситуация тяжелая. Хоть он и победил на прямых всенародных выборах президента, всё же Молдавия остаётся парламентской республикой, а парламент и правительство контролируют правые – оппоненты Додона.

Пока молдавский парламент не будет переизбран и не сформирует новое правительство, Додон практически не имеет рычагов для выполнения своих предвыборных обещаний. Но, чтобы не растерять до парламентских выборов авторитет и привести свою партию на них к победе, необходимо постоянно демонстрировать не просто желание выполнить обещанное, но, хоть маленькие, но успехи на этом пути. 
Символическое присутствие Додона за столом переговоров в Бишкеке – четкий сигнал его избирателям, что президент следует обещанным курсом. Нет сомнений, что Додон был кровно заинтересован, чтобы встреча в Бишкеке прошла без сучка и задоринки, продемонстрировав нерушимое единство и значительный потенциал ЕАЭС.

В общем, вместо пяти президентов стран-членов ЕАЭС в Бишкеке присутствовали семь глав государств. Из них шесть были заинтересованы в конструктивном характере встречи.

Надо отдать должное Лукашенко. Он намеком обозначил свою позицию, но, осознав, что она не найдёт поддержки коллег и в одиночестве останется не Россия, а Белоруссия, не стал на ней настаивать, включившись в общую работу. Так что демонстрация единства, потенциала и перспектив получилась на славу. Осталось только все это реализовать.

Впрочем, накануне начала саммита, когда президенты уже слетались в Бишкек, Владимир Путин сделал важное заявление. Он сообщил, что Россия будет бороться с попытками цветных переворотов, чтобы не допустить их не только у себя, но и в ОДКБ в целом. Пожалуй, впервые сфера ответственности России очерчена настолько четко, недвусмысленно и на высшем политическом уровне. Сомнений не должно остаться ни у друзей, ни у врагов. Как любят говорить наши друзья и партнеры на Западе, "красная линия проведена".

Саммит ЕАЭС в Бишкеке: о чем говорили семь президентов. Ростислав Ищенко

Президент РФ Владимир Путин на заседании Высшего Евразийского экономического совета (ВЕЭС) на уровне глав государств в расширенном составе в резиденции "Ала-Арча" в Бишкеке. 14 апреля 2017 года

Думаю, что занятие Москвой жесткой позиции в вопросе о сфере ответственности также повлияла на конструктивность последующих переговоров. В конце концов, призрак цветного переворота – ужас любого постсоветского руководителя.

Российские гарантии в этом вопросе не только придают стабильность действующим политическим режимам, но и обеспечивают сохранение преемственности. Это также стимулирует ориентацию постсоветских стран на Москву, что, в свою очередь способствует расширению ЕАЭС и ОДКБ, углублению интеграционных процессов на постсоветском пространстве.

Поделиться: