Русское Агентство Новостей
Информационное агентство Русского Общественного Движения «Возрождение. Золотой Век»
RSS

Самая большая проблема ВМФ – это экс-адмиралы – высокопоставленные лоббисты

19 мая 2019
2 770

Главкомат не видит перспективы в создании кораблей, ранее обозначенных как «корвет ОВР». Одна из главных задач ОВР – обеспечение охраны и обороны сил ВМФ в районах военно-морских баз и на прилегающих к ним территориях. Эта задача теперь выполняется береговыми средствами наблюдения, стационарными гидроакустическими станциями… Взамен планируется создание патрульных кораблей.

ГК ВМФ Чирков, 2013 г.

Самая большая проблема ВМФ России – это экс-адмиралы – высокопоставленные лоббисты

Данное решение – одна из самых тяжелых ошибок ВМФ последних лет. Последствия которой – полная необеспеченность в противолодочном отношении ближней морской зоны. Соответственно, ввиду изношенности и устарелости имеющихся малых противолодочных кораблей, серьезных недостатков и крайне малого количества новых корветов (и их необоснованного распределения преимущественно на Балтфлот), – необеспеченность в противолодочном отношении развертывания морских стратегических ядерных сил (МСЯС).

Самое «удивительное» то, что эта ошибка просто не имеет под собой логических объяснений: «стационарных систем», о которых вещал г. Чирков, с требуемой эффективностью просто не существовало, а те, что были, и чем обещали «перегородить моря», могло быть «выключено» противником в любой момент.

Подчеркну, это понимали все здравомыслящие специалисты, это понимали даже неспециалисты, об этом многократно докладывалось Чиркову (да и сам он все прекрасно понимал).

Финальную точку по «береговым средствам наблюдения, стационарным гидроакустическими станциям» от Чиркова и Ко поставил недавний скандал с длительной, причем многолетней (!) неисправностью стационарного гидроакустического комплекса МГК-608М Северного флота, кабель которого «зацепили рыбаки». Очевидно, что у реального противника имеются много большие возможности по его «выключению», в любое желаемое время.

Решения начальников определяют лоббисты. И те, кто за ними стоит

Причина всего этого проста и постыдна.

По «странному стечению обстоятельств» удивительная «аргументация» таких «решений» главкома Чиркова совпадала с заявлениями отставного контр-адмирала Сергея Жандаров и активным лоббированием им стационарного ГАК МГК-608М НИИ «Атолл» (в публикациях по этой тематике г. Жандаров представлялся как «представитель ОАО «Концерн «Морское подводное оружие «Гидроприбор» в Москве» и «директор по оборонной тематике ОАО «НИИ «Атолл» автобиография), который в тот период времени оказывал весьма значительное влияние на решения г. Чиркова.

Самая большая проблема ВМФ России – это экс-адмиралы – высокопоставленные лоббисты

Контр-адмирал в запасе С. Жандаров. Источник видеокадра: https://www.youtube.com/watch?v=v6xqIx_T0Jo

Причем действия г. Жандарова были таковы, что возразить ему в лицо опасались даже высокопоставленные должностные лица ВМФ («Чирков слышит только Жандарова»).

Характерна дискуссия по ряду «торпедных вопросов» на сайте «Новой газеты» летом 2013 г.: предположив, что его оппонент с «1 института» (ЦНИИ кораблестроения и вооружения ВМФ), Жандаров немедленно перешел к угрозам (в т.ч. квартирным). Хороший вопрос: если так ведут себя публично, то как поступают за закрытыми дверями?

Есть смысл привести дословные (с сохранением стиля и орфографии) заявления лоббиста (сайт «ВПК»):

Сергей, 19:04, 26 февраля, 2014 г.: А потому, что до тех пор пока я не взялся за решение проблем с морским подводным оружием, ВСЕ, повторяю ВСЕ уважаемые лица, которым Вы и Вам подобные губошлепы докладывали хирню. И вот я, понимая, что все очень херово в войне подводной, понимая, что подводного оружия нет, понимая, что «тральщики» и прочие «лаперузы» хотят быть докторами и великим, потом [слово удалено] везде и на «Курске» тоже вынужден этой проблемой заняться.

(Цитата дана без правки.)

При этом сам лоббист демонстрировал дремучее невежество как в торпедных вопросах, так и активно лоббируемых им гидроакустических:

Жандаров, 21:20, 7 ноября, 2014г.: «Остехбюро» сформировано в 1922 году… в 1936 году создали опытный образец первой БШПС – береговой шумопеленгаторной станции типа «Сатурн» (американцы такую штуку создали только в 1966 году).

Самое поразительное даже не то, что целый контр-адмирал ВМФ имеет весьма смутные представления об оружии, стационарных шумопеленгаторных ГАС США (SOSUS), а то, что он при этом с 2004 по 2009 гг. являлся старшим преподавателем Военной академии Генерального штаба!

В итоге без громкого скандала, но в результате жестких «заруб» г. Жандаров был в 2015 г. от тематики ОПК отставлен, и сейчас занимается в т.ч. вопросами расселения мигрантов в подмосковном Одинцове (однако попыток вернуться в «военный бизнес» не оставил).

Получается занятный (но совсем не забавный) тандем: лоббист малопригодных для применения по назначению образцов вооружения и военной техники (ВВТ) С. Жандаров лоббирует покупку и установку системы, которую сразу же «вырубают» какие-то «рыбаки», прикрываясь этим, главком Чирков запускает другой похожий по бессмысленности проект – кораблей проекта 22160. Причем все это прямо бьет не просто по боеспособности флота, но и по критически важному (в масштабе всех Вооруженных сил РФ) вопросу боевой устойчивости МСЯС.

О какой боеспособности флота в таких условиях можно говорить?

Примечание: автор не является противником ГАС НИИ «Атолл», и, более того, в ряде документов и рапортов ставил вопрос их закупки у установки (в т.ч. экстренной). Однако, в отличие от фантастических по сути и технически безграмотных лоббистских действий и предложений г. Жандарова, это касалась районов и условий, где они действительно были эффективны и необходимы.

Стоит заметить, что такая ситуация не нова.

Когда адмирал Высоцкий был главкомом ВМФ, роль «решающего советника» при нем играл отставной вице-адмирал Шевченко А.И. Ситуация повторилась с назначением главкомом ВМФ адмирала Королева (для которого Шевченко вновь стал «главным торпедным советником).
Самая постыдная проблема ВМФ: экс-адмиралы – высокопоставленные лоббисты

Автором уже затрагивались ряд «странных» действий г. Шевченко в статье «Арктический торпедный скандал».

Пиар г. Шевченко просто безмерен, и это начиная с его прошлых эпизодов службы, особенно поисковой операции «Атрина», которой он командовал (фактически же провалив ее, в ходе реальных боевых действий подлодки его дивизии ввиду заведомой утраты скрытности и ряда ошибок лично комдива Шевченко ждал разгром), и заканчивая фантастической рекламой образцов ВВТ, которые он лоббирует (при весьма сомнительных их возможностях) и недобросовестным охаиванием образцов конкурентов.

Именно его действиями был сорван серийный выпуск торпеды «Физик-1» в конце 2000-х гг., прекращена в 2010 г. опытно-конструкторская работа (ОКР) по ее модернизации. Причем, по «странному стечению обстоятельств», в это же время возобновлен ранее закрытый ОКР «Кант» по модернизации торпеды УСЭТ-80.

Необходимо отметить, что, в отличие от г. Жандарова, г. Шевченко не только всячески уклоняется от публичного освещения своей деятельности, но от столкновения с отличными от него точками зрения и фактами в «закрытом формате».

На факты Шевченко сказать нечего.

Подчеркну: проступки, слова и документы от Шевченко – это не «добросовестные заблуждения», а именно ангажированные действия: лоббирование решений «третьих лиц и организаций», несовместимые с интересами флота и обороноспособности страны.

Автор знаком с данной ситуации ей не с чужих слов, а непосредственно из личного общения со специалистами, с самим Шевченко (которому факты и реальную обстановку сообщал лично) и советником министра обороны РФ адмиралом Сучковым Г.А.

В «сложных ситуациях» адмирал Сучков ставил вопрос по проведению сравнительных испытаний (как максимум) или «лобового столкновения мнений и аргументов» (как минимум). Со стороны г. Шевченко было сделано все, чтобы от такого «столкновения» уклониться (ибо на предъявление реальных фактов ему сказать нечего), с подробностями, мягко говоря, весьма несолидными для людей в возрасте и представителей серьезных организаций.

После всего этого для экстренной связи Сучковым автору был дан его «непубличный номер телефона», и, кроме того, пришло понимание того, что эти проблемы необходимо выносить «под софиты» в СМИ, что ранее советовал сделать автору капитан 1-го ранга в отставке Заборский В.В. (о безвременно ушедшем В.В. Заборском читайте здесь: ВПК, НВО).

В результате в мае 2010 г. в «ВПК» вышли статьи:

Морское подводное оружие: проблемы и возможности. Часть I.

Морское подводное оружие: проблемы и возможности. Часть II.

Они стали первым публичным «вскрытием» проблем отечественного торпедостроения.

Примечание: о подготовке и выходе их адмирал Сучков не знал, но уже «постфактум» его оценка была:

Видимо, так было необходимо…


С назначение главкомом г. Чиркова Шевченко был «отставлен» от Главкомата (с приходом Королева «вернулся»), и настало время Жандарова. Однако торпедная повестка при этом не изменилась по очевидной причине: она формировалась другими лицами (в первую очередь заместителем гендиректора КМПО по экспорту Сухопаровым П.Д.), желание которых и последовательно отрабатывали лоббисты Шевченко, Жандаров и вновь Шавченко.

Торпедные проблемы

С учетом остроты тематики и вопросов наилучшим будет привести ряд цитат из диалогов и документов прошлых лет по этой теме.
Сергей Жандаров, 6 сентября 2013 в 07:13 За Ваши общие фразы типа «немецкой философии» ответственность надо нести. И понесете, я обеспечу, по осени.

Климов, 21:10, 10 октября, 2014 г. Повторю свои вопросы г. Жандарову:


1. Почему флоту лоббируется изделие, ни разу не проходившее испытаний в штатной (боевой) конфигурации (с батареей одноразового действия – БОД)?

2. Почему эту БОД лоббируют флоту без испытаний, характерных для условий ВМФ РФ?

3. Почему вместе с этим изделием флоту лоббируется взрывопожароопасная практическая батарея (и это именно так – пока не будут пройдены испытания в соответствии с ГОСТ)?

4. Какие основания были для запуска в серию устаревшего и откровенно антикварного двигателя ДП-31У*? «Кант» имеет этот древний двигатель, который, из-за дикого уровня помех, исключает применение современных, с высокими ТТХ, аппаратур.

6. Почему «немецкая философия» лоббируется флоту без проведения реальных испытаний на помехоустойчивость, при том что еще два десятилетия назад ее помехоустойчивость оценивалась как неудовлетворительная?

7. Где и как проявил себя на ниве разработки и производства торпед нынешний гендиректор «Мортеплотехники» Русаков (ранее известный «чудесами с утилизацией» и «удивительными ремонтами» изделий)?

8. Где будет взят научно-технический задел для выполнения ОКР «Ломонос» в совершенно фантастические заявленные сроки?

Жандаров, где те «обещания», которыми они рекламировали «Кант» 10 лет назад (см. транспортные характеристики «бумажной торпеды ТЭ2-03» в каталоге РОЭ 2004 г.)? Сейчас ситуация один в один с той, с доставанием очередного зайца из шляпы, – тогда «Кант», сейчас «Ломонос», – с очередной порцией вранья и обещаний, которые никогда не будут выполнены.


Самая большая проблема ВМФ России – это экс-адмиралы – высокопоставленные лоббисты


Страница англоязычного проспекта «Рособоронэкспорта» 2004 г. с торпедой ТЭ-2-03.


Климов, 14:32, 1 ноября, 2014 г.: Ситуация с тяжелыми торпедами ВМФ:

«Физик-1» – модернизация и развитие этой торпеды заблокировано (то, что «делается», – фикция). В ближайшее время ее серийный выпуск станет невозможен.

УСЭТ-80, устаревшая, серийный выпуск невозможен.

«Кант» – абсолютно недостаточные ТТХ, а, главное, ни одного реального испытания с боевой (штатной) батареей, ни одного реального испытания на помехоустойчивость, врзывопожароопасная, не прошедшая испытаний ВМФ практическая батарея.

«Ломонос», «суперторпеда 21 века» – афера. Всем вменяемым специалистам известно, что сроки будут заведомо сорваны, требования не выполнены.

«Ихтиозавр» (инициативный ОКР «Дагдизеля»). Да по ТТХ (в первую очередь транспортные характеристики) хотелось бы повыше. Но это единственная наша новая разработка, причем уже на финише и с большой статистикой успешных испытаний. «Дагдизель» инициативно, за свой счет, тащил этот ОКР уже лет 5. Возможности завода тащить ее на себе исчерпаны. Включение этой работы в ГОЗ блокируется с целью срыва испытаний и серии «Ихтиозавра».

Т.е. г. Жандаров лоббировал поставку флоту антикварного «Канта» с абсолютно неудовлетворительными ТТХ и не прошедшего реальных испытаний, и, чтобы флот «не сильно упирался», – «обещания» «Нью-Васюков» – «Ломонос»

Это писалось в 2014 г. Прошло много лет… А что-то изменилось?

Кое-что изменилось.

«Ломонос» прекращен в 2015 г. (по отсутствию необходимого научно-технического задела, нереальным требования и срокам), причем в последние годы «Сухопаровыми и Ко» предпринимаются попытки эту аферу возобновить.

После заявления автора в Главную военную прокуратуру осенью 2015 г. были предприняты серьезные меры по «Физику» «Футляру». До этого, например, по «Футляру» было: не изменять аппаратную и программную часть по системам самонаведения и телеуправления.

И это был не только сознательный саботаж модернизации «Физика», но и срыв его серии, т.к. без проведения этих работ его дальнейший серийный выпуск становился просто невозможным.

В конце 2015 г. Минобороны открыт заказной ОКР «Ихтиозавр» (который сейчас успешно завершается).

Однако из заявления автора в Главную военную прокуратуру (№ ОГР-12224 от 20.07.2017 г.):

…по ОКР "Кант" (модернизация изделия 2503):

1. Ни разу не проводились испытания по проверке реальной помехозащищенности… – с одновременным нахождением в зоне наблюдения ССН цели и средств гидроакустического противодействия современных… работающих в штатном режиме.

2. «Новая» батарея одноразового действия Б-410 ни разу не проходила реальных испытаний на взводимость (запуск) на холодной воде в соответствии с Техническими условиями.

3. Новая практическая батарея изделия требований (испытаний) по безопасности в ВМФ не прошла, имеет литеру 01 Минпромторга, и до сих пор многочисленные отказы в системе управления и защиты. Неудовлетворительная работа системы управления и защиты является предпосылкой к взрыву и пожару мощной силовой батареи на торпедной палубе ПЛ в случае ее короткого замыкания.

4. «Кант II» ни разу не проходил испытаний в комплексе с боевой батареей, при этом для испытаний использовались отдельные батареи для силовой и приборной цепи (что не может быть обеспечено для боевой батареи)…

Пояснение: по «двум батареям»: из-за проблем с наводками силовой цепи на аппаратуру «Гидроприбор» был вынужден пойти на установку на «Канте II» двух отдельных практических батарей (на силовую и приборную цепь). Проблема в том, что боевая батарея (в боевом изделии) одна, и соответственно работа аппаратуры на ней вообще никогда не проходила испытаний!

Единственный выстрел с боевой батареей был выполнен на относительной «теплой» воде (порядка 7 °С) и со старой комплектацией аппаратуры («Кант I»)

Председателю Комитета Государственной думы по обороне…

Фактически мы сегодня не имеем ни одного реального испытания новых средств противодействия против систем самонаведения новых торпед, отдельные попытки применения приборов «Вист-2» таковыми считаться не могут из-за…

Вх. 3.14-24/245 от 09.10.2015 г.

Родина должна знать своих «героев»: разработчик программ и методик таких «продвинутых» испытаний – начальник торпедного отдела ЦНИИ ВМФ Волошин С.П. Этот же человек – разработчик ТТЗ на ОКР «Ломонос», закрытый из-за заведомо невыполнимых сроков и требований и отсутствия научно-технического задела для их выполнения.

Проблема – двигатель

Наиболее острым вопросом отечественных электрических торпед на конец 2000-х гг. годов была проблема двигателей, которые не только устарели, но и просто не выпускались (вплоть до утраты технологий их изготовления).

Специалистами «Гидроприбора» даже ставился вопрос использования в торпедах доработанных двигателей общепромышленного назначения!

По установленному на торпеде УСЭТ-80 двигателю ДП-31У самой точной характеристикой будет цитата из книги крупного отечественного специалиста Котова А.С. «Торпедные электрические двигатели достойны изумления» (издания КМПО «Гидроприбор» 2011 г.):

Температура обмоток двигателя ДП-31У достигает в конце работы 600-700 гр. С, а сталь полюсов в конце работы светится от нагрева… высокий нагрев ведет к значительному падению КПД двигателя во время хода торпеды, и к нагреву окружающих двигатель агрегатов, транзитных кабелей, а самое главное – к одноразовому боевому режиму работы двигателя.

Примечание: главный конструктор двигателя ДП-31У умер в 1969 г.!

Проблема однако, могла бы решиться с помощью созданного по инициативе «Дагдизеля» вентильного двигателя ВДПМ.

Уникальной особенностью двигателя ВДПМ является исключительно высокий КПД (существенно выше западных аналогов). Кроме того, в конструкцию двигателя был заложен значительный модернизационный запас для перспективных мощных торпедных батарей. ВДПМ обеспечивает установку «один в один» на место старого ДП-31У, обеспечивая значительное повышение характеристик торпед. Значительная серия испытаний, проведенная «Дагдизелем» на старых, «сдохших» боевых батареях показала не просто выполнение назначенных ТТХ торпедой УСЭТ-80 при ее модернизации без дорогостоящей замены батареи, а их существенное превышение, несмотря на «преклонный возраст» батарей.

ВДПМ давал «вторую жизнь» УСЭТ-80 с возможность резкого повышения ее ТТХ за счет применения современных аппаратур и мощных батарей.

С учетом этих фактов дико и нелепо «возобновление серийного производства» ДП-31У в «Гидроприборе» (и применение ДП-31У в «Канте»). Данное решение просто неадекватно и не только «консервирует» более чем четвертьвековое (на сегодня) наше отставание в торпедных электродвигателях, но и ставит под вопрос целесообразность разработки новых батарей (т.к. на дистанции раскаляющийся до 600° С двигатель резко теряет КПД, что не обеспечивает эффективное использование энергоемкости новых батарей).

На чьей стороне «играла» военная прокуратура?

В конце 2014 г. на сайте Главной военной прокуратуры была размещена информация, что военная прокуратура Северного флота «пресекла» поставки флоту якобы «некачественных изделий». Однако от реальных документов прокуратуры СФ «волосы дыбом встают», причем, учитывая откровенно скандальные обстоятельства дела, и для затруднения их обжалования закрывали ограничивающим грифом «для служебного пользования». Однако документы ДСП военной прокуратуры СФ оказались «засвечены» в материалах арбитражных судов.

Решение от 28 октября 2015 г. по делу № А40-110983/2015.

№ Ю/1-29 ан. дсп. от 28.11.2014 г.

…Принятие МО РФ решение о замене ДП-31У на ЭПВ-390 при проведении работ по продлению назначенного срока службы изд. 2503 на 6 лет, имеет цель увеличение цены работы.

ОАО «Концерн «МПО-Гидроприбор» в рамках проведения ОКР «Кант» были проведены испытания, двигателя ДП-31У на его работоспособность после истечения сроков службы с продлением его на 15 лет. Проведенные испытания показали положительные результаты.

Таким образом, с учетом работоспособности двигателя ДП-31У его замена на старых изделиях 2503 на новый двигатель ЭПВ-390 нецелесообразна, указанная замена ведет к неоправданному увеличению стоимости контракта и дополнительным бюджетным расходам. По мнению разработчика изделия 2503 ОАО «Концерн «ПМО-Гидроприбор», в ходе ремонта двигателя ДП-31У необходимо лишь произвести смазку или замену подшипников с заменой щеток, что послужит исключению неэффективного расходования бюджетных средств.

Торпеды УСЭТ-80 укомплектованы цифровыми автоматами ЦА28-05, ЦА28-08, блоком приборов управления Б-21, рулевыми машинками (РМ), головными отсеками с модулями аппаратуры самонаведения, другими блоками, в которых применены ЭРИ с истекшими сроками службы. Комплектующие с наличием ЭКБ подлежат однозначно замене или переаттестации исключительно силами заводов-изготовителей.

Какие к этому могут быть комментарии?

По «арифметическим упражнениям» прокуратуры СФ с якобы «ущербом», все совершенно не так, ибо сохранение ДП-31У однозначно требует замены крайне дорогой батареи одноразового действия (что, очевидно, и лоббировали «эксперты» «Гидроприбора», «забыв», однако, упомянуть об этом в документах для прокуратуры), а вот установка ВДПМ позволяла не только продлить срок службы торпеды со старой батареей, но и открывала возможность в последующем ее эффективной модернизации.

Однако самое поразительное в документе № Ю/1-29 ан. дсп. другое:

Необходимо в обязательном порядке получить заключения о возможности продления сроков службы 6 лет заводов-изготовителей составных частей.

Т.е. военная прокуратура Северного флота в конце 2014 г. требует (выкручивая руки исполнителю работ и оставляя флот без крайне необходимого ему боекомплекта) согласования ремонта торпед (в т.ч. боекомплекта МСЯС) с… Украиной (Киевским заводом автоматики (КЗА), изготовителем приборов управления торпеды).

Вопрос: если это не сознательный саботаж, то что? Очевидно, что прокуратура придумала это не сама, это сделали «привлеченные эксперты»… с «Гидроприбора»!

Кстати, уместно отметить по так называемому срыву контракта «Дагдизеля» в 2014 г. (торпеды УСЭТ-80 с двигателем ВДПМ), что сами торпеды и их двигатели были изготовлены, срыв был только по «украинским комплектующим» – блокам приборов управления и рулевым машинкам. Причем они были изготовлены, и в конце 2013 г. имелись (на КЗА) и могли быть отгружены на «Дагдизель», однако вместо этого «уехали» в г. Санкт-Петербург на выполнение совсем другого контракта.

Что и как об этом писалось в СМИ? Как говорится, без комментариев. Факты и реальная обстановка тех журналистов мало интересовали. И здесь уже есть вопросы к руководству самого «Дагдизеля», не предпринимавшего ничего для их опровержения.

Уместно спросить лоббистов «Гидроприбора»: где были в 2014 г. якобы импортозамещенные составные части УСЭТ-80, о «наличии и готовности» которых ими КМПО заявлялось с 2012 г. (с требованиями их закупки Минобороны). Однако, когда в 2014 г. приперло, «внезапно» выяснилось, что фактически ставить в торпеды нечего. До этого момента реальным импортозамещением занимался именно «Дагдизель» (в рамках инициативной ОКР «Ихтиозавр»).

Взаимоотношения «Гидроприбор» – «Дагдизель».

Со сменой руководства и на «Гидроприборе», и на «Дагдизеле» в 2014 г. обстановка изменилась кардинально. Подробнее: Торпеды «Дагдизеля».

Однако до сих пор на «Гидроприборе» остаются лица, которые не только активно интригуют против работ «Дагдизеля» (и «Ихтиозавра»), но и против собственных перспективных работ «Гидроприбора». Только один пример, оказавшийся ныне «забытым»:

А. С. Котов, А. Ю. Кринский: о возможности создания в короткие сроки электрической торпеды калибра 65 см – аналога (по основным характеристикам) торпеды 65-76…

– созданы электрические силовые установки принципиально нового типа…;

– значительно усовершенствованы водоактивируемые химические источники тока системы М§-СиС1, созданы литий-ионные (а также литий-полимерные) источники тока, удельная энергия (кВт час/кг) и удельная мощность (кВт/кг) которых непрерывно растёт, и источники тока системы AlO-Ag;

– развитие теории и практики обесшумливания силовых установок торпед привело к значительному снижению их внешнего акустического поля, превратив торпеды на определённых скоростях в практически бесшумные;

– достижения в области движителей позволили значительно повысить их эффективность (кпд) при одновременном улучшении кавитационных характеристик и снижении шумности.

Суммируя общий эффект от использования этих достижений, можно в электрической торпеде калибра 65 см выделить, как показали предварительные расчёты, необходимые объём и массу для размещения силовой установки требуемой мощности и разместить источник тока с запасом энергии, достаточным для получения скорости и дальности хода торпеды 65-76.

При создании электрической торпеды калибра 65 см следует обеспечить максимальное сокращение её длины (в пределе до 6 м)… Всё это даёт основание считать, что ОКР по созданию электрической торпеды калибра 65 см не будет длительной.

Во вновь проектируемых ПЛ целесообразно предусмотреть торпедные аппараты калибра 65 см сокращённой длины.

Писалось это более десяти лет назад (а А.С. Котова уже семь лет как нет).

До сих пор техническую политику «Гидроприбора» определяют абсолютно закостеневшие «динозавры» типа Сухопарова П.Д. (и лица из «его команды»: Калмыкова Б.Ф. (гендиректор завода «Двигатель»), Русакова В.В. (бывший начальник 15 арсенала ВМФ, где проходила утилизация торпед).

Наглядным примером «компетентности» и «уровня» этих лиц в вопросах современного морского подводного оружия является экспортная торпеда ТЭ2, имеющая:

– ССН, «воспроизведенную на отечественной базе» с американской торпеды… начала 60-х годов (Mk46 mod.1);

– батарею, конструкция которой была заимствована с американской торпеды конца 50-х годов (Mk44) и от схемы которой на западе отказались уже в конце 60-х;

– антикварный, с очень высоким уровнем помех двигатель;

– систему телеуправления, по своим ТТХ соответствующую западным середины 60-х годов.

Фактически ТЭ2 в сегодняшнем ее виде существенно уступает даже торпеде 211ТТ1, которую «Гидроприбор» разработал и поставил для ВМС Китая полтора десятка лет назад! Несмотря на то, что существует целый ряд возможностей для эффективной модернизации торпед ТЭ2, ничего этого не делается.

В существующем виде торпеда ТЭ2 соответствует западному уровню конца 60-х гг. прошлого века, является позором и дискредитацией и ВМФ РФ и государства. Низкие ТТХ торпеды ТЭ2 крайне негативно влияют и на экспорт наших ПЛ.

Еще раз подчеркну: технических проблем для того, чтобы иметь и поставлять (в т.ч. на экспорт) торпеды с высокими ТТХ, у нас нет. Но у нас есть деятельность сухопаровых, и до тех пор, пока не будет решена эта проблема, сложно рассчитывать на современные, с высокими ТТХ торпеды.

По ТЭ2 ясно и исчерпывающе. При этом «Кант» является фактически ее версией для ВМФ, и его, несмотря на всю его «антикварность» и скандальные подробности т.н. испытаний, упорно лоббируют флоту жандаровы, шевченко и сухопаровы!


В пользу аферы с «Кантом» и ДП-31 началась атака на «Ихтиозавр» и «Дагдизель».

Утилизация, по которой много, и в ряде случаев справедливо обвиняли «Дагдизель»? Эта тема стала крайне чувствительным и «больным» вопросом для ВМФ и Управления противолодочного вооружения (причем еще с 80 гг. прошлого века).

Из мемуаров бывшего начальника отдела эксплуатации торпед института оружия ВМФ капитана 1 ранга Л. Бозина:

Только на ТОФ (о. Русский) мертвый запас серебра в ЗИПе составил около 80 тонн, а по ВМФ более 300 тонн… Позже, году этак в 1991-ом, оно очень пригодилось деловым людям в МТУ ТОФ. Они распорядились им красиво, в духе времени.

Да, «Дагдизель» вкусил «плода утилизации».

Но объективно: как раз у него «грехов» по этой части было, пожалуй, меньше всех.

И «утилизация» – это не только и столько «перебитые номера», а вплоть до фактов преднамеренного и массового вывода из строя оружия боекомплекта ВМФ! Только вот происходило это в интересах совсем других предприятий…

Из продолжения диалогов с г. Жандаровым:

Климов, 20:58, 11 октября, 2014 г.: «Перебитые номера» и «контрафакт»: Жандаров, расскажите, как ваши умудрились «серийно выпускать» торпеды в 2009 г. (см. годовые отчеты за 2009 г.), одна из важнейших составных частей которых стала «серийно выпускаться» (в кавычках) только в… 2011 г. – см. статьи «от ваших» в Ъ.

Однако наиболее скандальный случай был с массовым выводом (именно «выводом», а не «выходом») из строя (и списанием в 5 категорию) торпед 2503.000.010 Тихоокеанского флота.

«Кому положено» по этому делу работали. Увы, «все остались при своем» (а кое-кто даже пошел на серьезное повышение). «Массовый мор» торпед боекомплекта флота оказался «статистической случайностью», «аномалией». Только вот крайне сомнительно, что теория вероятности «согласится» с такими странными «аномалиями», ибо «мышки погрызли» одновременно… порядка сотни боевых торпед ВМФ (ранее находившихся в абсолютно исправном состоянии и в боекомплекте). Просто определенным лицам была крайне необходима их утилизация, причем именно заранее определенного количества торпед, причем определенного типа.

Самая большая проблема ВМФ России – это экс-адмиралы – высокопоставленные лоббисты

Торпеды УСЭТ-80 с ССН «Водопад» и «Керамика» в отсеке АПРК ТОФ. Фото журнала «Ориентир»

То, что случилось с правой торпедой на снимке (где и когда сделан снимок, ясно, при необходимости можно уточнить даже номер именно этой торпеды) очень хорошо знают гг. Сухопаров, Калмыков и Русаков (экс-начальник 15 Арсенала ВМФ, назначенный за непонятные «заслуги» гендиректором НИИ «Мортеплотехники»).

Самая большая проблема ВМФ России – это экс-адмиралы – высокопоставленные лоббисты

Коллаж Ильи Николаева, «Красная звезда»

История эта началась в 2009 году, когда ФГУП «15 арсенал ВМФ» (с конца 2010 года – ОАО «15 арсенал ВМФ») заключило государственный контракт на ремонт энного количества торпед… Некачественно выполненные работы безоговорочно принимались должностными лицами воинских частей – за сговорчивость им исправно платили…


Результаты в море

Почему в условиях мощной атаки «по всем направления» «Дагдизель» все-таки «выплыл»? А потому что они истово работали!

Климов, 15:02, 20 октября, 2014 г.: Что касается отношения к «Дагдизелю», то у очень многих военных, кто его поддерживал, целый ряд «управленческих шагов» прошлого руководства вызывал клокочущую ярость (вплоть до «полетов в кабинете тяжелых предметов»). Однако поддерживали, именно потому, что, несмотря на все их «организационные ошибки», они действительно работали и имели результаты в море.

Проверка качества торпед в 2012 г. с массовым проведением торпедных стрельб (на что было истрачено порядка десятка боевых торпед (с боевой батареей) – случай беспрецедентный в нашем торпедостроении) показал исключительно высокое качество продукции «Дагдизеля». Объективно – такого результата не ожидали не только враги завода, но и его друзья, ибо изготавливались они в весьма непростых условиях середины 2000-х гг.

Также очень высокую успешность показала и новая торпеда «Ихтиозавр».

У завода просто не было денег на сколько-нибудь значительную партию торпед для испытаний, и все они (десятки выстрелов) до конца 2015 г. (открытия заказного ОКР) были проведены только двумя опытными торпедами.

Самая большая проблема ВМФ России – это экс-адмиралы – высокопоставленные лоббисты

Откровенно непарадный, подранный вид одной из первых двух торпед «Ихтиозавр» после многочисленных стрельб

Работали, используя любой имеющийся и пригодный шанс и возможность.

Например, решающим аргументом в пользу ВДПМ оказалось испытание со старой, формально абсолютно «сдохшей» батареей (со сроком, более чем вдвое превышавшим первоначально назначенный срок службы), с которой торпеда с ВДПМ прошла дистанцию существенно более, чем с новой батареей и ДП-31У.

Здесь уместно вспомнить поговорку: кто хочет делать, использует любую возможность, а кто нет – ищет любую отговорку, чтобы не делать.

Да, в 2015 г. «Ихтиозавр» стал заказной ОКР (головной исполнитель – ГНПП «Регион»), но главное в нем было сделано в крайне тяжелых условиях 2011-2014 гг.

Самая большая проблема ВМФ России – это экс-адмиралы – высокопоставленные лоббисты

Погрузка торпед «Ихтиозавр» на ПЛ «Краснодар», г. Севастополь. Фото: http://sevastopol.gallery/catalog/1/52/329/page_26.html

«Ихтиозавр» или «Кант»?

Что касается «конкурента» «Ихтиозавра», то предмет разговора по этой торпеде будет только после повторного проведения, но уже объективных испытаний. Флот должен получать торпеды, понимая все ее сильные и слабые стороны, а не кота в мешке.

«Получит ли флот «Ихтиозавр»?

Или, что еще лучше, проведение объективных сравнительных испытаний «Ихтиозавра» и «Канта», как писал государь Петр I, «чтоб глупость каждого была виднее».

Ключевая проблема отечественного торпедостроения

ОКР задается на 3 года, а разрабатывается 25 лет.

Это фраза представителя ЦНИИ военного кораблестроения и вооружения на форуме «Армия-2015».

Хочется спросить: а может, хватит заниматься маниловщиной и обманывать самих себя, командование ВМФ и руководство страны?

Острейшая проблема НИОКР ВМФ – заведомо нереальные сроки работ. Реальный минимальный срок разработки торпеды 6 лет (а как правило больше), и эти цифры вполне соответствуют мировому опыту.

Другая проблема – наличие (точнее, отсутствие) необходимого научно-технического задела для успешного проведения ОКР. Практически все ОКР последних лет начинались без достаточного и надежного научно-технического задела (НТЗ), тем самым закладывались и срыв сроков, и проблемы с выполнением ОКР.

Морское подводное оружие России сегодня и завтра. Состоится ли прорыв из «торпедного кризиса»?

Однако главной проблемой является даже не это, а сложившаяся система безнаказанной лжи, вранья руководству вооруженных сил по реальной ситуации и обстановке.

Максим Климов, 16:47, 20 октября, 2014 г.

Вопросом №1 отечественного торпедизма является не «финансирование», а сложившаяся система лжи и дезинформации руководства и фальсификации испытаний. Именно это и нужно ломать! Уверен, что в этом случае и сам «Гидроприбор» будет вынужден выйти на должный уровень, специалисты у него есть…

И прямую ответственность за эту несут высокопоставленные лоббисты типа Жандарова и Шевченко.

Есть ли противоположные примеры?

Да, есть. Например, адмирал Касатонов. Проект 22350М, который обещает быть этапным и крайне удачным, и для ВМФ и для ОПК, – в значительной степени результат его усилий.

Только вот это, увы никак не отменяет очень «странных» действий ряда экс-адмиралов ВМФ по которым «есть серьезные вопросы», и в первую очередь к вице-адмиралу в отставке Шевченко А.И.:

…с учетом того он продолжает посещение «высоких кабинетов» по вопросам торпедного оружия ВМФ, целесообразным является предоставить ему слово (при наличии офицерской чести), публично объяснить свои действия по вопросам:

1. Необоснованного отказа от серийного выпуска торпед «Физик» сразу после успешного завершения ими государственных испытаний.

2. Прекращения в это же время ОКР по модернизации торпеды «Физик» (единственной торпеды с ТТХ на уровне близком к лучшим мировым образцам).

3. Категорического неприятия топлива «Пронит» под предлогом его якобы «исключительной токсичности» (и распространением об этом недостоверных слухов).

4. Лоббирование все эти годы продвижения в ВМФ торпеды «Кант», т.е. продвижение заведомого, на уровне 30-40 лет, отставания торпедного оружия ВМФ от мирового уровня.

5. Исключения проведения необходимых испытаний этой торпеды с учетом обоснованных сомнений в ее боеспособности в условиях Арктики и безопасности ее практического варианта (прямая предпосылка к взрыву на торпедной палубе).

И последний вопрос, самый простой и самый сложный, ответ на который нужен в первую очередь семьям погибшего экипажа «Курска»: почему на его борту (и на других атомоходах ВМФ) не оказалось торпед ДСТ и какова роль в этом его лично?

Уверен, ответа от г. Шевченко не будет. Ибо на факты возразить ему нечего.

Поделиться: