Русское Агентство Новостей
Информационное агентство Русского Общественного Движения «Возрождение. Золотой Век»
RSS

Россия и СССР. Почему россиянки отказываются от абортов

19 ноября 2020
1 997

Россия и СССР. Почему россиянки отказываются от абортов

Сто лет назад Советская Россия первой в мире узаконила медицинское прерывание беременности. Современная Россия остается страной формально толерантной к абортам, но с начала столетия число женщин, решившихся на такое прерывание беременности, упало в несколько раз. В чем причины этого явления?

Ровно сто лет назад, 18 ноября 1920 года, Советская Россия стала первой страной в мире, которая легализовала аборты как бесплатную медицинскую услугу по желанию женщин. Разрешения и запреты искусственного прерывания беременности в СССР колебались вместе с генеральной линией партии.

В 1936-м Сталин вернул существовавший в царской России полный запрет, вкупе с уголовной ответственностью «абортницам» (с единственными оговорками – когда беременность угрожала здоровью женщины или при наличии тяжелых наследственных заболеваний). Очередная легализация случилась после смерти вождя и за год до развенчания культа личности – в 1955 году.

Постановление советских Наркомздрава и Наркомюста о разрешении абортов было «шагом к равноправию мужчин и женщин. «В плане права женщины распоряжаться своим телом, борьбы с репродуктивным насилием Советская Россия в те годы опередила США, разделяющие феминистские идеи», – сказала газете ВЗГЛЯД вице-президент Фонда открытой новой демократии Анна Федорова.

Россиянки и гражданки бывших союзных республик принадлежат к тем 37% от общего числа женщин всего мира, которые имеют юридическое право на легальный аборт без объяснения причин. Заметим, что одна из экс-советских республик – Эстония – в конце 2000-х поставила печальный рекорд: доля беременностей, которые заканчиваются походом в абортарий, здесь составила 30%.

Дело, впрочем, не в «наследии социализма», который, как утверждают его критики, исповедует феминистский принцип права женщины распоряжаться своим телом. Например, в ряде стран Латинской Америки, даже с правящими левыми режимами, избавление от нежеланного ребенка находится под полным запретом (например, в Никарагуа). В Боливарианской Венесуэле на аборт наложено вето даже в случае, если женщина забеременела в результате изнасилования.

Возможно, дело в католицизме, который, как и другие основные христианские конфессии, рассматривает избавление от плода как смертный грех убийства еще не рожденного человека. Как известно, Польша с ее высокой долей воцерковленных католиков остается последней крупной европейской страной, где аборт запрещен, за вычетом случаев изнасилования и при выраженной патологии матери и плода. Напомним, что недавнее решение консервативных польских властей еще больше закрутить гайки, вызвало настоящий женский бунт, поддержанный либералами.

В России, где аборт разрешен без изъятий и исключений, с начала XXI века ежегодное число случаев искусственного избавления от беременности снизилось на треть – с более чем двух миллионов на рубеже столетий до менее 800 тысяч к концу десятых. Таким образом, переломилась тенденция, которая фиксировалась с эпохи застоя, в перестройку и 1990-е. По данным Росстата, только с 2005 по 2018 год ежегодное количество потенциально не рожденных россиян упало с 1,5 млн до 660 тысяч. Год назад Владимир Путин заявил, что число абортов в России в 2019 году сократилось примерно на 100 тысяч по сравнению с предыдущим годом, о снижении на днях отчитывалась и руководитель Роспотребнадзора Анна Попова.

Как правило, эту тенденцию связывают с общим улучшением положения средней российской семьи (менее актуальной становится присказка «нечего плодить нищету») вкупе с государственными мерами поддержки молодых родителей.

К слову, в конце октября Владимир Путин поручил правительству совместно с рабочей группой Госсовета оценить эффективность работы медиков по профилактике абортов и обязал представить отчет об этом до 1 мая будущего года.

«Легализация абортов – это легализация зла. Понятно, что женщины во все времена избавлялись от плода: травили себя травами, скакали с печки и так далее. Но сделать убийство нерожденного ребенка государственной нормой – это значило изменить саму суть человека, прежде всего женщины», – считает руководитель благотворительного фонда «Женщины за жизнь» Наталья Москвитина.

«У абортов всегда были «оправдания»: нет денег, нет достойного жилья, нет отца, потому что он сбежал, но они не являются оправданием, – уверена собеседница. – Женщине сегодня особенно тяжело остаться наедине с предоставленным ей выбором, когда ей разрешают: хочешь – убей, хочешь – оставь». По мнению Москвитиной, отказ России от абортов может начаться с выведения таких операций за пределы ОМС.

 

Поделиться:
_personilized_right1_personilized_right2_personilized_right3