Русское Агентство Новостей
Информационное агентство Русского Общественного Движения «Возрождение. Золотой Век»
RSS

Россия возрождает грандиозный тайный советский проект в Арктике «Айсберг»

10 марта 2017
16 915

Мы сможем жить в городах, построенных в безвоздушных потёмках арктической бездны. Небосводом для нас станет гигантский ледяной купол, сквозь который не пробиться ни солнцу, ни людям. А если последним всё же удастся сделать это, то на критических для всего живого глубинах их встретят защитники — технически совершенные роботы, способные выполнить любой приказ.

Это не пролог фантастического фильма и даже не постапокалиптический фанфик замятинской антиутопии "Мы". Вполне возможно, нечто подобное говорили в 80-е годы прошлого века в самых высоких кабинетах медленно умирающего Советского Союза. Грандиозная стратегия освоения самых непригодных для жизни, но наиболее ценных для экономики и безопасности страны уголков Арктики получила шифр "Айсберг". Спустя десятилетия она может возродиться…

Россия возрождает грандиозный тайный советский проект в Арктике «Айсберг»

Советская легенда "двойного назначения"

Как стало известно Лайфу от источников в правительстве, разрабатываемый Фондом перспективных исследований проект может в ближайшее время быть включён в госпрограмму "Социально-экономическое развитие арктической зоны РФ на период до 2020 года и дальнейшую перспективу". Соответствующий запрос ФПИ уже рассматривается в Минэкономразвития.

В начале 2015 года фонд совместно со стопроцентной "дочкой" Объединённой судостроительной компании ЦКБ МТ "Рубин" приступил к реализации научно-технического проекта "Разработка подводных (подлёдных) технологий освоения месторождений полезных ископаемых арктических морей". Шифр с советских времён остался прежним — "Айсберг". А вот сама стратегия получила более конкретные очертания. Судя по презентации ОСК, речь на данный момент идёт о создании сейсморазведочного, добычного, бурового, транспортно-монтажного, сервисного и энергетического комплексов. А также стационарной системы комплексной безопасности.

Она, судя по презентации, будет представлять собой некое подобие торпедной пусковой платформы, защищающей подводный объект от возможного вмешательства потенциального неприятеля. Что касается уже подготовленного проекта подводной АЭС, её мощность составит 24 МВт. Она сможет работать на полном "автономе" более одного года. Общий ресурс станции рассчитан на 30 лет использования. Объект, как это часто бывает в мире высоких технологий, имеет двойное назначение. Поэтому в его разработке помимо "Рубина", "Газпрома" и Росатома принимают участие структуры Минобороны РФ.

Россия возрождает грандиозный тайный советский проект в Арктике «Айсберг»

— Минобороны в этом проекте в первую очередь интересна система комплексной безопасности, — рассказал Лайфу пожелавший остаться неназванным эксперт по ВПК. — Созданные и протестированные в ходе её создания наработки могут быть использованы тем же ВМФ при проектировании систем обнаружения, заграждения и поражения подводных целей. Помимо всего прочего, такие точки могут использоваться для защиты арктических границ страны.

Как мы видим, речь на данный момент идёт скорее о создании добычных мини-анклавов, интересных крупнейшим государственным корпорациям, таким как "Газпром" и "Роснефть", чем о городах для компактного проживания людей в арктических морях. Это вполне объяснимо: такой грандиозный проект должен быть основан не только на смелых идеях, но и на щедром финансировании. В этом аспекте у России есть одно очень весомое преимущество перед конкурентами: наш участок шельфа самый богатый ресурсами, а значит, и привлекательный для потенциальных инвесторов. Согласно данным свежего исследования Геологической службы США, в его недрах находятся 52% арктических нефти и газа. Идущие вторыми Штаты, для сравнения, имеют долю в 20%, а замыкающая тройку Норвегия — 12%.

Россия возрождает грандиозный тайный советский проект в Арктике «Айсберг»

Нефтяные деньги

Как рассказал Лайфу собеседник в правительстве, аналогичные разработки могут обойтись государственной казне в 23,7 млрд рублей. Ещё около 12 млрд планируется привлечь из внебюджетных источников. "Благодаря этим вложениям уже к 2020 году доля импортной продукции в освоении месторождений Арктики сократится с нынешних 85 до 65%. Ещё спустя пять лет этот показатель должен упасть до 50%", — уточнил собеседник Лайфа.

Однако некоторые эксперты, в частности президент и председатель правления Национальной ассоциации нефтегазового сервиса Виктор Хайков, считают, что столь грандиозный план по отказу от импорта вряд ли осуществим в столь краткие сроки.

— Снижение доли иностранных технологий и оборудования хотя бы до 50% при том подходе к реализации импортозамещения, который мы фактически видим в последнее время в отрасли, может занять никак не менее 10–15 лет, — сказал Лайфу Хайков. — В официальном отраслевом плане по импортозамещению для шельфовых технологий от 2015 года предлагается снижение всего на 20% к 2020 году. План действует уже около двух лет, но серьёзного результата мы не видим. Хотя, конечно, работа идёт, отдельные технологические вопросы в процессе реализации решаются, но темпы всего этого недостаточны, учитывая, что большинство из этих технологий под санкциями и их отсутствие фактически остановило дальнейшую разработку углеводородов на российском арктическом шельфе.  

Действительно, в условиях санкционной линии, которую в отношении России продолжает гнуть Запад, важность реализации "Айсберга" трудно переоценить.

— Имеющееся в настоящее время на российском и международном рынке подводное оборудование полностью не покрывает весь технологический процесс освоения месторождений, — говорится в имеющемся в распоряжении Лайфа письме "Роснефти" в ФПИ. — Например, на рынке отсутствует подводное буровое оборудование, подводные источники электроэнергии, технические средства и оборудование для проведения сейсморазведочных работ. Кроме того, имеющиеся санкционные ограничения приводят к дополнительным рискам, связанным с использованием импортных технологий.

Речь в письме "Роснефти" идёт об оборудовании, необходимом для работ на ныне практически недоступных арктических глубинах более 100–150 метров. Именно они наиболее интересны нефтедобытчикам. Такие участки есть в наиболее перспективных акваториях Баренцева, Карского и Охотского морей, на долю которых приходится более 80% суммарных ресурсов углеводородов континентального шельфа РФ. На сегодняшний день весь мировой опыт освоения месторождений под толщей замерзающих вод ограничивается лишь сооружением ледостойких платформ на относительно небольших глубинах. Есть такая и у России — это Морская ледостойкая стационарная платформа (МЛСП) "Приразломная" в Печорском море, принадлежащая "Газпрому". Но глубина моря в районе месторождения составляет всего 19–20 метров.

Ныне существующие на мировом рынке технологии добычи помимо Печорского моря применимы лишь для освоения точек в Обской и Тазовской губе, а также мелководного Сахалинского шельфа. Разрабатываемые в рамках проекта "Айсберг" решения способны пустить российских нефтедобытчиков на богатые углеводородами и другими ископаемыми глубины Баренцева, Карского и Охотского морей. Например, Штокмановское, Ледовое и Лудловское месторождения расположены на расстоянии 200–300 метров от поверхности воды и в пятистах километрах от берега.

Решением вопроса обустройства месторождения, по словам специалистов, может служить сочетание подводных добычных комплексов и плавучих технологических платформ, обеспечивающих подготовку продукции для транспортировки на значительное расстояние.

Россия возрождает грандиозный тайный советский проект в Арктике «Айсберг»

"Айсберг" развития России: "вершина" и "основание"

Несмотря на заинтересованность отечественных нефтегазовых гигантов в том, чтобы "Айсберг" не растаял на подступах к реализации, катализатором проекта могут стать не только шельфовые месторождения углеводородов. Российская Арктика богата и ценными металлами. Характерным примером является Павловское месторождение на Южном острове архипелага Новая Земля, запасы цинка в котором составляют 2,487 млн тонн, свинца — 549 тыс. тонн, серебра — 1,194 тыс. тонн.

Его уже много лет изучает Первая горнорудная компания, входящая в "Атомредметзолото" — горнорудный дивизион госкорпорации "Росатом". В дальнейшем она планирует построить там горнообогатительный комбинат, состоящий из карьера, обогатительной фабрики, иной производственной и вспомогательной инфраструктуры. Его мощность может составить 220 тыс. тонн цинкового и 50 тыс. тонн свинцового концентратов в год.

— Помимо свинца и цинка на Новой Земле выявлены проявления самородной меди, медистых песчаников, марганцевых руд, — рассказал Лайфу заместитель главного редактора отраслевого журнала "Металлоснабжение и сбыт" Леонид Хазанов. — К слову сказать, добыча марганцевых руд в России, по имеющимся данным, не ведётся, тогда как марганцевые концентраты завозятся из-за границы.

Если говорить непосредственно об арктическом шельфе, то там запрятаны ещё большие богатства, добраться до которых и могут позволить разработки "Айсберга". Стоит отметить россыпи Ляховского оловоносного района, входящего в состав Северо-Якутской оловоносной провинции и приуроченного к Ляховским островам. Нельзя не упомянуть золотоносные россыпи, обнаруженные на дне проливов Вилькицкого и Лонга, скопления железомарганцевых конкреций в Карском, Баренцевом, Восточном-Сибирском и Чукотском морях.

Россия возрождает грандиозный тайный советский проект в Арктике «Айсберг»

— Любопытно, что железомарганцевые конкреции на дне Карского моря были открыты шведским геологом Нильском Норденшельдом ещё в 1868 году, — отмечает Хазанов. — Однако промышленная эксплуатация тех или иных подводных рудных залежей в Арктике возможна только при наличии ряда условий. Во-первых, нужно будет провести тщательнейшие геологоразведочные и геоэкологические работы с целью выбора интересных объектов и оценки влияния их разработки на окружающую природную среду. Во-вторых, нужно детальное знание ледовой обстановки и морских течений в районе добычи. В-третьих, цены на те или иные металлы должны находиться на довольно приличном уровне, который сделает освоение морских залежей рентабельным. В-четвертых, необходимо наличие эффективных технологий и оборудования для добычи со дна, что становится крайне важным, когда речь идёт о глубинах, превышающих максимальную для работы аквалангистов и водолазов.

Для успешного освоения морских месторождений Арктики, по мнению эксперта, в России нужно разрабатывать и производить все виды подводной техники — начиная от роботов и батискафов и заканчивая насосным оборудованием и добывающими аппаратами, чтобы обеспечить независимость от зарубежных поставщиков и развитие собственной инженерной мысли. Это особенно актуально в связи с "технологическим заделом", которого, по задумкам властей РФ, страна должна достичь в рамках реализации проекта "Айсберг".

Если говорить о существующих аналогах, то достаточно вспомнить канадскую компанию Nautilus Minerals, чьи специалисты создали модели дистанционно управляемых роботов, которым предстоит собирать медь и золото на месторождении Solwara 1 на глубине более 1,5 км в море Бисмарка недалеко от Папуа — Новой Гвинеи. Они должны начать добычу в 2018 году.

По мнению Хазанова, подобное можно провести и в России, "благо разработкой проектов создания подводных аппаратов занимается ряд организаций, в частности ЦКБ МТ "Рубин" и Институт проблем морских технологий РАН". "Возможно, они будут недёшевы, зато перспективы с ними открываются обширные", — заключает эксперт. В качестве лидеров в сфере подводного разведочного и добычного оборудования Хазанов называет США и Великобританию. Виктор Хайков из Национальной ассоциации нефтегазового сервиса в этой связи отмечает Норвегию.

— Не имея в принципе какого-либо нефтегазового машиностроения, страна смогла за очень короткое время стать мировым законодателем в сфере нефтегазовых технологий для шельфа, — объяснил Хайков свою точку зрения в разговоре с Лайфом. — И всё это благодаря жёсткой позиции властей страны, которые в первую очередь поставили задачу развивать собственные технологии, науку и, конечно, производство, даже если это на начальном этапе экономически менее выгодно ввиду серьёзных вложений и более высоких цен.

Реализация проекта "Айсберг" может потребовать от властей России тех же шагов, что когда-то сделали норвежцы. В рамках этой программы должны быть созданы решения, которые, по мнению многих экспертов, по своей сложности даже превосходят космические технологии. Они могут стоить казне колоссальных средств, но ещё большие средства могут принести в среднесрочной и долгосрочной перспективе. Пока ещё рано говорить о конкретных суммах, ведь экономическое обоснование проекта, являющееся главным препятствием на пути включения "Айсберга" в Арктическую госпрограмму — 2020, находится только на стадии разработки.  

Подобные проекты невозможно реализовать силами одной отрасли. Если оборонка является своеобразным мозговым центром, вершиной "Айсберга", то его спонсором, основанием, должна стать нефтянка. Целые подводные города со своим транспортом, энергоснабжением и линиями связи могут стать катализаторами развития всей российской экономики, ведь основная часть деталей и техники должна быть произведена отечественными предприятиями. 

Поделиться: