Русское Агентство Новостей
Информационное агентство Русского Общественного Движения «Возрождение. Золотой Век»
RSS

Россиянке грозит срок из-за пачки неразумно купленных антидепрессантов

30 апреля 2019
1 070

Россиянке грозит срок из-за пачки неразумно купленных антидепрессантов

Жительницу Екатеринбурга Дарью Беляеву собираются судить за покупку антидепрессантов из Польши. Девушка, страдающая психическим расстройством, решила заказать препарат «Элонтрил» через интернет-магазин. Эти таблетки не продаются в России, но и не включены в список запрещенных. Сотрудники таможенной службы задержали ее при попытке получить посылку на почте. Дело возбудили по части 3 статьи 229 УК РФ «Контрабанда наркотических средств, психотропных веществ в крупном размере». Как покупка пачки таблеток обернулась уголовным делом – в материале «Известий».

Расстройство системы

В соцсетях 24-летняя Дарья Беляева рассказала, что у нее диагностировано шизотипическое расстройство. Заказать препарат в онлайн-аптеке она решила после консультации с врачом: бупропион не продается в России с 2016 года из-за отсутствия сертификации. До этого она лечилась другими антидепрессантами, но состояние от их приема не улучшалось. Почитав рекомендации в Сети, она предположила, что депрессия может быть связана с недостатком дофамина, и решила найти антидепрессант, влияющий на его выработку в организме. Сайт, с которого она делала заказ – легальная аптека, в которой продаются оригинальные европейские лекарства. Сам препарат также широко применяется в европейских странах для лечения депрессивных состояний.

Несмотря на то, что в российских аптеках невозможно купить «Элонтрил» и аналоги, россияне, имеющие различные расстройства психики, заказывают его в онлайн-аптеках. История Беляевой стала прецедентным случаем, когда таможня возбудила дело о контрабанде наркотических и психотропных средств за ввоз упаковки антидепрессантов. Ей грозит от 10 до 20 лет лишения свободы. Задержанную отпустили из-под стражи. Сейчас девушка находится под подпиской о невыезде.

«Дарья стала наводить справки по поводу этого препарата, который, по мнению ее лечащего врача, мог бы помочь. Но рецепт ей врач не выписал и выписать не мог, потому что данный препарат в России не производится и исключен из реестра лекарственных препаратов в 2016 году. Соответственно, Дарья прочитала о нем в интернете, навела справки, сделала вывод, что данное вещество не запрещено к обороту в России, заказала его на официальном сайте в Европе, где препарат производится и допускается к обороту. Она не могла знать и не должна была знать, что данное вещество может в своем составе содержать какие-то производные эфедрона, что уже запрещено», – рассказала «РИА Новости» адвокат подозреваемой Ирина Ручко.

В сообществе «ВКонтакте» для людей с ментальными нарушениями многие участники заказывали этот препарат из-за его положительного эффекта. Администратор сообщества, в котором активно участвовала Беляева, Дарья Вьюгина рассказала, что сама принимала этот препарат и советовала его другим. По ее словам, в Европе его назначают пациентам, желающим бросить курить.

«Мне он после кучи перепробованных антидепрессантов вот реально помог. И после этого мне писали люди, что и им начало помогать. Дарья тоже обращалась в личные сообщения с вопросами по поводу действия лекарства, я ей отвечала и советы давала», – рассказала Вьюгина в беседе с «Известиями».

До 2016 года купить его можно было в аптеке по рецепту нестрогой отчетности. На российском рынке были представлены импортные препараты, в России бупропион и его производные не выпускались.

«Найти бупропион можно на куче сайтов, что российских, что зарубежных, с которого заказала Дарья. Обычно он там проходит как лекарство от курения. Ментально больные его заказывают, когда официально назначенное психиатром лечение уже не приносит никаких плодов. Дело в том, что не существует каких-то специальных маркеров, чтобы определить, от проблем с каким нейромедиатором у тебя депрессия – с серотонином ли, с дофамином ли… И препараты обычно просто перебирают: не подошло одно, вот другое, месяц ждем, не подойдет – вот еще. Когда так сменился уже десяток лекарств одной группы, многие решают попробовать что-то другое и выходят на бупропион», – добавила администратор группы.

Доктор медицинских наук, заведующий кафедрой психиатрии и медицинской психологии РГНИМУ имени Пирогова, врач-психиатр Андрей Шмилович рассказал «Известиям», что не назначал этот препарат пациентам и не работал с ним, но читал в специализированной литературе о том, что лекарство достаточно эффективное. По его словам, нет никакой идеологической составляющей в том, что этого препарата нет в России. Это просто вопрос регистрации и сертификации, которую компания-производитель не стала продлять.

«Элонтрин», то есть бупропион – это атипичный антидепрессант. Он применяется при депрессиях, протекающих с моторной заторможенностью и гиперсомнией, то есть сонливостью. Он применяется как сам по себе, так и в качестве дополнительного средства при недостаточной эффективности антидепрессантов первой линии СИОЗС (селективные ингибиторы обратного захвата)», – подчеркнул профессор Шмилович.

Дело в граммах

В материалах уголовного дела есть результаты экспертизы криминалистов, в которой говорится, что бупропион является производным эфедрона – наркотического вещества, запрещенного для ввоза в Россию. При этом дело возбудили в крупном размере из-за общей массы таблеток – чуть более 10 г. Количество действующего вещества в них гораздо меньше указанного веса.

В Уральском таможенном управлении пояснили, что в подобных ситуациях пациенты вправе обратиться в Минздрав для получения разрешения на покупку лекарства, не имеющего сертификацию в России.

«Если врачи признают, что именно этот препарат действительно требуется, то они дадут разрешение на его покупку, вся эта процедура занимает максимум пять дней. Странно, что профессиональный врач, советуя ей купить этот препарат, об этом не знал», – прокомментировали ТАСС ситуацию в пресс-службе управления.

История Беляевой напоминает резонансный случай Екатерины Конновой, которой грозил срок за попытку продать через интернет клизмы с диазепамом, купленные для ее сына с инвалидностью. Остатки препарата, который не подошел ребенку, женщина хотела продать за 250 рублей. Но во время передачи лекарства ее задержали оперативники. Ей было предъявлено обвинение в продаже психотропных препаратов. Матери двух детей грозило от 4 до 8 лет лишения свободы. Продавать препарат с рук женщина решилась из-за его недоступности в России, он является жизненно важным для детей, больных эпилепсией. После того, как история получила широкий общественный резонанс, в МВД приняли решение закрыть дело вследствие того, что в действиях женщины не было злого умысла.

В случае Беляевой в ее пользу говорит и то, что выводы эксперта о том, что бупропион «можно рассматривать как продукт формальной замены атома водорода на атом хлора» в формуле эфедрона, запрещенного в РФ наркотического вещества, не могут являться достаточным основанием для привлечения к уголовной ответственности, пояснил в беседе с «Известиями» юрист Европейской юридической службы Павел Кокорев.

«На территории России данный препарат находится в списках разрешенных к использованию лекарственных средств. Кроме того, согласно рекомендациям коллегии Евразийской экономической комиссии от 29.12.2015 № 30 «О правилах отнесения лекарственных препаратов с учетом действующих веществ, входящих в их состав, к категориям лекарственных препаратов, отпускаемых без рецепта и по рецепту», данное вещество входит в перечень препаратов безрецептурного отпуска», – отмечает Кокорев.

По мнению юриста, для того, чтобы квалифицировать действия девушки как приобретение и контрабанду, сперва нужно установить сам факт наличия в препарате наркотических средств.

«Либо же в рассматриваемой ситуации возможно привлечение к уголовной ответственности при наличии положительного заключения химико-токсикологической экспертизы о признании имеющегося в препарате вещества аналогом или производным конкретного наркотического средства или психотропного вещества, включенного в перечень наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, подлежащих контролю в Российской Федерации», – резюмировал юрист.

 

Поделиться: