Русское Агентство Новостей
Информационное агентство Русского Общественного Движения «Возрождение. Золотой Век»
RSS

Россию захватили пищевые корпорации

, 26 апреля 2018
9 446

Российский рынок продуктов питания полностью капитулировал перед транснациональными корпорациями

Социальные паразиты в лице транснациональных корпорации захватили солидную долю российского рынка пищевой продукции без единого выстрела. Это удалось достичь при полном одобрении ФАС и вышестоящих чиновников....

 

Пищевая капитуляция

Автор - Иван Лизан

Как иностранный капитал захватил российский рынок продуктов питания.

Высокопродуктивное сельское хозяйство уже давно не имеет ничего общего с пасторальными домиками в деревне и станицами, где заботливые фермеры выращивают продукцию для горожан, жаждущих отобедать органическими продуктами.

Растениеводство - это царство механизации: без трактора с навесным оборудованием фермер становится необатраком. Животноводство и вовсе стало миром победившего «фашизма» для животных, где на первое место выходят скорость прироста живого веса, максимальные удои и яйценоскость.

Однако зерно, мясо, яйца и молоко - это только начало пищевой цепи, базис, прибыль от которого не может сравниться с доходами, получаемыми от производства готовых продуктов питания.

Но законы рынка универсальны и трансграничны: малый проигрывает большому, сильный поглощает слабого, а рынки практически никогда не пребывают в зачаточном состоянии свободной конкуренции. Капитал всегда концентрируется, порождая сперва олигополии, а затем и монополии.

Глобальный пищевой рынок уже давно стал вотчиной олигополий - сильнейших транснациональных корпораций, разделивших рынки и страны. И Россия не является исключением.

И в этом тексте речь пойдёт о том, как транснациональный пищевой капитал без единого выстрела и предупреждения Федеральной антимонопольной службы капитулировал перед пищевыми гигантами.

Пищевые гиганты

Колыбелью пищевых корпораций в привычном нам понимании можно назвать США: именно там расквартированы 8 из 10 крупнейших транснациональных корпораций, захвативших сперва американский, а затем и мировой рынок продуктов питания.

И доминирование The Coca-Cola Company или Pepsi вызвано не столько тем, что во многие страны они приходят вместе с американскими солдатами, столько тем, что в США для данных корпораций со стороны государства были созданы совершенно тепличные условия.

Государство, сведя свою роль к функции ночного сторожа, позволило капиталу концентрироваться в таких объёмах, когда уже органы власти становились бессильными: менеджеры мигрируют из кресел совета директоров корпораций в кабинеты чиновников, где продолжают защищать интересы своих бывших работодателей.

В общих чертах взаимоотношения государства, общества и капитала описаны в документальном фильме «Корпорация Еда».

Для удобства ключевые производители продовольствия в мире с краткой информацией об их специализации и данными по выручке собраны в таблицу.

 

Ключевые пищевые ТНК

Корпорация и страна

Год основания

Выручка в 2017 году

Деятельность

Производители газировки, вод, соков и молочных продуктов

The Coca-Cola Company (США)

1892

35,4 млрд долл.

Владеет 5 из 6 самых продаваемых мировых брендов безалкогольных напитков - Coca-Cola, Diet Coke, Fanta, Schweppes и Sprite.

PepsiCo (США)

1965

10,59 млрд долл.

PepsiCo является вторым по величине производителем продуктов питания и напитков в мире.

Danone(Франция)

1919

24,67 млрд евро

В 2015 году 50% продаж составили молокопродукты, 22% - детское питание, 21% - минералка, 7% - медицинское питание.

Сухие завтраки и хлопья

General Mills(США)

1856

15,6 млрд долл.

Диверсифицировала бизнес и в годы холодной войны производила ядерное оружие и оборудование для флота.

Kellogg (США)

1906

14,7 млрд долл. (2013 г.)

Заводы в 17 странах мира, продукция продаётся в 180 государствах.

Кофе, чай, бакалея, кондитерские изделия и корма для животных

Mars

(США)

1911

35 млрд долл.

Семейный бизнес семьи Марс. Стоимость каждого из брендов Pedigree, Royal Canin и Whiskas превышает 1 млрд долл.

Mondelez International(США)

2012 (отделилась от Kraft Foods)

25,8 млрд долл.

Представительства в 80 странах мира, продаёт продукцию в 160 странах.

Kraft Heinz Company (США)

2015 год (слияниеKraft Foods иHeinz Company).

26,2 млрд долл.

Продаётся в 190 странах, 70% выручки - США. Третий по величине в США производитель продуктов питания (5-й в мире).

Nestlé (Швейцария)

1866

13,6 млрд швейцарских франков

Крупнейший в мире производитель продуктов питания.

Ferrero SpA

(Италия)

1946

10,3 млрд евро (2016)

Производитель премиальных конфет Raffaello и «детской радости» Kinder Surprise.

Unilever (Англия и Голландия)

1930

8,85 млрд евро

Принадлежит более 400 брендов как бытовой химии, так и пищепрома.

Bonduelle

(Франция)

1853

2,28 млрд евро

У компании в 2015 году было 43 завода в 11 странах. Контролирует треть европейского рынка консервированных овощей и 11% рынка замороженных овощей.

Масличные, зерновые и компоненты для пищевой промышленности

Associated British Foods

(Британия)

1935

21,8 млрд долл.

Второй в мире производитель сахара и пекарских дрожжей, один из основных поставщиков эмульгаторов, ферментов и лактозы.

Gargill

(CША)

 

1865

100,6 млрд долл.

Одна из крупнейших частных корпораций-производителей продовольствия в мире.

Пиво

Anheuser-BuschInBev (Бельгия)

 

2008 (слияниеAnheuser-Busch иInBev)

56,4 млрд долл.

 

Свыше 140 заводов по производству пива и 13 заводов безалкогольных напитков. Контролирует треть мирового рынка пива после слияния с SABMiller в 2015 году.

Heineken

(Голландия)

 

1864

 

19,257 млрд долл. (2014)

 

Вторая по величине пивоваренная компания в мире - 115 заводов в 65 странах. Выпускает свыше 170 международных и локальных марок пива.

 

Carlsberg

(Голландия)

 

1847

9,528 млрд долл. (2014)

Владеет 140 брендами в 100 странах мира.

 

Каждая из пищевых ТНК, как правило, контролирует свою рыночную нишу, где противостоит не столько своим корпорациям-конкурентам, сколько местным производителям. Исключение, пожалуй, составляют PepsiCo и Coca-Cola Company. В остальном же пищевые корпорации создали своё мировое пищевое разделение труда, гарантирующее им доминирующую роль на мировом рынке, что позволяет неспешно поглощать местных производителей на рынках локальных.

В России рынок продуктов захватили ТНК

Unilеver не была первой корпорацией, которая изобрела чайный пакетик (его изобрели случайно - кто-то додумался заварить чай в упаковочном мешочке), но именно Unilеver приучила мир пить пакетированный чай (на картинке чай Lipton для рынка США 1950-х годов).

Кроме того, продукты корпораций позиционируются не столько как еда, сколько как уникальные бренды, а с помощью СМИ создаются ассоциации с эмоциями и социальным статусом. Например, Bounty - это «райское наслаждение», Coca-Cola - победа, Kitekat - здоровая кошка, Ferrero - роскошь и шик. И благодаря огромным прибылям и регулярным рекламным кампаниям данные пищевые стереотипы поддерживаются из поколения в поколение.

Особенность пищевых корпораций США в том, что они:

Во-первых, контролируют большие доли рынка, что позволяет им вступать в картельные сговоры практически в любой стране.

В России рынок продуктов захватили ТНК

Tyson Foods Inc., Perdue Foods и Koch Foods Inc. на троих производят 46% мяса птицы в США, а топ-10 компаний-производителей курятины контролируют 80% рынка. В феврале 2018 года против четырёх ведущих компаний по производству курятины в США подали третий за два года иск в суд с обвинением в картельном сговоре и согласованном поднятии цен на курятину.

Например, Канада обвинила Nestlé и Mars в «шоколадном» сговоре, который длился с 2002 по 2008 годы. В 2008 году Nestlé и Mars, а также Kraft Foods и Ritter обвинялись в монопольном сговоре на территории Германии. Французские власти оштрафовали швейцарскую компанию Nestlé и американские Mars и Colgate-Palmolive на 35,3 миллиона евро за то, что их подразделения, производящие корма для домашних животных, с 2004 по 2008 год путём тайного сговора добились искусственного ограничения конкуренции на рынке.

Во-вторых, могут навязывать свои условия ведения хозяйства мелким фермерам, ставя их в зависимое положение. В мае 2013 года Верховный суд США единогласно постановил, что фермеры в США не могут использовать запатентованные Monsanto бобы сои для самостоятельного создания семян без уплаты корпорации комиссии. Проще говоря, в США семена Monsanto стали одноразовыми, а корпорация таким образом сумела обойти запрет на создание «терминаторных» семян - второе поколение семян является стерильным.

В России рынок продуктов захватили ТНК

То, что мы воспринимаем как фантастику, уже стало реальностью. В сериале «Корпорация» главный герой работает на корпорацию Spiga Biotech, которой противостоит такой же биотехнологический гигант. Корпорации подозрительно напоминают Monsanto и Syngenta. А вот реальный фермер Хью Вернон Боуман из Индианы проиграл Monsanto в суде то самое дело о запрете создания новых семян.

В-третьих, обладают огромными лоббистскими ресурсами. Корректнее говорить о том, что пищевые ТНК сами пишут условия ведения бизнеса вместо государства. Например, если в Великобритании ввели налог на сахар (налог на газировку), то попытки городского совета Санта-Фе (штат Нью-Мексико) обложить производителей газировки дополнительным налогом закончились тем, что производители газировки и фаст-фуда потребовали у Конгресса лишить местные власти соответствующих регуляторных полномочий.

В-четвёртых, способны формировать и кардинальным образом влиять на пищевые пристрастия американцев.

Мода на здоровое питание и отказ от фаст-фуда не уничтожат пищевые корпорации - они возглавят данные движения, когда осознают невозможность сохранения существующего пищевого порядка. ТНК Kellogg, например, ещё в 2000 году начала открывать клубы завтраков в британских школах, где обучала детей правильному питанию.

Обратите внимание на идиллию в ролике и то, как австралийские дети с раннего возраста привыкают есть на завтрак основную продукцию корпорации - сухие завтраки, считая это здоровым питанием. К слову, такие мероприятия посещают дети тех родителей, кто не может обеспечить своему ребёнку регулярные завтраки.

А Coca-Cola профинансировала в штате Джорджия программу Департамента здравоохранения по профилактике лишнего веса среди молодёжи.

А пока же пищевые корпорации уподобились своим табачным сородичам и, как и они ранее воевали с противниками табакокурения, ведут борьбу с попытками хоть сколь-либо урегулировать пищевой рынок в США. Например, законы Алабамы, Флориды, Джорджии и Юты запрещают ресторанам отображать информацию о составе и энергетической ценности продуктов питания. В Миссисипи, Висконсине и Огайо запрещено ограничивать продажи продуктов питания на основе размера, калорийности и пищевой ценности.

В-пятых, американские пищевые корпорации находятся в гармоничных отношениях со своими европейскими «конкурентами» - никто не мешает европейским пивоварам варить пиво в США.

В-шестых, колонизировали ряд стран Латинской Америки и СНГ. В 1953–1954 годах президент Гватемалы Арбенс национализировал земли корпорации United Fruit. Компания нашла поддержку у ЦРУ и президента Эйзенхауэра, после чего США провели вторжение в Гватемалу и привели к власти полковника Армаса, который вернул земли корпорации. Бывшего директора ЦРУ, заместителя государственного секретаря США Уолтера Беделла Смита отблагодарили назначением в совет директоров корпорации United Fruit.

В России рынок продуктов захватили ТНК

Горбатого могила исправит - United Fruit в 1970 году стала United Brands, а с 2003 года именуется Chiquita Brands International. Но своим традициям не изменяет: корпорация платилаза покровительство Объединённым силам самообороны Колумбии, участвовала в контрабанде оружия и наркотиков в Европу. Не изменяет своим привычкам и Вашингтон - Колумбии отказали в выдаче обвиняемых менеджеров Chiquita.

Пищевая колонизация

Конкурентная борьба между условным Тотемским маслозаводом и российскими подразделениями корпораций Danone и PepsiCo не может быть честной и справедливой, а чудес в экономике, сродни библейской победе Давида над Голиафом, не бывает.

Большая часть пищевых ТНК зашла на российский рынок в 1990-е годы, когда рухнул Союз, рассыпалась государственная система планирования и открылись таможенные границы. До распада СССР лишь две корпорации смогли более-менее успешно зайти на союзный рынок - PepsiCo и Coca-Cola Company. Причём PepsiCo смогла это сделать раньше и успешнее - у неё ещё в 1970-х были свои производственные мощности в СССР.

Условия для ведения бизнеса в 1990-х у ТНК в России были, пожалуй, даже лучше, чем в их родных странах: деморализованный постсоветский покупатель с жадностью поглощал всё, что ему могли предложить корпорации: от Coca-Cola до маргарина «Рама». Единственной проблемой до начала 2000-х была крайне низкая покупательная способность населения, которому рынок мог предложить всё что угодно, кроме возможности честно заработать деньги для достойной жизни.

Но та же Coca-Cola Company моментом воспользовалась и прочно укоренилась на российском рынке.

В России рынок продуктов захватили ТНК

Открывшиеся перед Coca-Cola перспективы в России были настолько заманчивыми, что первый российский завод корпорации посетил президент США Билл Клинтон, а производственную линию на завод во Владивостоке привезли самолётом Ан-124.

В те же годы на рынок России вышли практически все остальные транснациональные пищевые гиганты. Но некоторые из них долгое время не решались вкладывать деньги в развитие своего бизнеса. Сказывалась, видимо, нищета российского населения.

Параллельно происходил процесс приватизации пищевых предприятий российским капиталом. Именно так возникли российские соковые гиганты «Мултон», «Нидан», «Лебедянский» и молочный титан «Юнимилк».

Потребности в строительстве фабрик ни у российского бизнеса, ни у пищевых ТНК не было - всего было более чем достаточно.

Ближе к 2000-м годам у PepsiCo и Coca-Cola Company наступает кризис роста: традиционные рынки оказываются насыщены, а рост капитализации и прибыли упирается в «потолок». Менеджеры корпораций принимают решение освоить новый для себя рынок соков, но на российском рынке корпорации расширились несколько позднее. Для PepsiCoрасширение прошло весьма успешно: на рынке соков доля корпорации выросла с 1,7% до более чем 30%. Аналогичным образом обстояли дела и у всех иных корпораций: их активы росли.

Таким образом, расширение ТНК осуществлялось по двум сценариям:

1.  Строительство своих предприятий в том случае, если в России не оказывалось пригодных к покупке заводов;

2.  Приобретение российских холдингов и компаний, ранее консолидировавших разрозненные активы.

Большая часть сделок по слиянию и поглощению пришлась на 2005–2010 годы, когда казалось, что у российской экономики нет пределов роста, а благосостояние населения будет возрастать.

 

Активы и деятельность пищевых ТНК на российском рынке

Корпорация

Деятельность в России

The Coca-Cola Company (США)

16 заводов в России. Массовый импорт продукции начала в 1989 году. Первое представительство открыла в 1991 году, в 92-м покупает два завода в Ставрополе и Волгограде, в 1994-м открывает новый завод в Москве. К 2001 году владеет уже 11 заводами в России. В 2005-м за 0,5 млрд долл. покупает второго по величине производителя соков в России - компанию «Мултон» (четверть рынка соков, а завод в Щёлково - крупнейший в Европе). В 2007-м покупает завод AquaVisionза 191 млн долл. вместе с брендом botaniQ. В 2010-м за 276 млн долл. поглощает соковую компанию «Нидан» (тогда 13% сокового рынка).

Danone (Франция)

В 1992-м зашла на российский рынок. К 2010 году владела двумя заводами в России. В 2010 году объединилась с российской «Юнимилк». «Юнимилк-Данон» в 2010 году контролировала 21% российского рынка молочных продуктов в России и СНГ (у «Юнимилк» на момент сделки было 34 завода в России, Украине и Беларуси). В 2016-м «Данон» доводит свою долю в совместном бизнесе до 92,5%, а в 2015 году оборот компании в РФ превысил 100 млрд руб. С 2010 по 2017 год «Данон» инвестировала в Россию 700 млн долларов. Владеет 26 заводами в России, двумя в Беларуси и тремя на Украине.

General Mills(США)

Производственных мощностей в России нет. Реализует импортированные из США консервы «Зелёный великан», мороженое Häagen-Dazs, батончики и мюсли Nature Valley. Практически не представлена в России.

Kellogg (США)

С 2008 года владеет компанией United Bakers (Воронеж), выпускающей крекеры и сухие завтраки. Kellogg в России через United Bakers владеет шестью заводами и в 2007 году контролировала 38% российского рынка крекеров, 7,5% печенья, 23,5% производства экструзионной готовой продукции, 90% полуфабрикатов для кондитерской промышленности.

Mars

(США)

В 1993 году открыла первое представительство, а в 1996-м - первую кондитерскую фабрику в г. Ступино. В 2008 году в результате приобретения компанией Mars компании Wrigley российский бренд A.KORKUNOV стал частью Mars Chocolate. В настоящее время у компании Mars в России 9 фабрик по производству кормов для домашних животных, шоколада, жевательной резинки и кондитерских изделий в четырёх различных регионах России.

Mondelez International(США)

В 2014 году владела шоколадными заводами в г. Покров (производит треть российского шоколада) и г. Чудново, фабрикой «Большевик» в г. Собинка (перенесена из Москвы), заводом по производству жевательной резинки и леденцов в Великом Новгороде, заводом по производству кофе под СПб (один из четырёх крупнейших заводов в мире по производству сублимированного кофе), а также мультикатегорийным заводом под Новосибирском.

Kraft Heinz Company (США)

Kraft представительство в России в 1994 году, а Heinz в 1993 году. В 2015 Kraft и Heinz объединились, но перед этим из состава Kraft выделили в отдельную компанию Mondelez International кондитерские производства. Kraft Heinz принадлежат завод в Ставропольском крае по производству каш, Ивановский комбинат детского питания и пищевая группа «Петросоюз» (8 заводов в России, Украине и Узбекистане).

Nestlé (Швейцария)

Открыла представительство в 1995 году. Владеет шоколадной фабрикой «Россия» (Самара), фабрикой мороженого в Жуковском (Московская область), заводом Maggi во Владимирской области, кондитерской фабрикой «Камская» (Пермь), фабрикой кофе в Краснодарском крае, заводом «Быстров» в Вологде, фабрикой корма для домашних животных в Калужской области. На Украине выпускает холодные соусы на базе «Волынхолдинг» под брендом «Торчин» и лапшу быстрого приготовления «Мивина», кондитерские изделия на Львовской кондитерской фабрике «Свиточ».

Ferrero SpA

(Италия)

Открыла представительство в 1995 году. Первую фабрику открыла в 2009 году во Владимирской области, где производит Kinder Chocolate, Raffaello, Nutella и Kinder Сюрприз.

PepsiCo (США)

В 1992-м начала поставлять чипсы Lays, в 1995-м создала бренд AquaMinerale. Первый завод открыла в 1997 году в Самаре (и занимала до 2008 года 1,7% рынка соков России), затем завод снеков в Кашире. В 2008-м купила крупнейшего в России производителя соков «Лебедянский» (в начале 2000-х занимал 6-е место в мире по производству соков, сумма сделки составила 1,4 млрд долл.), а на Украине приобрела сокового гиганта «Сандору» (2007 год), в 2011-м за 3,8 млрд долл. приобрела гиганта «молочки» и соков компанию «Вимм-Билль-Данн» (27% рынка соков в 2005 году). В 2015-м доля России в выручке компании составила 4%. Контролирует свыше 34,5% рынка соков в России, около 20% рынка безалкогольных напитков, а также 9,9% рынка молока и молокопродуктов.

Unilever (Англия и Голландия)

Открыла представительство в 1992 году и до 1994-го импортировала бытовую химию, затем локализовала производство. В 1998-м купила Московский маргариновый завод. В 2000-м приобрела завод в Туле, в 2002 году открыла чаеразвесочную фабрику в СПб, в 2008 году - компанию «Инмарко» (мороженое, замороженные овощи и полуфабрикаты), а в 2009 году купила «Балтимор». Совокупно владеет 8 заводами (пищепром и бытовая химия). В 2014 году контролировала 17% рынка чая в России.

Bunge

(США)

 

 

 

В течение 2004–2005 годов компания приобрела зерновые элеваторы в Краснодарском крае и Воронежской области, а также зерновой терминал в Ростове-на-Дону, а в 2008 году открыла маслоэкстракционный завод в Воронежской области. В 2014 году контролировала 10,4% российского рынка бутилированного масла (подсолнечное и оливковое).

 

Cargill

(США)

На Украине владеет 94% акций Днепропетровского маслоэкстракционного завода (ДМЭЗ) - крупнейшего на Украине производителя рафинированного подсолнечного масла и элеваторами в 4 областях страны. Владеет глюкозо-паточным комбинатом «Ефремовский» (Тульская область), элеваторами в Краснодарском крае и портовым терминалом в Ростове-на-Дону. Строит в Ефремове завод по производству крахмалопродуктов, солодовню и маслоэкстракционный завод совокупной стоимостью 160 млн долларов. На Украине ей принадлежат маслоэкстракционный завод в Херсонской области и шесть зерновых элеваторов: Корыстовский ХПП, Куцевский ХПП, Степовой элеватор, Хащеватский элеватор, Константиновский элеватор, Балаклейский элеватор.

Bonduelle

(Франция)

Открыла представительство в 1995 году, а в 2004 году - завод в Краснодарском крае (в 2014 году производил 49% консервированного горошка в России и 46% рынка овощных консервов). Россия обеспечивает компании треть выручки за пределами ЕС.

SUN InBev Russiaдочка Anheuser-Busch InBev (Бельгия)

В России с 1999 года, владеет пивоваренными заводами в семи городах (Клин, Волжский, Омск, Пермь, Саранск, Иваново и Ангарск). Свыше 5,5 тыс. сотрудников. Контролирует 19% российского рынка пива. На Украине контролирует пивоваренные заводы в Черниговской, Харьковской и Николаевской областях.

Anadolu Efes

(Турция и Голландия)

В 2017 году объединилась в холдинг с российской «дочкой» турецкой компании Anadolu Efes (6 пивных заводов в России, по одному в Казахстане, Грузии и Молдове). К середине 2017 года Efes контролировал 15% российского рынка пива.

Carlsberg

(Дания)

В мае 2008 года приобрела пивоваренный концерн «Балтика». Контролирует 32,2% российского рынка.

Heineken

(Голландия)

В России с 2002 года, владеет семью пивоваренными заводами: «Пивоварня Хейнекен» (Санкт-Петербург), «Сибирская Пивоварня Хейнекен» (Новосибирск), «Шихан» (Стерлитамак), «Волга» (Нижний Новгород), «Патра» (Екатеринбург), «Байкал» (Иркутск), «Амур-пиво» (Хабаровск). Контролирует 12% рынка пива.

 

Таким образом, к 2017 году пищевые корпорации контролируют в России:

· SUN InBev и Efes - минимум 34% производства пива в России. Carlsberg контролирует ещё 32,2% российского рынка, а Heineken -  12% рынка;

· Bunge - около 10% производства растительных масел;

· Unilever - это 17% рынка чая17,8% рынка мороженого;

· PepsiCo - свыше 34,5% рынка соков, около 20% рынка безалкогольных напитков, а также 9,9% рынка молока и молокопродуктов, 7,6% рынка детского питания;

· Coca-Cola - 30% рынка соков;

· Mondelez International контролирует свыше 14,4% российского рынка шоколада и 19% рынка кофе;

· Nestlé ­- это 29% рынка кофе, 21,1% рынка шоколада и шоколадных конфет, 8,2% рынка мороженого, 8,7% рынка детского питания, 10% рынка бутилированной воды, 14% рынка кормов для животных;

· Mars - 18,2% рынка шоколада и шоколадных конфет, порядка 70% рынка жевательной резинки и монопольные 60% рынка комплексных кормов для домашних животных;

· Kellogg - 38% российского рынка крекеров и 7,5% печенья;

· Danone -15,5% рынка детского питания, свыше 20% рынка сметаны, 15% рынка молока;

· «Hortino» и «Hortex» (Польша), «Есть идея» (Unilеver) и Bonduelle контролируют порядка 60% рынка замороженных овощей.

Всего этого удалось достичь при полном одобрении Федеральной антимонопольной службы и предельно лояльном отношении властей всех уровней. Фактически ТНК удалось захватить солидную долю российского рынка пищевой продукции без единого выстрела.

Coca-Cola, например, ограничение ФАС обошла просто и изящно: чтобы не достигнуть с поглощением «Нидан» (её соки «Моя семья» и «Секрет фирмы» знают по рекламной фразе «А ты налей и отойди») критичной 35%-ной доли на рынке, заводы в 2010 году купило дочернее подразделение Coca-Cola - TCCC Bottling Investments Group (BIG).

Сама Россия стала для ТНК как ключевым рынком сбыта продукции, так и опорным пунктом, откуда корпорации поставляют свою продукцию в другие страны СНГ.

 

Бренды ТНК на российском рынке

Корпорация

Бренды

Coca-Cola Сompany

Coca-Cola, Fanta, Sprite, Powerade, Nestea, Schweppes, Pulpy, Rich, Nico, BonAqua, Burn, Gladiator, «Да!», «Моя семья», «Кружка и бочка», «Добрый», «Фруктайм».

Danone

«Простоквашино», «Активиа», Actimel, «Растишка», «Даниссимо», Danone, «Биобаланс», «Актуаль», «Смешарики», «Тёма», каши Nutrilon, молочные смеси и каши «Малютка», молочные смеси «Малыш», воды Evian, Volvic и Badoit.

General Mills

Производственных мощностей в России нет. Реализует импортированные из США консервы «Зелёный великан», мороженое Häagen-Dazs, батончики и мюсли Nature Valley.

Kellogg

«Любятово», «Янтарь», «Удивляндия», «Фантекс».

Mars

M&M‘s, Snickers, Mars, Dove, Milky Way, Skittles, Twix, Bounty, Celebrations, Starburst (конфеты), Rondo, Tunes, Pedigree, Whiskas, Kitekat, Chappi, Sheba, Cesar, Perfect Fit, Royal Canin, Uncle Ben‘s, Dolmio, Juicy Fruit, Spearmint, А. Коркунов и Buckwood.

Mondelez International

Alpen Gold, Milka, «Воздушный», Toblerone, шоколадные конфеты «Чудный вечер» и Cote d’Or, кофе Carte Noire, Jacobs и Maxwell House, картофельные чипсы Estrella.

Kraft Heinz Company

Детское питание «Умница», «Пикадор», «Моя семья», «Мечта хозяйки», «Деревенское мягкое», HP, Lea & Perrins, «Уочестер».

Nestlé

Nescafé, «КитКат», Nesquik, «Экстрем», «Россия - щедрая душа», «Бон Пари», Nuts, «Золотая марка», Maggi, Perrier, Friskies, Felix, Purina ONE, Gourmet, «Дарлинг»

Ferrero SpA

Kinder Chocolate, Raffaello, Nutella и «Kinder Сюрприз».

PepsiCo

Pepsi, 7up, Mountain Dew, Mirinda, Aqua Minerale, «Русский Дар», «Я», J-7

«Тонус», «Фруктовый Сад», Tropicana, Frustyle, Lay‘s, Cheetos, «Xpycteam», Adrenaline Rush, «Домик в деревне», «Агуша», Bio Max, «Имунеле», «Здрайверы», «Веселый «Молочник», «Чудо», «Чудо-Ягода», «Ессентуки», «Ламбер», 100% Gold, «Родники России», «Любимый сад», «Фругурт», «33 коровы», «Профилакт12080», «Гранфор», «Кубанская бурёнка»

Unilever

Lipton, Brooke Bond, «Беседа», Calvé, Crème Bonjour, Rama, «Пышка», Knorr, «Балтимор» (кетчупы, томатная паста, майонезы, соусы, горчица, уксус), «Инмарко» (линейка мороженого).

Bunge

Подсолнечное масло «Олейна», IDEAL и «Масленица», «Розумниця», Primoliva

Anheuser-Busch InBev

Пиво BUD, «Клинское», «Сибирская Корона», Stella Artois, Lowenbrau, Brahma, Staropramen, «Тинькофф Авторское», Hoegaarden, «Толстяк» и Bagbier. На Украине - «Чернігівське», «Рогань», «Янтар», Stella Artois, Beck’s, Staropramen.

 

Например, на Украине и в Беларуси у Mars нет заводов - корпорации выгоднее завозить продукцию из России.

Беларусь и вовсе закрыта для пищевых корпораций, что вызвано не столько её малыми размерами, сколько активной ролью государства в регулировании пищевой промышленности и защитой отечественных производителей. В Доктрине национальной пищевой безопасности РБ до 2030 года концентрация и монополизация производства в пищевой промышленности отмечены как угрозы для государства. Однако ничто не мешает ТНК спокойно ввозить продукты из соседней России, а Сoca-Cola вполне успешно разливает минеральные воды и газированные напитки на своих белорусских предприятиях.

Кроме того, активы ТНК являются неприкосновенными: что бы ни происходило на постсоветском пространстве, элеваторы Cargill, заводы Bunge или Danone не подвергаются попыткам рейдерских захватов, а их продукция - бойкоту (формально Danone на Украине - это некогда активы российской «Юнимилк»).

В то же время методы хозяйствования у ТНК в России ничем не отличаются от традиционного подхода к ведению бизнеса в капиталистической экономике: к заводам зачастую относятся так же, как и к дойным коровам, которые нужно много доить и мало кормить.

Например, Coca-Cola, купившая «Нидан соки» за полмиллиарда долларов, в 2014 году закрыла два завода - в Новосибирске и Котельниках, лишив работы почти тысячу человек. Закрыть заводы пришлось после череды управленческих ошибок американских менеджеров корпорации. В 2017 году Coca-Cola закрыла Петербургский завод «Мултон» (работы лишились 40 человек).

В России рынок продуктов захватили ТНК

Сергей Пластинин - один из учредителей «Вимм-Биль-Данн» и его дочь Кира. В 1992 году Кира была ребёнком, а её отец, не найдя сок на полках магазинов, купил концентрат, который разбавил водой. Вскоре Пластинин вместе партнёром Дубининым из немецкого концентрата на российской воде начал разливать сок в немецкую упаковку «Тетра Пак». Так из 50 тыс. долларов кредита «Сбербанка» выросла бизнес-империя «Вимм-Биль-Данн», которую в 2011 году продали PepsiCo за 3,8 млрд долларов.

К слову, в производстве соков с тех пор ничего не изменилось: в отличие от советских времён, его продолжают изготавливать из импортного концентрата (свой Россия не производит).

PepsiCo в России в период с 2015 по 2017 год избавилась от трёх заводов. «Данон» в 2015 году закрыла два своих завода в России (в Томске и Чебоксарах) по причине «серьёзного технологического износа заводов, их низкой рентабельности и падения уровня продаж», годом ранее по той же причине закрылся крупнейший молокозавод в Смоленской области. «Сан ИнБев» в 2014 году закрыла Ангарский пивоваренный завод, а перед тем - заводы в Перми, Курсе и Новочебоксарске; в 2015-м Carlsberg закрыла два завода в Красноярске и Челябинске из-за ужесточения законодательных требований и снижения спроса.

Потенциально опасным является дальнейшая концентрация российского пищепрома транснациональными корпорациями при условии полного бездействия антимонопольных органов. Главный риск - картельные сговоры и планомерное истребление местных производителей по образцу США, где концентрация пищевого капитала достигла угрожающих значений.

В России рынок продуктов захватили ТНК

Министр Ткачёв прошлого века сахарный магнат Михаил Терещенко. В 1917 году Терещенко стал сначала министром финансов, а позднее возглавил МИД во Временном правительстве России. Был членом правления Всероссийского общества сахарозаводчиков, созданного в 1887 году с целью монополизации рынка сахара. В сахарную монополию входили 206 из 226 существовавших тогда сахарных заводов.

«Сахарозаводчики - монополисты пользовались открытой поддержкой правительства. В 1895 г. был принят закон, по которому министерство финансов совместно с сахарозаводчиками определяло заранее на год вперёд норму потребления сахара в стране (по 10,5 фунтов в год, а в Англии в это время душевое потребление составляло 92 фунта в год). Сахар, произведённый сверх этой нормы, следовало вывозить за границу и продавать там по демпинговым ценам, ниже цен всероссийского рынка. Так, если внутри страны цена на сахар-рафинад - 6 рублей 15 копеек за пуд, то в Лондоне он продавался по цене 2 рубля 38 копеек за пуд. На монопольных предприятиях широко использовался низкооплачиваемый труд женщин и малолетних. В 1912 г. месячная зарплата в среднем для всех квалифицированных рабочих по сахарной промышленности составляла: у мужчин - 24,7 руб.; женщин - 8,8; у малолетних мужского пола - 9,2; женского - 6,5 руб.».

Из истории российской пищевой промышленности.

В целом российская пищевая промышленность сейчас проходит те же этапы развития (с поправкой на современные реалии), что и её предшественница в конце XIX - начале ХХ века.

К слову, советская наука о пищевых монополиях знала почти всё, и в «Большой советской энциклопедии» была соответствующая статья.

Во-первых, продолжается концентрация капитала. Аналогичные процессы происходили и ранее. Так, в Москве число пекарен с 1879 по 1902 г. сократилось с 365 до 267 (на 27%). Но среднее число рабочих на одну пекарню возросло с 6,4 до 25,9. Шесть крупных фирм охватывали в 1905 г. свыше половины всей выпечки хлеба в Москве. Самой крупной была фирма Филиппова. В кондитерской промышленности 2% всех цензовых фабрик выпускали 23% общего количества кондитерских изделий. 8 крупных табачных фабрик вырабатывали свыше 50% всей табачной продукции. Соляное дело фактически находилось в руках синдиката, известного под названием «Океан». Он сосредотачивал 50% всей соледобычи на озере Баскунчак (Астраханская область).

 

Крупные союзные производители пищевой продукции

Компания

Профиль деятельности

ОСТ (РФ)

Производит алкогольную продукцию (ООО Черноголовский завод алкогольных напитков «ОСТ-Алко»), безалкогольные напитки («ОСТ-Аква»), стеклотару («ОСТ-Тара»), имеет девелоперский бизнес («ОСТ-Строй»). Отечественный конкурент PepsiCo и Coca-Cola. Бренды «Напитки из Черноголовки», «Черноголовская», Tisana, спиртные напитки «Богородская», «Стольная», «Шустовъ», слабоалкогольные коктейли «Джет» и Vintage

«Объединённые кондитеры» (РФ)

Крупнейший российский производитель шоколада и кондитерских изделий. Владеет фабриками и брендами «Красный Октябрь», «Бабаевский», «Рот Фронт» и ещё примерно десятком кондитерских фабрик. Конкурент Mondelez, Nestlé и Mars.

«Сады Придонья» (РФ)

Один из немногих российских производителей невосстановленных соков и детского питания. Отечественный конкурент PepsiCo и Coca-Cola.

КДВ групп (РФ)

Российский пищевой холдинг, специализирующийся на выпуске снэков и кондитерских изделий. Контролирует бренды «Кириешки», «Компашки», «Бабкины семечки», «Яшкино», Beerka, «Баренцев», «Бонди», Mini Free, «Чипсоны», «Хрустящий картофель», «Озёрский Сувенир». Конкурент Mondelez, Nestlé и Mars.

Мацестинская чайная фабрика (РФ), Азерчай (Азербайджан)

Производители отечественного чая. Конкуренты Lipton производства Unilеver.

«Санта Бремор» (РБ)

Белорусско-немецкое совместное предприятие, крупнейшая компания-производитель продуктов питания в Республике Беларусь. В портфель брендов компании входят более десяти торговых марок.

«Бабушкина крынка» (РБ)

Производит более 250 видов молочной продукции под тремя русскоязычными брендами: «Бабушкина крынка», «Весёлые внучата», «Энергия жизни». Конкуренты Danone.

«Савушкин продукт» (РБ)

Лидер молочной отрасли Республики Беларусь. Конкуренты Danone.

 

Стоит отметить, что в регионах России хватает местных конкурентов корпораций, в частности в сегменте молочных продуктов и кондитерских изделий.

Во-вторых, возникают новые пищевые, как правило, мелкие или средние пищевые производства, однако они не могут существенно изменить расклады на пищевом рынке. Корпорациям, например, тому же McDonald‘s, удобнее и дешевле закупать кетчупы и соусы у российских заводов Kraft Heinz, чем у мелких российских производителей.

Однако если в конце XIX века транснациональные пищевые корпорации были слабы и только начинали процесс своей экспансии, последствия которой ощущали на себе в первую очередь страны Африки и Латинской Америки, то в XX веке ТНК смогли колонизировать практически весь мир, превратив государства в части глобальных производственных цепочек.

Если экваториальная Африка для Nestlé - это поставщик предельно дешёвых какао-бобов, зачастую полученных за счёт эксплуатации детского труда, то Россия - рынок сбыта для шоколада, обеспечивающий прибыль для материнской компании и экономию за счёт недорогой рабочей силы, а также аванпост для дальнейшей экспансии. Для пищевых ТНК важны не потребители, а рост биржевых котировок и дивидендов акционеров.

При этом сами корпорации неоднократно оказывались виновниками разнообразных пищевых скандалов, вызванных как нарушениями в процессе производства продуктов питания, так и пищевой «сегрегацией», когда в ходе практических экспериментов и лабораторных исследований выяснялось, что даже в Евросоюзе одни и те же марки продуктов, выпускаемые пищевыми ТНК, существенно отличаются по составу и качеству в зависимости от страны изготовления.

Например, «Нутелла» для стран Восточной Европы содержала больше пальмового масла, чем для стран западной части субконтинента, а чай в пакетиках для чехов был худшего качества, чем для австрийцев. Такой подход вызван не столько различиями в законодательном регулировании (оно в ЕС примерно одинаково), сколько желанием пищевых ТНК предельно увеличить прибыль, обосновывая различный состав тем, что в странах Восточной Европы продукты питания дешевле.

К слову, пространство для расширения на российском рынке у ТНК есть, о чём открыто говорят директоры корпораций.

«В России, по разным оценкам, около 29 млн кошек и 17 млн собак, то есть практически каждое второе домохозяйство имеет домашних животных, при этом только половина рациона кошек в нашей стране - это готовые корма. У собак доля готовых рационов в питании составляет чуть более 10%. Потенциал роста категории промышленно приготовленных кормов - в два раза у кошек и в 10 раз у собак», - считает глава Mars в России Валерий Щапов.

Таким образом, Россия сама оказалась колонизирована транснациональным пищевым капиталом, который:

1.  Беспрепятственно концентрировал производства;

2.  Обладает большим влиянием на ценообразование - несмотря на высокую степень локализации производства, в России в начале 2015 года Unilever, Kimberly-Clark и Procter&Gamble практически синхронно повысили свои цены, обосновывая принятое решение девальвацией рубля;

3.  Может открывать и закрывать заводы, регулируя условия труда (о том, как работники пивоваренных заводов Sun InBev «любят» своего работодателя, можно почитать тут) и степень эксплуатации. Чем крупнее производство и чем выше в нём доля иностранного капитала, тем сложнее принудить его руководство к соблюдению требований законодательства;

4.  Уничтожил многие производства и бренды продуктов питания, что зачастую делает невозможным появление каких-либо существенных конкурентов на национальном рынке и возникновение узнаваемых вне России продуктовых брендов.

Корпорации встраивают свои российские предприятия в свои производственные и логистические цепочки. Например, Coca-Cola, купив «Нидан соки», с одной стороны, решила проблемы предприятия с закупками сокового концентрата, включив его в свои сырьевые цепочки, с другой стороны, сделало его руководство чрезвычайно зависимым от воли иностранных менеджеров и принимаемых ими решений.

***

Фактически иностранный капитал через свои производственные мощности получает мощный рычаг влияния как на российскую экономику (закрытие заводов в кризис ничего, кроме озлобления населения, вызвать не может), так и на политиков.

Пока представить себе одномоментную остановку заводов одной из корпораций, преследующую политические цели, сложно. Но несколько лет назад было сложно представить, что алюминиевая империя «Русал» Олега Дерипаски может рухнуть после внесения в санкционный список США. Фантастические идеи о национализации активов американских компаний в России (рассматриваются как последний невоенный ответ на американские санкции и иные враждебные действия) приведут, например, к обрушению рынка соков, кондитерских изделий и кормов для животных - российские производственные мощности ТНК встроены в глобальные сырьевые цепочки, разорвать которые корпорациям не составит труда.

Без масштабного продовольственного импортозамещения, которое, например, проводит Беларусь, где научились производить свою текилу, ликёр «Самбука» и десятки иных товаров (правда, не всё удаётся удачно импортозаместить), российская пищевая промышленность продолжит быть финансовым придатком транснациональных корпораций.

Действующая в России года откровенно устарела, так как, в отличие от белорусской Доктрины национальной продбезопасности до 2030 года, совершенно не учитывает угрозы концентрации и монополизации производства и экспорта сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия экономически развитыми странами и усиления их доминирования на мировом рынке.

Источник

 

 

Корпорация «Еда» / Food, Inc. (Роберт Кеннер /Robert Kenner)‎

 

Kellogg‘s Breakfast Club

 

 

Более подробную и разнообразную информацию о событиях, происходящих в России, на Украине и в других странах нашей прекрасной планеты, можно получить на Интернет-Конференциях, постоянно проводящихся на сайте «Ключи познания». Все Конференции - открытые и совершенно безплатные. Приглашаем всех просыпающихся и интересующихся…

 

 

Поделиться: