Русское Агентство Новостей
Информационное агентство Русского Общественного Движения «Возрождение. Золотой Век»
RSS

Резня в школах в США и России имеют много общего

16 февраля 2018
621

Резня в школах в США и России имеют много общего

Очередная стрельба в американской школе – на этот раз во Флориде. Пока известно о 17 жертвах, но их число может увеличиться – в больницах находятся десятки раненых. Эта трагедия – не только повод для сочувствия американцам, но и возможность сделать выводы для нас самих. Ибо ряд обстоятельств, связанных с нападениями на школы, очень напоминает последние случаи в России.

Убийца – 19-летний Николас Круз, выпускник этой самой школы «Марджори Стоунмэн Дуглас». Он, что редкость в подобных случаях, задержан, а не убит при задержании и не покончил с собой.

Орудие убийства – полуавтоматическая винтовка AR-15. Она разработана в качестве штурмовой винтовки для армии США, является штатным оружием полиции и наиболее распространенным вариантом гражданского оружия – разрешена к продаже населению в качестве оружия для самообороны. По данным на 2016 год, на руках у граждан находится около 10 млн экземпляров AR-15.

До недавнего времени подобные школьные трагедии были лишь поводом для выражения сочувствия и подтверждением правоты отечественного законодателя, не разрешившего свободную продажу гражданского оружия, как того требуют общественные активисты.

«Ни один ребенок, учитель или кто-либо еще не должен чувствовать себя небезопасно в американской школе», – написал президент США Дональд Трамп на своей странице в Twitter

Но, несмотря на отсутствие в свободном доступе огнестрельного оружия, немотивированное подростковое насилие пришло и в наши школы. Поэтому каждый случай в США требует подробного изучения, чтобы принять превентивные меры в собственной стране. Совершить массовое убийство при помощи ножа и топора куда сложнее, чем при помощи автоматической винтовки. К тому же доступ к огнестрельному оружию у российских подростков тоже есть: в Москве в 2015 году признанный позднее невменяемым школьник застрелил учителя и полицейского.

Первое, на что следует обратить внимание, – это страсть Круза к оружию. В его «Инстаграме» множество фотографий с пистолетами, автоматами и ножами. Разумеется, далеко не каждый любитель оружия – потенциальный убийца, но правоохранительным органам есть смысл мониторить соцсети не только на предмет репостов фотографии с Парада Победы.

При этом легальные сообщества любителей оружия вряд ли входят в зону риска – там сумасшедших или неадекватных людей вычисляют довольно быстро. А вот если подросток с небольшим количеством «друзей» в соцсети вдруг начинает активно интересоваться огнестрелом и выкладывать фотографии с ножами – это повод как минимум для посещения семьи участковым.

Второе, что обращает на себя внимание во флоридской трагедии, – использование пожарной сигнализации и дымовых шашек для создания паникующей толпы, которую легче расстреливать. Похожим способом действовал напавший на школу в Бурятии – сперва он бросил коктейль Молотова, затем начал рубить и резать.

В Израиле детей с самого раннего возраста учат, как действовать в случае ракетной атаки, поэтому регулярные запуски ракет по израильским городам не вызывают паники. Возможно, в России есть смысл проводить тренинги по безопасной эвакуации в случае нападения на школу и имитации пожара. Помимо рамок на входе (бесполезных в случае, скажем, коктейлей Молотова или других горючих жидкостей), должна быть система постоянного мониторинга, громкой связи, регулярные тренировки. Привыкнув к «учебным тревогам», люди меньше паникуют в случае реальной угрозы – это доказано многолетней практикой.

Также важно четко разделять алгоритмы действий в случае реальной угрозы пожара и вероятного нападения. В первом случае это безоговорочная эвакуация, во втором лучше забаррикадироваться в классе. Должна быть создана надежная система видеонаблюдения и внутренней громкой связи, чтобы ни в коем случае не перепутать одно и другое.

Третье: как и в случае с поножовщиной в Перми, флоридский нападавший ранее был исключен из школы из-за проблем с дисциплиной. Опять-таки это не значит, что все исключенные – потенциальные убийцы, но ответственным за охрану учебных заведений следует вести себя с такими подростками внимательно.

Потому что четвертое, и самое главное – это отзывы о Николасе Крузе: «он все время был подавлен», «был «тихим и стеснительным» и «одиночкой», «был «тихим» и «беспроблемным» – и так далее.

Подавляющее большинство устраивавших нападения на школы подростков были именно такими – «тихими одиночками», страдавшими от недостаточного внимания и желавшими это внимание получить, пусть и геростратовыми методами.

Разумеется, не может быть панацеи и стопроцентно действующего средства. Но должно быть внимание к внутреннему миру подростков. И если его не способны дать родители, это должны сделать учителя. Любое сомнение в адекватности подростка должно быть донесено до специалистов. «Колумбайн-группы» нужно закрывать, но всегда важно предлагать подросткам альтернативу – это может быть спорт, творчество, волонтерство и т. д.

Российская Генпрокуратура после нападений в Перми и Улан-Удэ приняла решение создать «управление по надзору за соблюдением законов о несовершеннолетних с возложением на него задачи комплексного решения проблем в этой сфере. Аналогичные отделы будут образованы во всех прокуратурах субъектов», сообщил генпрокурор Юрий Чайка. По его словам, необходимо «организовать проверки соблюдения законодательства, направленного на охрану жизни и здоровья несовершеннолетних во время учебного процесса, а в преддверии летних каникул обратить внимание на организацию детского отдыха».

Особое внимание Генпрокуратуры к решению детских проблем – это хорошо, но недостаточно. Должно быть особое внимание всех органов власти, а самое главное – гражданского общества.

Поделиться: