Русское Агентство Новостей
Информационное агентство Русского Общественного Движения «Возрождение. Золотой Век»
RSS

Социолог о России: Президент воспринимается как защитник страны

3 января 2019
903

«Президент воспринимается как защитник страны»

Граждане России относятся к президенту как к защитнику страны и доверяют ему. Поэтому даже после повышения пенсионного возраста две трети россиян поддерживают и одобряют Владимира Путина и не видят ему альтернативы. Об этом в интервью «Известиям» заявил глава ВЦИОМ Валерий Федоров. Также он рассказал, на что ориентируются россияне, выбирая губернаторов, почему не хотят отдавать Японии Курильские острова и с каким настроением встретили 2019 год.

— Как изменились настроения россиян за прошедший год?

— 2018-й год мы встречали с надеждой на благополучие, экономический рост, сохранение политической стабильности, разрядку в международных отношениях. Но разрядки не случилось: не удалось восстановить отношения с Америкой, санкционная война прогрессирует, нет продвижения на украинском направлении, экономический рост не достиг даже 2%. Зато вырос пенсионный возраст. Так что 2019-й год встречаем скорее в черных очках, чем в розовых.

— Доверие ко всем институтам после повышения пенсионного возраста упало, но практически не изменились рейтинги армии. Надеемся на военных?

— Меньше всего доверие упало к президенту и армии. Президент воспринимается как стратег, защитник страны, люди ему доверяют. Тем более он только что победил на выборах — с высоким результатом и при высокой явке. Поэтому даже после повышения пенсионного возраста две трети россиян поддерживают и одобряют Владимира Путина, не видят ему альтернативы.

Что касается армии, то мир сейчас, мягко говоря, небезопасен. Без сильной армии в опасном мире ХХI века нам не выжить. Тем более что она модернизируется, обновляется, развивается, мы все это видим и этому рады.

Так как правительство у нас считается ответственным за экономическую политику, то ее провалы по правительству больнее всего и ударили.

— Седьмой созыв Госдумы отработал половину своего срока. Изменился ли имидж нижней палаты в общественном мнении?

— Вплоть до лета 2018 года одобрение работы Госдумы росло. С приходом нового спикера палата стала работать более собранно и эффективно, разгребла законодательные завалы, депутаты стали меньше прогуливать и активнее общаться с избирателями. Состав депутатского корпуса изменился, лежебок и миллиардеров стало меньше. Люди это увидели. Так что уровень поддержки текущего созыва Думы выше, чем предыдущего.

Всё изменили события лета, связанные с повышением пенсионного возраста. Закон непопулярный, и аргументы в его поддержку люди пропускают мимо ушей. Недовольство и пессимизм в обществе заметно выросли и начинают уже ощущаться через экономическое поведение людей: меньше покупают, меньше берут кредиты, меньше доверяют национальной валюте.

На пенсионном фоне все политические и государственные институты — Госдума, Совфед, партии — просели. У китайцев есть поговорка: прилив поднимает все лодки. Наш прилив закончился, на смену ему пришел отлив, и он все лодки опустил. Но не потопил, это важно понимать.

— Многие эксперты говорят о том, что последствия непопулярной реформы проявились и на региональных выборах. В некоторых регионах прошло протестное голосование. А что показали данные опросов?

— Катастрофы не произошло, система работает, люди, вместо того чтобы выходить на улицу, вышли на участки для голосования и там заявили свою позицию. Летом 90% населения встретило пенсионную реформу с неодобрением. К концу 2018 года, после долгого обсуждения и попыток как-то ее скорректировать, число недовольных сократилось до 80%. Массовых выступлений не было, вывести людей на улицы не удалось, но осадок остался. В настроениях людей проявились раздражение, недовольство.

Как сказал Владимир Путин, если не сейчас, то через 5–7 лет нам всё равно пришлось бы увеличить пенсионный возраст. Нет оснований не доверять президенту.

— Как россияне приняли новых губернаторов, представителей системной оппозиции?

— Приняли хорошо, ведь за них голосовали как за альтернативу прежним, неэффективным и непопулярным. Так что кредит доверия в соответствующих регионах у них есть. На сколько его хватит и не придет ли на смену ему разочарование, зависит от того, как они будут работать и чего добьются. Ведь избиратели о них мало что знают. Новые губернаторы для них — это надежда на перемены, а надежды, увы, сбываются не всегда. Если получится, что поменяли шило на мыло, их поддержка со стороны людей улетучится так же быстро, как появилась.

— Президент изменил перечень критериев эффективности глав регионов. Как вы оцениваете новые индикаторы? Какими критериями, на ваш взгляд, надо измерять эффективность губернаторов?

— Хорошо что критериев стало меньше: и 15 непросто управлять, что уж говорить о 30 или трех сотнях! Среди показателей есть объективные (статистические) и субъективные (социологические). Так, например, решено измерять уровень доверия президенту и главам регионов. Это лучший показатель, чем одобрение их работы, который использовался до этого. Ведь доверие — это не только рациональный показатель, но и эмоциональный. А человек не робот, в его оценках всегда эмоциональный компонент играет большую роль.

Бывают политики, которых люди считают компетентными, грамотными, но не любят и не готовы за них голосовать. Это тот случай, когда недоверие становится политической силой. И она может проявиться так, как во Владимире на выборах губернатора в сентябре, где объективные оценки эффективности губернатора Орловой были весьма приличные. А субъективные и эмоциональные — низкие. Результат — проигрыш.

 

— А ВЦИОМ оценивает деятельность губернаторов?

— Коллеги из фонда «Общественное мнение» регулярно проводят «Георейтинг» — опрос во всех регионах России. Мы это делаем время от времени, точечно, по запросу.

— Опрашивали ли вы россиян на предмет судьбы Курильских островов?

— Регулярно опрашиваем. У нас есть данные с 1990 года, когда этот вопрос впервые встал в повестку. Проценты разные, но во всех замерах большинство выступает против передачи любых территорий кому бы то ни было. Это касается не только Японии, но и Китая, с которым у нас были спорные территории на Амуре. Потому что родина-мать-сыра земля — это вещь сакральная. Если отдашь землю, то для людей это показатель того, что ты слабеешь, сдаешься. 

Что интересно: к передаче островов у нас отношение скорее негативное, а к Японии — скорее позитивное. В ней не видят угрозу, уважают ее культуру и технологии, знают о ней больше, чем о других странах. Россияне хотят, чтобы был заключен мирный договор и тем самым закрыта наконец военная страница в нашей истории, — но с минимальными уступками и потерями.

Поделиться: