Русское Агентство Новостей
Информационное агентство Русского Общественного Движения «Возрождение. Золотой Век»
RSS

Перевороты в России: когда заговорщикам улыбалась удача

28 мая 2017
1 056

3 октября 1993 г. Октябрьский мятеж.

Далеко не все государственные перевороты заканчивались неудачно. Многие, как раз наоборот, достигали своей цели — именно поэтому авантюристы в самые разные эпохи и предпринимали попытки совершить их. Чаще всего мятежи случались во времена, которые потом принято было называть смутными, когда не было твердой власти в стране.

Особенно «богатым» на путчи выдалось 18 столетие — один переворот тогда следовал буквально за другим. А «виноват» в этом во многом Петр Великий. Сделав многое для укрепления государства Российского, он, как до него Иван Грозный, а после И.В. Сталин, не оставил того, кому можно было доверить штурвал империи. Петр фактически погубил наследника, собственного сына цесаревича Алексея, поскольку тот явно не горел желанием продолжать отцовские реформы такой страшной для народа ценой. В результате после его смерти и вплоть до восшествия на престол Екатерины, а фактически и после нее, шла беспрерывная борьба за престол.

В статье «Путчи, которые провалились» мы рассмотрели неудачные попытки смены власти незаконным путем. Теперь на очереди наиболее известные из удавшихся государственных переворотов.

Восшествие на престол Елизаветы Петровны 25 ноября (6 декабря) 1741 г.

В отечественной историографии и беллетристике принято чуть ли не превозносить как грандиозное событие приход к власти дочери Петра в результате захвата Зимнего дворца гвардейцами. На самом деле ничего эпохального в смещении несчастного малолетнего Иоанна VI нет — это, скорее, одна из самых трагических страниц отечественной истории. Те, кто льют крокодиловы слезы о семье русского императора Николая II, стараются не вспоминать о жуткой судьбе малолетнего государя Ивана VI. Именно его, еще в пеленках, де-юре свергла дочь Петра. Именно его сослала в Холмогоры на Крайний Север, а потом и вовсе упекла в Шлиссельбург. И именно его, в конце концов, убили без суда и следствия, поскольку заговорщик В.Я. Мирович уже в царствование Екатерины II пытался вызволить несчастного и поднять бунт. Причем далеко не первый, так что рискну предположить, что та трагедия во многом поспособствовала жесткому решению Екатеринбургского совета, решившего не рисковать с отправкой царской семьи в столицу, как того добивался В.И. Ленин.

В отличие от них, Елизавета Петровна не казнила малолетнего соперника, но обрекла его на страшные муки. В холмогорской ссылке умерла его мать Анна Леопольдовна, подруга новой императрицы. Но ни старая дружба, ни обещания не вредить не остановили Елизавету Петровну — она прекрасно, как и екатеринбургские большевики в 1918 г., понимала: окажись Иоанн Антонович на свободе, а тем более в руках недругов нашей страны — и последствия для всего государства могли бы быть катастрофическими.

Сам же переворот произошел без сучка и задоринки по одной единственной причине — регентша Анна Леопольдовна наивно полагала, что она может доверять подруге. Елизавета же не моргнув глазом заверила ее, что ни сном ни духом не знает о планах каких-то там заговорщиков. А арестуй Анна Леопольдовна дочь Петра, которая была накануне мятежа во дворце, ее сын не провел бы всю жизнь в заключении. Но история не имеет сослагательного наклонения — Елизавета обвела ее вокруг пальца, прикидываясь скромной и ни на что не претендующей придворной дамой.

Свержение Петра III 28 июня (9 июля) 1762 г.

Екатерина Великая не стала бы Великой, если бы не училась все время на чужом опыте. Для низложения собственного супруга Петра III она воспользовалась примером его тетки Елизаветы Петровны. Как и предшественница, принцесса из Ангальт-Цербста завязала крепкую дружбу, местами переходящую в альковную связь, с офицерами гвардии. Она, конечно, знала от придворных, как именно Елизавета стала Государыней императрицей и, не мудрствуя лукаво, пошла по пути дворцового переворота. Учла она и хитрости, на которые при этом пустилась организаторша смещения Ивана VI и Анны Леопольдовны — точно так же она изобразила из себя жертву, чтобы вызвать сочувствие широких масс, прежде всего элитных войск.

Только если Елизавета делала вид, что ее затирают из-за великого отца, то Екатерина представила себя жертвой неверности супруга, крутившего шашни с Елизаветой Воронцовой. В действительности, похождения на стороне благоверного ее вряд ли так уж сильно огорчали, наоборот, давали лишний повод опереться на крепкое плечо то одного, то другого гвардейского офицера. В итоге она сумела сколотить ядро заговора во главе с братьями А.Г. и Г. Г. Орловыми и с их помощью осуществить госпереворот.

Парадоксально, но косвенной жертвой этого путча стал Б. Миних, которого вместе с Анной Леопольдовной отстранила Елизавета и отправила в Сибирь. Петр III вернул его из ссылки и сделал одним из высших сановников государства. Помня прекрасно, что случилось с Анной Леопольдовной, немолодой уже фельдмаршал призывал царя к бдительности и необходимости упредить мятежников. Когда путч уже начался и гвардейские полки присягнули при здравствующем еще императоре Екатерине, Миних настаивал на том, чтобы Петр III использовал армию и флот, но тот колебался, ведь фактически страна оказалась бы тогда на грани гражданской войны.

Император попробовал было обратиться к морякам, но те уже были переманены заговорщиками. Возможно, в ход пошли немалые суммы, происхождение которых можно только предполагать. Ведь в разрушении внезапно возникшего при Петре III русско-прусского союза были заинтересованы многие страны.

Убийство Павла I 11 (23) марта 1801 г.

Свержению царского самодержавия в марте 1917 г., весьма вероятно, немало поспособствовали иностранные разведки, прежде всего, британская, стремившаяся ослабить Россию, чтобы лишить ее возможности воспользоваться плодами общей победы над Тройственным союзом. События вот только, благодаря большевикам, стали развиваться совсем не по тому сценарию, который написали в Лондоне. Но соблазн был велик, ведь имелся в прошлом уже однажды удачный для английских марионеток опыт — убийство в Михайловском замке Павла I. Тогда стоявшему за спиной заговорщиков послу Соединенного Королевства Чарльзу Уикворту удалось в буквальном смысле одним ударом разрушить начавший формироваться союз России и Франции. Считается, что с путчистами он был связан через подругу О.А. Жеребцову, щедро снабжая их деньгами для подкупа гвардейских частей. Говорят, правда, что главные 30 сребреников эта мадам после осуществления покушения на Павла присвоила себе, не поделившись с подельниками.

Впрочем, сколько бы денег ни вбухали англичане в это темное дело, без прямого предательства сына царя — Александра, ничего не получилось бы. Заговорщики должны были быть уверены на все 100%, что он полностью изменит внешнеполитический курс — и, судя по всему, все необходимые заверения от него получили. Так что все разговоры о том, что тот не знал, что замышляется, шито очень даже белыми нитками, как и попытки царствовавшей династии Романовых потом долгое время скрывать факт убийства Павла, выдавая удар табакеркой за инсульт. Причем предал Александр отца цинично, нарушив присягу, которую по его требованию принес буквально за несколько часов до подлого и жестокого убийства.

Рассчитался он с поддержавшей его претензии на трон Великобританией тем, что разорвал союз с Бонапартом и отозвал уже направленные было отцом казачьи части из Средней Азии, откуда они должны были двинуться в Индию вместе с французскими войсками. В результате Россия оказалась втянута в череду войн с империей Наполеона, которые, с одной стороны, закончились для нее победоносно, но с другой — привели к сожжению и разграблению наполеоновцами златоглавой Москвы.

Смещение Н.С. Хрущева 14 октября 1964 г.

Часто спортивные комментаторы говорят, что гол буквально назревал. Вот и отставка Н.С. Хрущева рано или поздно должна была случиться. Во-первых, уже была попытка ее осуществить в 1957 г., когда только позиция Г. К. Жукова спасла Никиту Сергеевича от ухода на пенсию на семь лет раньше, чем это случилось в действительности, а во-вторых, сумма просчетов и провалов была запредельной. Так называемая «хрущевская оттепель» и бездумные во многом реформы привели к перебоям с продовольствием, а те в свою очередь — к беспорядкам в Новочеркасске и необходимости использовать силу. Конечно, наломал там дров его фактически зам Фрол Козлов, но все понимали, что без санкции первого лица на такой экстраординарный шаг никто не пошел бы.

Словом, оснований для того, чтобы отправить в отставку Н.С. Хрущева у его ближайшего круга во главе с бодрым тогда еще Л.И. Брежневым, который рвался занять место уже не единожды промахнувшегося «Акеллы», было предостаточно. Однако условия для внутрипартийного путча созрели только к 1964 г., после того как, видимо, чувствовавшего свою ответственность за новочеркасские события второго секретаря Фрола Козлова разбил паралич. Никита Сергеевич попробовал было нейтрализовать главного своего оппонента Л.И. Брежнева, сняв его с поста Председателя Верховного Совета СССР, но это уже не могло ему помочь.

К тому же Н.С. Хрущев допустил сразу три грубые ошибки, сначала отправившись в отпуск и тем самым развязав руки заговорщикам, потом зачем-то поставив члена Президиума ЦК КПСС и участника заговора Д.С. Полянского в известность по телефону, что знает о кознях за его спиной. Ну и наконец, вернулся в Москву, а не добился приезда оппонентов к себе в Пицунду. Вряд ли он не понимал, что в столице его ждет отставка, а то и арест. Сам именно он так и поступил в 1957 г. с Г.К. Жуковым во время его зарубежного турне, отплатив ему такой вот черной неблагодарностью за спасение от «антипартийной группы» Молотова, Маленкова, Кагановича и, как тогда говорили, «примкнувшего к ним» Шепилова.

В октябре 1964 г. опереться было уже не на кого, но Никита Сергеевич наверняка был уверен, что сумеет приструнить оппонентов. Он решил, что сможет-таки «показать» Брежневу и Ко «кузькину мать» — и просчитался. В результате бывшие товарищи даже не оставили его на какой-либо почетной должности, а выпроводили с позором на дачу надиктовывать мемуары.

Конституционный переворот 21 сентября 1993 г.

Да, да, именно 21 сентября 1993 г. произошел путч, 3−4 октября того же года стало его следствием. В те октябрьские дни прозвучал лишь финальный кровавый аккорд того, что было запущено указом № 1400 Б.Н. Ельцина. То, что акцент был сделан на трагической развязке и логически, и эмоционально понятно — именно тогда погибло больше всего людей в ходе этих жутких событий, но, самое главное, это позволяло инициаторам путча уходить от ключевого вопроса, чья позиция в большей степени была в рамках правового поля?

Ответ был дан в тот же вечер, когда Б.Н. Ельцин огласил свое решение о приостановлении деятельности Съезда народных депутатов и Верховного Совета. Это решение Конституционный суд счел антиконституционным, а сам факт его принятия основанием для импичмента, в том числе автоматического, предусмотренного действовавшим в тот момент Основным Законом.

Инициаторы путча ответили на этот вердикт тем, что заблокировали заодно и деятельность высшей судебной инстанции в стране. Таким образом, все признаки конституционного переворота были в тот момент налицо.

Тем удивительнее, что путчисты умудрились обвинить в своих, по сути, грехах тех, кто как раз выступил в защиту Конституции и Съезда народных депутатов, т.е. в попытке путча. Ни Елизавете Петровне, отстранявшей Анну Леопольдовну и Иоанна VI, ни Екатерине Великой, свергнувшей Петра III, ни Александру I, допустившему убийство отца, ни членам Президиума ЦК КПСС, снявшим Н.С. Хрущева, не пришло в голову обвинить, так сказать, пострадавших и их сторонников в том, что сделали именно они.

Можно спорить, правильно ли тактически действовали в этой ситуации защитники парламента, но то, что закон в основном был на их стороне — сомнений не вызывает. Последствия государственного переворота 1993 г. ощущались в течение всех 1990-х. Во многом именно из-за него они и вошли в историю как лихие.

Ничего общего с Великим Октябрем

Удавшиеся перевороты, как и неудавшиеся, показывают, что между ними и революциями гигантская пропасть. Все путчи совершались в интересах узкой группы людей — революции же в пользу целых классов общества. Так что ставить на одну доску разгром Верховного Совета РСФСР и Великий Октябрь, как иногда делают, совершенно некорректно. Первый позволил укрепить власть небольшой группы людей, второй — открыл для человечества совершено новое, справедливое общество. Так что ничего общего между ними нет даже отдаленно.

 
Поделиться: