Русское Агентство Новостей
Информационное агентство Русского Общественного Движения «Возрождение. Золотой Век»

Новости

Об интеллектуальном грабеже России

, 20 января 2016
Просмотров: 7923
Версия для печати Версия для печати
Об интеллектуальном грабеже России

Паразиты постоянно занимаются интеллектуальным грабежом России

Для того, чтобы заниматься творчеством (придумывать новое), необходимо иметь вполне определённый и достаточно высокий уровень «эволюционного развития». Такой уровень не достигается за одно воплощение. Это длительный процесс...

 

О русском чуде и японском причуде

Автор – Андрей Тюняев

Когда говорят, что каждый должен заниматься своим делом: балерина – «балерить», а токарь – «токарить», – то это как-то не вызывает ни у кого никаких возражений. Но, когда то же самое спускается на народы или расы, то здесь возникают возражения.

В своём материале «Ядерного оружия у США не было и нет» я озвучил, что у американцев никогда не было своего ядерного оружия, нет его и сейчас. И это потому, что они просто не способны создать столь сложные технологии.

На днях пришла реплика на указанную статью. Анатолий Русанов из Новосибирска пишет: «Андрей Александрович, в дополнение к Вашему материалу о том, что у США вообще нет ничего своего! Про атомные бомбы США: Дж. Фаррелл («Чёрное солнце Третьего рейха») считает, что на Хиросиму и Нагасаки были сброшены немецкие трофейные бомбы».

Автор письма объясняет неспособность некоторых народов к творчеству иной работой полушарий головного мозга. Мне эта позиция показалась интересной, и я публикую материал Анатолия Русанова.

Но прежде я хотел бы заметить, что германцы – это тюрки, то есть азиаты. Они, так же как и японцы, не способны к личному творчеству. Поэтому версия Дж. Фаррела о «трофейной бомбе» выглядит смешно. Точно так же, как и современные утверждения о том, что, якобы, немец Браун сделал какие-то ракеты для американцев.

Германия – отсталая страна, занимающаяся копированием. СССР выиграл войну не у Германии, а у всей Европы, превосходящей по численности и по экономической мощи СССР в десятки раз. Это надо учитывать. И понимать, что творческий разум всегда одолеет клонов Сиона.

* * *

Автор рассуждает об особенностях менталитета монголоидных народов и белой расы, приводит примеры из жизни и истории, которые свидетельствуют о том, что разговоры об отсталой России и японском экономическом чуде искажают действительность.

Не помню, откуда у меня в памяти этот факт, но он не выдуман мною. Один офицер сравнивал призванных на военную службу русского и азиата: «Чукчу научишь правильно стрелять – и он всю оставшуюся жизнь будет правильно и метко стрелять. Но русский. Объяснил ему, он всё понял, он выстрелил, он попал. И всё. Он первый и последний раз стрелял как надо. Дальше начинается его самодеятельность: а если попробовать стрелять в движении. Или с положения, лёжа на спине. А если попробовать стрелять, целясь в зеркальце. И пробует. И уже, разумеется, не всегда попадает с первого раза».

Именно по этой причине на Западе не любят в ресторанах русских поваров. Западный обыватель привык, чтоб ингредиенты в ресторанном блюде строго соответствовали веками установленному рецепту. Но разве эту пытку однообразием может вынести русская душа. Ни за что.

И начинается «самодеятельность» (а, иначе говоря, – творчество): а что если в этот супчик сегодня добавить вот этой новой приправы, а что если котлеты поджарить иным способом. «Такой повар мне всех постоянных клиентов отобьёт», – делает вывод владелец ресторана и выставляет русского повара за дверь, так что и в этом стандартизированном кулинарном деле китаец или иной азиат явно предпочтительнее.

Ещё один образчик русского менталитета. Как-то на досуге научил я младшую дочку играть в шашки: «Вот так расставляют, вот так ходят, вот так рубят, вот так дамками становятся…»

И что бы вы думали. В шашки мы с ней сыграли всего один раз.

– Так, – сказала она после первой партии, беря инициативу в свои маленькие ручонки. – А теперь давай – все шашки стоят не на чёрных, а на белых клетках.

– Давай.

Сыграли в шашки на белых клетках.

– А теперь давай: все – дамки.

Сыграли в «шашки», где все шашки были изначально дамками.

– А теперь давай, ты – на белых клетках, а я на чёрных!

Тут уж никакой игры не получилось, чёрные и белые шашки просачивались между собой, не вступая в игровые ситуации.

После этого ребёнок утратил интерес к игре – и побежал заниматься другими делами.

Не знаю, как для кого, а для меня этот маленький семейный эпизод говорит о многом. Представляете, ребёнок, только что соприкоснувшись с новым игровым феноменом, тут же между делом, по сути, изобрёл несколько вариантов игры (пусть даже и не совсем удачных). Он и не придал значения своему творчеству, оно для него было совершенно естественным, просто оно было (как мы успели заметить на солдатском и поварском примерах) написано на роду.

Кстати, и на кухне этот русский ребёнок ведёт себя соответствующим образом:

– Папа, прошлый раз я делала яичницу с огурцами, а сегодня я сделаю яичницу с яблоками.

В артистической среде наблюдаются подобные ситуации: западные артисты, например, приучены быть деталями единого механизмаспектакля или кинофильма: выполнил актёр волю постановщика – и ему больше ни до чего нет дела. А наши всё норовят влезть в прерогативу режиссёра, быть разносторонними участниками единого живого творческого процесса (им до всего есть дело). У нас-то это в порядке вещей, а на Западе за подобную самодеятельность можно поплатиться контрактом или карьерой.

И это нас-то ещё винтиками называют. Взаимоотношения, присущие нам, характерны для органических процессов, но не механических.

Русские – они по доминанте вот такие. Это и ни хорошо, и ни плохо. Точнее, как и всё в нашем мире, это имеет две стороны, где-то это хорошо, а где-то даже, может, и плохо (отдадим дань диалектике и дежурным борцам с «шовинизмом», – они, как на зоне, контролируют нас и всегда дежурят на вышке, – хотя я, как неисправимый русофил, всё же в глубине души считаю, что наши ментальные особенности скорее плюс, чем минус).

Ещё один пример, уж больно он показательный.

Как-то довелось мне побывать на выставке работ резчика по дереву Николая Павловича Зиновьева. Был он родом с Поволжья, а в Сибирь родители привезли его еле живого, спасаясь в 1920-х годах от организованного властями голода. В школу он, доходяга, пошёл с двенадцати лет. Позже выучился на архитектора, но началась война, ему приказали стать сапёром.

Военную форму пришлось снять только на пенсии, к тому времени он потерял один глаз, сетчатку которого повредил минно-подрывным делом. На пенсии он и занялся творчеством, которое манило всю жизнь. Но, поскольку он был лишён объёмного зрения, скульптурные работы уже не давались ему, а плоскостные давались. Резьбой он украсил дачу («Терирюшки», как он дачу называет: терем в рюшках, где на трубу пищеблока он усадил металлическую прокоптившуюся вскоре Бабулю-Ягулю в мини-юбке, подбитой кокетливыми кружавчиками).

В общем, дача стала местной достопримечательностью. Художник сделал резную мебель, тарелки, предметы утвари. Потом начались выставки этого прикладного (приложенного к быту) искусства. Изумлению преображающей душу красотой и восторгам зрителей не было конца. Один из отзывов мне особенно запомнился: на выставке в Таллине (!) одна женщина написала: «Как жаль, что у нас в Новосибирске нет таких мастеров…»

Комизм ситуации заключался в том, что именно в Новосибирске жил этот мастер. Сотни изделий, тысячи элементов орнамента и сюжетов – и ни разу он не повторился. Был такой случай: Новосибирская картинная галерея приобрела у Николая Павловича несколько работ, а среди них – деревянную декоративную тарелку, которую он назвал когда-то «Птицы счастья».

Но жена Николая Павловича затосковала по этой работе, уж очень она ей была по душе. Специально для жены Зиновьев решил сделать копию – и… разболелся. Я ничего не преувеличиваю: именно необходимость повторения неповторимого надолго выбила мастера из колеи, руки буквально опускались.

Какие сделаем выводы. В ментальности одних людей доминирует функция повтора (это функция левого полушария головного мозга, которое управляет правой стороной тела). В ментальности других людей преобладает функция обновления, неповторимости, творчества (а это уже прерогатива правого полушария, которое управляет левой стороной тела, отсюда и «левши»).

Вся наша нынешняя христианская цивилизация (а реформированное апостолом Павлом христианство нам ветром надуло именно из Азии, где обрезание ударило именно по правому полушарию и способствовало его деградации у семитов) развивалась при доминирующем положении левого (мужского, кстати) полушария, и образование у нас сейчас левополушарное, построенное на угнетении функции правого полушария, отсюда и девиз «Повторение – мать учения!», хотя повторение для правополушарных – не мать, а мачеха.

Ещё в советское время один молодой учёный – Александр Чесноченко – излагал мне такие идеи. По его мнению, функция левого полушария в большей мере активизирована в ментальности монголоидной расы, а функция правого полушария доминирует у европеоидов (в частности и в особенности – у русских). У сибиряков функции полушарий более уравновешены, что как бы предопределяет их особую роль в эволюции.

Японцы ничего не изобрели, – развивал свою теорию Чесноченко, – они только внедрили! Вот плоский телевизор, например, изобрёл живущий в Киеве гениальный русский учёный Болотов. А в Японии телевизор просто сделали.

Так я впервые услышал фамилию Болотов.

Одна моя знакомая работала с японскими делегациями. Японцы не выпускали из рук фотоаппаратов – и фотографировали буквально все источники какой бы то ни было новой информации: раскрывает переводчица записную книжку – щёлк! – сфотографировали страницы. Открыл специалист в цехе какой-то чертёж или свои записи – щёлк! щёлк! щёлк! Новая картина – щёлк! Рукопись – щёлк! щёлк! щёлк! Домой приедут, скачают информацию. Внедрят. И это – система. И это у них – по всему миру.

Пока я работал над этим текстом, на горизонте опять появился А. Чесноченко, я и не преминул отдать ему на экспертизу те мысли, которые излагаю здесь. Привожу фрагмент разговора с ним, состоявшегося 24 декабря 2002 г.:

– Японцы внедряют, это несомненно, но своих идей у них нет и быть не может в принципе, потому что у них доминирует левое полушарие. Я ж тебе про Болотова ещё когда рассказывал. Так вот Болотов, когда я был у него, показал мне толстенную пачку патентов на свои изобретения ещё 1950-х годов, которые потом, через десятилетия, всплывали в Японии в виде тамошних внедрений и технических новинок.

Собственно я все эти идеи (по асимметрии деятельности головного мозга) проверил ещё в Бурятии в 1980-е годы. Буряты – их почти не отличишь от японцев даже по внешнему виду. Вот почему я и бросил тогда в Бурятии лозунг: «Сделаем из Бурятии вторую Японию!». Я тебе ещё тогда говорил: если мы Бурятию поднимем, то мы и Россию поднимем, потому что самое гиблое место поднимем.

Вот я в Улан-Удэ изложил кому-нибудь идею – и гуляет потом эта идея по городу совершенно неискажённой, точь в точь такой, какой я её высказал. Но, если я в Новосибирске такую же идею изложу – через месяц она вернётся ко мне совершенно неузнаваемой: каждый, у кого в голове побывала эта идея, навесил на неё что-то своё, развил, увёл в сторону или даже перевернул. Вот в этом-то вся и разница!

Вот почему люди из Улан-Удэ сейчас по всей России экспертами и наставниками гастролируют: они учат. Собственно, они повторяют. По формуле Альтшулера: «Кто умеет, делает; кто не умеет, учит; кто не умеет учить, учит того, кто будет учить».

А механизм зарождения и становления нынешней японской цивилизации известен: основу современного японского чуда заложили именно русские. Произошло это вот каким образом: к берегам Японии прибило потерпевший крушение русский военный исследовательский корабль. Уцелевшую команду (имевшую самые передовые на те времена знания и технологические навыки) японцы взяли в плен, но поступили хитро и сделали этот плен почётным и комфортабельным, даже памятники потом поставили этим русским людям – как своим национальным героям (этот русский пантеон чтится в Японии до сих пор!).

Но именно от специалистов и умельцев этой команды (а там были ведь не только простые матросы, но и высокообразованные дворяне-офицеры) японцы и получили передовой материал для повторения. Именно на этой пленной команде японцы отработали технологию снятия информации с белых людей и последующего внедрения. Они выработали формы использования с выгодой для себя особенностей белой расы – и шастают по всему миру – щёлк! щёлк! – снимают информацию. По сути-то это шпионаж, собирание чужих идей.

Был ведь не так давно в прессе факт сообщён: на советах «Умелые руки», опубликованных в наших газетах и журналах какой-то японец (японец, подчёркиваю!) приличное состояние сколотил: собрал эти бесхозные советы и опубликовал в виде нескольких прибыльных книжек.

А теперь представим зеркальную ситуацию: некто Сидоров насобирал в японских газетах и журналах бесхозные советы «Умелые руки» – и тиснул в России несколько книжек, разбогател. Что, вы улыбаетесь, быть такого не может.

Вот так в наше историческое время был запущен механизм облапошивания русских, японцы на 200 процентов использовали наше бескорыстное стремление к обучению других народов. И на этом механизме японцы жили и будут жить припеваючи. И философию японцы берут чужую.

И даже суждения о себе они копируют из других источников, а эти источники – и российские в том числе – о самураях верещат с придыханием: «Ах, японское чудо!» Вот и сами японцы в это своё чудо поверили: убедительно ведь им об этом говорят!

В современной Японии государство платит человеку огромные деньги только за то, что он принёс идею. Если б такое в России было возможно, то тот же Болотов уже давно триллионером каким-нибудь ходил. Где в России таким же образом можно хоть какие-то деньги получить? Наверное, если кто принёс в пункт приёма оружие где-нибудь в Чечне. Или пустые бутылки по газонам насобирал («вы бутылочку-то не выбрасывайте»).

Идеи же у нас просто так выбрасывают. А японцы собирают их: чужие – не оприходованные, брошенные, бесхозные или запатентованные разработки, идеи, проекты (этого добра у нас навалом) – собирают, где только могут. У них доминирует не генерация, а сборка.

И потому у них исполнительская дисциплина огромная! При полном отсутствии творчества! И отсюда у них невероятная точность. Их женщины на конвейере выполняют такую ювелирную работу, которая с нашим менталитетом просто невозможна. Потому что у творческого человека в работе всегда присутствует элемент импровизации. Белая раса на исполнительском уровне явно уступает жёлтой расе.

Так что у нас буряты, если их раскачать, вполне могут стать нашими японцами. Они прекрасно делают всё один к одному, без импровизации. Причём, это всё не надо воспринимать как пропаганду превосходства одной расы над другой. Просто надо иметь в виду, что люди – разные по качествам, и народы разные, и расы тоже разные.

У монголоидов огромное число прекрасных качеств. Они обладают необыкновенной приспособляемостью, у них прекрасная зоркость, выносливость. Но зачем скотоводов заставлять, например, землю пахать? Они неспособны к возделыванию земли или к творчеству в стиле Болотова. Кстати, для них все белые на одно лицо. Они нас совершенно иначе воспринимают, как и мы их.

Но в СМИ интеллект японцев всячески превозносят, а нас унижают. Им сейчас важно найти формы «законного» лишения автора его авторства, отработать этот механизм, чтоб он работал безотказно и бесперебойно и не вызывал никаких возражений (современное патентоведение – часть механизма хищения идей). Все силы сейчас брошены на отладку этого механизма! А грабить нас можно бесконечно, у нас любой мужик понапридумывает столько, что любого японца озолотит.

Паразиты постоянно занимаются интеллектуальным грабежом России

Но у нас, при нашем менталитете, сложно иметь японские формы производства, потому что поток, конвейер – это форма однообразия и ментальной статики. Многие гигантские заводы у нас создавались как своего рода тюрьмы для интеллекта. И другой функции у них не было, потому что они выдавали продукцию, которая была не нужна. Важно было занять население. Вот и всё. А уж создать хрущёвское обещанное изобилие – это ж раз плюнуть! Но власть выполняла обратную функцию: заботилась не о том, чтобы всё было, а о том, чтобы всего не хватало.

Вот уж сколько было сообщений: люди изобрели современный двигатель на воде. Так изобретателям не избежать психушки, потому что двигатель на воде подрывает интересы газовых и нефтяных магнатов. Да ведь и Болотов, ещё когда изобрёл безопасные реакторы для автомобилей. Не о том забота наших властей. Потому что и у власти у нас – лакеи, а не аристократы. А лакей может в принципе выполнять только чужую волю.

Мы долго говорили с Чесноченко о многих вещах. Зашла речь и о том, что дефицит товаров и продуктов в России всегда создаётся искусственно. Хрущёвское изобилие действительно можно было достичь в пять лет (война знает и не такие темпы): просто надо перестать уничтожать товары и продукты (о масштабах уничтожения товаров и продуктов можно только догадываться, а предлог и форма уничтожения – экономическая игра! Пусть всё кругом провалится, сгниёт и с голоду опухнет, только бы доллар не пострадал, в жертву этой химере и приносят реальные ценности).

Но вернёмся к нашим самураям. Видите, сколько лишь один русский – Болотов – идей наизвергал! Нафонтанировал! Причём, Болотов взят нами просто для примера – почти наугад. Копни поглубже и пошире – рядом с ним можно поставить сотни фамилий. Не успевают украсть, так их много, этих открытий и изобретений! Но идёт по биополю какой-то человек – и срывает колоски, которые выше других.

И пытались ведь Болотова убить! Да покушение не удалось. Тогда засадили в тюрьму и оклеветали, чтоб зэки расправились, а он – ну, надо же, какой живучий, – и из тюряги, и из психушки живым вышел. И хоть с пустыми карманами, но не с пустой головой вышел – в тюрьме он, обутый в кондовые зэковские кирзовые сапоги (хорошо хоть не в лапти, а то перед японцами бы авторы «Дальнего Востока» совсем со стыда сгорели) холодный ядерный синтез осуществил, когда у всей Академии наук и горячий-то синтез не варит.

А внедрят его идеи – опять самураи озолотятся. Но внедрят-то непременно на Западе или в Японии. И приоритет за кем-нибудь тамошним закрепят. Ну, нельзя же всё этим русским отдавать. Это ж надо, это ж целый переворот в цивилизации можно совершить. Ой, и опять эти русские, и опять найдётся какой-нибудь О.М. Гусев, который напишет, что в основе этого переворота цивилизации был какой-то обутый в кирзовые сапоги и одетый в зэковскую фуфайку русский. Низ-з-зя. Ни-з-з-зя. Пусть этот русский в забвении с голоду подохнет.

Ну, совсем этих русских невозможно унять. После всех кровавых революций и контрреволюций, ваучеризаций и приватизаций перебиваются от зарплаты до зарплаты, ходят по-прежнему чуть ли не в лаптях, аж нашим дальневосточным авторам стыдно за это рваньё, – и опять у них фонтан талантов бьёт, опять идеи извергаются!

Вы думаете, памятник Болотову поставят? Думаете, Нобелевскую премию какую дадут? Наивные люди! Да нельзя ж одному всё это наизобретать и навыдумывать. Ну, ни-з-з-зя. Не-по-зво-ли-тель-но. Пусть поделится. Вот хотя бы с японцами (плоский телевизор, повторяю, именно Болотов изобрёл, это может показаться, что я всякую меру потерял, что это какой-то памфлет, а не текст о серьёзном человеке, но, увы, всё именно так и обстоит на самом деле!).

Ой, ну уже хватит, – скажет читатель, совсем я его уморил. Всё русские да русские. Рассадник шовинизма какой-то. А что обижаться-то, ну, тема у нас сегодня такая. Завтра поговорим о евреях, заглянем им в глаза и в штаны, послезавтра  – о японцах. А сегодня – именно у русских на зоне день открытых дверей.

Мы ведь и в самом деле по сравнению с японцами, с их уровнем жизни – всё ещё «отсталые». Но, конечно, и русские всё же мало-помалу эволюционируют. Раньше, бывало, всё в лаптях да в лаптях. Стыд-то какой, Господи, шестую часть земли в такой обуви освоили. Даже и Ломоносов в Москву чуть ли не в лаптях шёл. А нынче цивилизация и до русских наконец добралась, переобули их в кирзовые сапоги.

Какой никакой, а всё-таки прогресс и здесь наблюдается. Сколько пар таких казённых сапог истоптали на зоне за колючей проволокой репрессированные Королёв, Бартини, Гумилёв, Козырев, Чижевский, Болотов. А скольких возвышающихся над полем вырывают и давят в концлагерях по месту жительства. Тысячи их, тьмы и тьмы.

А они, эти русские, – смотришь, опять основы новой мировой цивилизации заложили – цивилизацию истины, природолюбия, благородного сотрудничества, приоритета нравственных императивов над экономическими.

Царское правительство России сильно подставило белую расу, когда одни из самых благородных, аристократических (арий сто крат!) и образованных людей – декабристы – были опущены на социальное дно и отправлены на каторгу и вечное поселение именно в Бурятию. С тех пор у местного монголоидного населения сложился и – при доминанте функции повтора – закрепился психологический стереотип: благородный белый аристократ, интеллектуал должен находиться в подавленном, униженном положении, это – его место.

Проявление именно этих закрепившихся стереотипов Чесноченко наблюдал в Бурятии даже в мимолётных школьных взаимоотношениях. Надо ли говорить о том, что стереотипы уходят потом и во властную вертикаль, где – при нынешнем-то подъёме местного национализма – принимают весьма и весьма специфические жёсткие формы.

И дальневосточные авторы-историки (Иванов В. «Зачем самураю... лапти?» Журнал «Дальний Восток» №11-12,2002), якобы борясь с современными мифами, раздувают миф о японском чуде: «Зачем самураю... лапти?»

Вот так и помогают отлаживать механизм не только ресурсного, но и интеллектуального грабежа России. И скорее всего, делают это совершенно бескорыстно, за идею. Просто у них убежденность такая: забили им в головы миф о передовых японцах и России, как вечно отсталой стране дураков, – они и рады стараться. По уровню своих убеждений они – честные ребята. Просто уровень такой.

Источник

 

 

Токарное творчество

 

 

Более подробную и разнообразную информацию о событиях, происходящих в России, на Украине и в других странах нашей прекрасной планеты, можно получить на Интернет-Конференциях, постоянно проводящихся на сайте «Ключи познания». Все Конференции – открытые и совершенно безплатные. Приглашаем всех просыпающихся и интересующихся…

 

Поделиться: