Русское Агентство Новостей
Информационное агентство Русского Общественного Движения «Возрождение. Золотой Век»
RSS

Октябрь 93-го: стреляла третья сила

, 21 сентября 2022
2 095
В ночь на 4 октября 1993 года Ельцин отдал приказ о штурме Белого дома, едва не столкнув Россию в хаос гражданской войны или «цветной революции», чему помогали неизвестные снайперы, как на Майдане в Киеве 20 лет спустя...

 

 

«Стреляла третья сила»: ветераны «Альфы» раскрыли тайны октября 1993-го

Автор – Светлана Самоделова

В Белом доме во время штурма находился целый класс школьников

25 лет назад (статья 2018 г. – РуАН), в ночь на 4 октября 1993 года, президент Борис Ельцин отдал приказ о штурме Белого дома. К зданию Дома Советов, где забаррикадировались депутаты и сторонники Верховного Совета, среди которых находились женщины и дети, были стянуты верные Ельцину Таманская и Кантемировская дивизии, 119-й парашютно-десантный полк, Тульская дивизия ВДВ, дивизия внутренних войск имени Дзержинского и ОМОН. Прицельный огонь по окнам здания парламента с семи утра начали вести БМП, БТР, а потом и танки. Ключевая роль в разгроме оппозиционного Верховного Совета РФ отводилась спецназу Главного управления охраны (ГУО) России.

Президент потребовал от группы «А» и группы «В», известных в народе больше как «Альфа» и «Вымпел», «освободить Белый дом от засевшей там банды». Но элитные подразделения действовали по собственному плану. Исключив силовые методы, они вступили с защитниками Белого дома в переговоры. Ключевой фигурой стал «подполковник Владимир», который под обстрелами, по сути, «провел последнюю сессию Верховного Совета». Спустя 25 лет появилась возможность назвать его имя. Это ветеран «Альфы» полковник Владимир Ильич Келехсаев. Он и полковник «Альфы» Виталий Демидкин рассказали «МК», как в октябре 1993 года выдвинули свой альтернативный, бескровный вариант ликвидации конфликта, тем самым предотвратив братоубийственную гражданскую войну.

Октябрь 93-го: стреляла третья сила

Белый дом из-за обстрелов стал черным

«В те дни опробовался вариант «цветной революции»

– В ночь на 4 октября 1993 года командиров силовых подразделений разного уровня по приказу Бориса Ельцина собрали в четырнадцатом корпусе Кремля, где размещался аппарат президентской администрации, – рассказывает Владимир Келехсаев. – Ранним утром нас провели в зал заседаний. Мы уже знали, что планируются мероприятия по прекращению сопротивления защитников Белого дома. В зал зашел Борис Николаевич Ельцин, обратился к нам с вопросом: «Готовы ли вы выполнить приказ?» Понятно было, что реализация этого плана предусматривает крайние меры со стороны вооруженных подразделений.

В зале стояла гробовая тишина. Офицеры сидели с каменными лицами. Наше подразделение было предназначено для борьбы с терроризмом и организованной преступностью. Естественно, что возникло недопонимание.

Всем памятны были события в Вильнюсе в январе 1991-го, когда подразделение послали в Литву, чтобы разблокировать здание телевизионного центра, а потом предали. На штурм группа «А» шла с холостыми патронами. При попытке проникнуть на объект погиб лейтенант, 20-летний Виктор Шатских. Ему подло выстрелили с крыши в спину. Ни одно силовое ведомство в течение пяти дней не признавало его своим офицером. Ни КГБ, ни ВДВ, ни МВД… Президент СССР Михаил Горбачев заявил, что ничего не знал об этой операции, никакого приказа не отдавал. И отказался лично вручать родителям погибшего лейтенанта орден Красного Знамени, сославшись на то, что это должен сделать председатель КГБ СССР Владимир Крючков.

– Неприятно, когда с тобой играют втемную, – говорит Владимир Ильич. – Помню слова начальника Главного управления охраны Михаила Барсукова: либо вы выполните приказ, либо я буду вынужден подписать приказ о расформировании и разоружении подразделения. Наши руководители ответили, что это нецелесообразно. Выдвигаясь к Белому дому, мы руководствовались одним: надо как-то предотвратить взаимное кровопролитие.

Прибыв на место, расположились около зоопарка. Приняли меры безопасности, на всех высотках посадили наших бойцов. Вся местность просматривалась, но полной картины мы все равно не знали, многое было непонятно. Стрельба шла отовсюду.

Сейчас, по прошествии времени, я могу сказать, что в те октябрьские дни опробовался вариант «цветной революции». Потому как провокаторы стреляли в одних, убегали, а потом стреляли в других. Для них было главное – пролить как можно больше крови. Развязать гражданскую войну

В тот день, 4 октября, на двух БМП мы дважды обогнули Белый дом. Нам нужно разведать обстановку. На втором круге я увидел милиционера, младшего сержанта, который стоял на площади перед зданием правительства и по мегафону поочередно общался то с защитниками Белого дома, то с теми, кто находился на площади и готов был ринуться штурмовать здание. Позже я узнал, что того сержанта, ставшего общественным парламентером, что стоял с планшетом через плечо, звали Геннадий Сорокин. А тогда подумал, что вот через него мы и зайдем в Белый дом.

Когда остановились, я спросил: «Кто со мной?» Вызвались десять человек, потом присоединились и остальные.

– Сознательно ставили себя под удар, не думали, что вас могут расстрелять?

– Но не расстреляли ведь. Такое же подразделение в Киеве в 2014 году не смогло принять самостоятельного решения в рамках исполнения Конституции. В результате Украина была залита кровью. Представляете, что тогда могло произойти в масштабе нашей страны?..

Группа «Альфа», как называют нас в народе, выполнила свою задачу. Мы не допустили братского кровопролития. На нас нет крови. А это главное.