Русское Агентство Новостей
Информационное агентство Русского Общественного Движения «Возрождение. Золотой Век»
RSS

Нужен ли сильной России сильный военный флот?

8 сентября 2020
1 248

Нужен ли сильной России сильный военный флот?

Вообще, размышлительные статьи о том, насколько России важен сильный флот, появляются систематически и регулярно. Возможно, на частоту появления оказывает влияние близости бюджетных чтений на следующий год, но это только предположение.

В основном своем большинстве это обычные ура-кричалки на тему того, что у России два союзника: армия и флот. Но встречаются и реально умные статьи с взвешенным и аргументированным подходом. Но и с такими материалами зачастую хочется поспорить, особенно если в них политические устремления начинают доминировать над здравым смыслом.

Вот такая очередная статья попалась на глаза, и, с одной стороны, соглашаясь со многими вещами, приведенными в ней, категорически хочется оспорить выводы этой статьи.

Сильной России не будет без сильного флота.

Автор – Пучнин Владимир Васильевич, капитан 1 ранга в отставке, доктор военных наук, профессор, профессор кафедры ВУНЦ ВМФ «Военно-морская академия». Что сразу исключает его из числа «экспертов», да и по тексту видно, что это человек, глубоко понимающий процессы, происходящие в стране. Однако с некоторыми посылами согласиться очень и очень сложно, а потому стоит задать несколько вопросов.

В своей статье Пучнин правильно замечает, что отставание России от ведущих стран-судостроителей по готовому тоннажу составляет более чем 100 раз. И сегодня в стране, к сожалению, в очень плохом состоянии находятся станкостроение, машиностроение, производство электронных приборов и даже отдельных компонентов.

Все наши верфи могут переработать за год 400 тысяч тонн стали. У Китая есть три верфи, каждая из которых способна переработать более 1 миллиона тонн стали. У корейцев есть верфь (понятно, что «Хэнде»), перерабатывающая 2 миллиона тонн.

Общая доля судостроения в российском ВВП составляет 0,8%. Крупное судостроение переживает не то чтобы не лучшие времена, у нас большие проблемы с постройкой крупнотоннажных кораблей.

А уж если мы говорим о так называемом импортозамещении, то как раз в судостроении с ним полнейший порядок. Доля иностранных комплектующих в гражданском судостроении составляет от 40% до 85%, для военного кораблестроения – от 50% до 60%

Мы говорим о каких-то там задачах в Мировом океане? Да, выглядит не очень.

При всем том, что морская граница у России не то что есть, ее, скажем так, даже в избытке. Два океана, тринадцать морей, длина почти равна длине экватора…

Казалось бы, Россия – морская держава?

Доля перевозок судами под всеми флагами для России составила 6% общего объема перевозок в 2019 году. Сколько от этого количества сделано российскими судами, сказать сложно, но понятно, что еще меньше.

Нужен ли сильной России сильный военный флот?

Но это отдельный разговор, мы же говорим о военном флоте.

А с военным флотом хоть и несколько лучше, чем с гражданским, то есть худо-бедно что-то да строится, но все равно до эпитетов «сильный» и «великий» очень далеко. Очень хорошо подходит слово «старый» и «восстановленный», поскольку многие корабли (особенно крупные) хаживали еще под флагом СССР.

Лучший пример «современности» нашего флота – это ТАВКР «Адмирал Нахимов». Который в 2022 году должен будет вступить в строй и тем самым значительно улучшить… В общем, не важно, что он улучшит. Важно то, что спущенный на воду в апреле 1986 года корабль вступил в строй в 1988-м и прослужил до аж до 1997 года, после чего встал на ремонт. И до нашего времени продолжает там оставаться.

Нужен ли сильной России сильный военный флот?

23 года в ремонте – это самый что ни на есть показатель. Понятно, что в 2022 году, через 25 лет после начала ремонтов и модернизаций, это будет чуть ли не звездный крейсер со всеми вытекающими последствиями.

Совершенно согласен с Пучниным в том, что строительство флота – это очень непростое дело. Здесь в игру вступает множество факторов: возможности бюджета страны, возможности конструкторов, возможности судостроительных предприятий.

И главное – строительство такого огромного организма, как военный флот, не должно нагнуть до земли экономику. Не зря же говорили в прошлом веке: хотите разрушить экономику маленькой страны – подарите ей крейсер.

В нашем случае речь идет не только о крейсере, но и об авианесущих кораблях, десантных, кораблях прикрытия и так далее.

Таким образом, строительство флота становится элементом общегосударственной политики. И тут начинается самое интересное: столкновение желаний и возможностей. Когда трескучие фразы о той или иной надобности сталкиваются с двигателями, сталью, рабочими руками и прочими составляющими.

Позволю себе цитату из Пучнина:

Национальная морская политика является составной частью политики государства и общества, которая направлена на определение, реализацию и защиту национальных интересов в Мировом океане и формирование благоприятных условий для морской деятельности Российской Федерации в интересах ее устойчивого социально-экономического развития.
Совершенно непонятно, о чем идет речь. Нет, то, что «морская деятельность», скажем, по перевозке того же СПГ в США из нашего северного терминала положительно скажется на социально-экономическом развитии, это понятно. Непонятно, какие неблагоприятные условия для морской деятельности сковывают руки России. Кроме отсутствия кораблей торгово-пассажирского флота, на ум ничего не приходит. Но при чем тут военный флот?

Все вроде бы прозрачно. Торговый флот зарабатывает государству деньги. Рыболовецкий обеспечивает продуктами питания. Военный все это при необходимости охраняет и защищает. При необходимости.

Возникнет такая необходимость или нет, в принципе, флот надо иметь в любом случае. Но еще лучше, когда внятно объясняется концепция применения этого флота. Который обойдется не в миллиарды рублей, а значительно в большие суммы.

И вот тут начинаются расхождения во мнениях. По Пучнину:

В соответствии с действующими в настоящее время концептуальными и нормативно-правовыми документами национальными интересами Российской Федерации в Мировом океане в современных геополитических условиях и на долгосрочный период являются:
– обеспечение незыблемости суверенитета, независимости, государственной и территориальной целостности Российской Федерации, распространяющееся на внутренние морские воды, территориальное море, их дно и недра, а также на воздушное пространство над ними.
Согласен. Для этого и строят сегодня МРК с современными ракетами, подводные лодки, береговые противокорабельные ракетные комплексы и так далее. У нас действительно есть что защищать. И сегодня неплохо было бы иметь для этого как можно больше профильных кораблей. От ракетных катеров до корветов.

… – обеспечение суверенных прав и юрисдикции Российской Федерации в исключительной экономической зоне и на континентальном шельфе Российской Федерации.
Ну то же самое, в принципе.

… – обеспечение свободы открытого моря, включая свободу судоходства, полетов, рыболовства, морских научных исследований, прокладывания подводных кабелей и трубопроводов, права на изучение и освоение минеральных ресурсов международного района морского дна.
Хорошо. Свободу открытого моря обеспечивают соответствующие нормативные документы. И политика. Не стоит далеко ходить за примерами, продолжающиеся невнятные копошения вокруг «Северного потока-2» свидетельствуют о том, что весь Балтийский флот не в состоянии оказать ни малейшего влияния на запреты других стран по прокладке трубопровода.

И более того, в истории с СП-2 оказалось намного важнее наличие не ударных кораблей, а элементарного современного трубопрокладчика. Который оказался один на всю Россию и который пришлось тащить через полмира с Дальнего Востока.

… – обеспечение гарантированного доступа Российской Федерации к глобальным транспортным коммуникациям в Мировом океане.
Хорошо, но здесь хочется задать вопрос: а кто вообще может помешать Российской Федерации (или, может быть, кораблям под флагом РФ?) гарантированно пользоваться коммуникациями? Совершенно непонятен пункт. Здесь снова все регулируется правовыми документами, а уж если мировое сообщество вдруг решит, что судам России нечего делать в Мировом океане, тут, простите, никакой флот не поможет.

… – закрепление за Российской Федерацией статуса великой морской державы, деятельность которой в Мировом океане направлена на поддержание стратегической стабильности, усиление влияния и взаимовыгодных партнерских отношений в условиях формирующегося полицентричного мира.
Что дает этот мифический статус «великой морской державы»? Ну, кроме повода покричать об этом с экрана телевизора или на страницах соответствующих СМИ? Ничего. Совершенно ни к чему этот статус не приведет и ничего не даст. Тем более что у нас в стране можно наградить чем угодно, весь вопрос в том, насколько это интересно остальному мировому сообществу.

Учитывая, что грузооборот и вылов рыбы от этого не увеличится ни на йоту, статусом «великой морской державы» Россию можно оделить прямо сейчас. Никому в мире от этого ни жарко, ни холодно.

«Поддержание стратегической стабильности, усиление влияния» – это смотрится просто смешно. На то, чтобы делать такие вещи, в мире пока есть только один флот – американский. США могут себе позволить и влияние усиливать, и все остальное. Я бы сказал, конечно, что там, где появляется флот США, стабильности настает полнейший конец, но пусть это будет выглядеть как стратегическая дестабилизация.

Главное, что американцы могут это себе позволить со своим флотом. Догнать их до паритета? Фантастика.

Ну и последнее. Улучшение «партнерских» отношений с помощью боевых кораблей – это интересно. С кем можно улучшить партнерские отношения таким образом? И как надолго?

Странные высказывания, странный подход к делу.

… – развитие Арктической зоны Российской Федерации в качестве стратегической ресурсной базы и ее рациональное использование;
– развитие Северного морского пути в качестве глобально конкурентоспособной на мировом рынке национальной транспортной коммуникации Российской Федерации…
Хорошо, соглашусь с тем, что Арктику надо держать под присмотром. Но в Арктике никто и не сможет создать нам угрозы, кроме, пожалуй, американских подводных лодок. Значит, и наличие некоторых классов кораблей (о которых мы поговорим в конце) там совершенно необязательно.

… – безопасное функционирование морских трубопроводных систем углеводородного сырья, имеющих стратегически важное значение во внешнеэкономической деятельности Российской Федерации.
Здесь понятно. Точнее, понятно, что, но непонятно, как. Единственное, что видится, так это боевые корабли, курсирующие над лежащими на полукилометровой глубине трубами. Как можно помешать работе подводного трубопровода? Глубинными бомбами забросать, что ли? И как это тогда нужно охранять и оборонять?

Смотрится несерьезно. Боевые корабли, которые за счет налогоплательщиков будут охранять частные трубопроводы «Газпрома» от мифических террористов. Смех сквозь слезы.

Нужен ли сильной России сильный военный флот?

И все это, простите, подается под соусом «реализации национальных интересов России в Мировом океане». И вот ради этого надо потрать триллионы рублей.

Серьезно? В плане сумм – да. В плане задач – нет.

Идем дальше.

Дальше у нас надо бы рассмотреть, с помощью чего надо реализовывать эти задачи.

Пучнин считает, что «достижение указанных стратегических целей морской политики кораблями прибрежной и морской зоны не представляется возможным».

Значит, надо строить корабли, которые не входят, точнее, выходят за указанные рамки.

Необходимым условием реализации и гарантированной защиты национальных интересов Российской Федерации в Мировом океане является наличие такого военно-морского потенциала, который может обеспечить право и возможности на военно-морское присутствие и демонстрацию силы в стратегически важных, в том числе удаленных, районах Мирового океана».
Ну вот, собственно, вишенка на тортике. Возможность военно-морского присутствия в регионах и понты, то есть «демонстрация флага» где-то еще.

Вот эта глупейшая глупость, «демонстрация флага» где-то в «ключевых точках мира» типа Ливии или Венесуэлы – это не более чем простое разбазаривание бюджетных средств. Бездарное и никчемное.

Ладно, если по миру таскается музейный экспонат советской эпохи на атомном ходу, это хоть не очень дорого стоит. Но если авианосное корыто на нефтяных котлах портит атмосферу в разных уголках земного шара – это печально. И заслуженно вызывает законный смех и троллинг в социальных сетях.

И вот, собственно, то, ради чего Пучнин писал всю статью.

Необходимым условием реализации и гарантированной защиты национальных интересов Российской Федерации… нужны надводные корабли дальней морской и океанской зоны, включая эсминцы, универсальные десантные и авианесущие корабли, способные появляться в нужное время и в нужном районе Мирового океана в соответствии с меняющимся геополитическим и военно-стратегическим ландшафтом.
То есть во имя каких-то совершенно невнятных идей надо истратить громадные суммы на то, чтобы появились авианосцы, эсминцы и УДК. И они будут защищать непонятные интересы по всему земному шару.

Собственно, на этом можно и закончить. И не потому, что у нас денег нет на постройку таких кораблей, у нас возможности нет.

Начать надо с того, можем ли мы вообще построить такие корабли в том количестве, о котором говорит Пучнин. Может ли наша экономика, которая, очень мягко говоря, не блещет показателями и – самое главное – возможностями, осилить постройку кораблей без ущерба для страны?

Итак, экономика и бюджет. И корабли.

Пучнин считает, что к 2035 году наш флот может иметь вот такой состав:

– ракетные подводные лодки стратегического назначения – 8–10 единиц;
– многоцелевые атомные подводные лодки – 16–18 единиц;
– многоцелевые дизельные и неатомные подводные лодки – 24–27 единиц;
– авианосцы (авианесущие крейсеры) – 3 единицы;
– корабли дальней морской и океанской зоны (крейсера, эсминцы, фрегаты) – 26–28 единиц;
– универсальные десантные корабли (УДК) – 3–4 единицы;
– большие десантные корабли – 11–14 единиц;
– корабли ближней морской зоны (корветы, малые ракетные и патрульные корабли, тральщики) – 77–83 единицы.

Со списком все вопросы исчезают. Ибо налицо фантастика – не самая научная, к сожалению.

И начинается она в строке «авианосцы/авианесущие крейсера». Один как бы еще есть пока, где Пучнин собирается взять еще два – вопрос.

Крейсера, эсминцы, фрегаты, БПК – 20. Но молчим, что основное большинство – 30 лет и выше по возрасту.

УДК. После «Мистралей» телодвижения продолжаются, но еще в «мистральную» эпоху нам так внятно и не объяснили, где и, главное, кого мы будем ударять этими кораблями и куда высаживать десанты. БДК пригодились в «сирийском экспрессе», после чего плавучие ветераны эпохи СССР в основном своем большинстве сыграли в ремонт.

Данная «стратегия» оценивается Пучниным в 11 миллиардов долларов. В год. Причем на строительство новых кораблей пойдет половина. То есть если вся цифра в рублях составит 830 миллиардов рублей, то на корабли – 400 миллиардов рублей в год. Ну и на всю программу – 4 триллиона с небольшим до 2035 года.

Очень сомнительная цифра.

Но это не самое печальное. Печально читать вот такое:

Указанный корабельный состав ВМФ, в котором доля современных вооружений составит не менее 75–80%, способен обеспечить военно-морское присутствие на постоянной основе в трех и более ключевых районах Мирового океана группировки сил общим составом: одного авианосца, не менее одного УДК, до шести кораблей дальней морской и океанской зоны, не менее четырех многоцелевых атомных и до пяти неатомных подводных лодок. Дополнительно в акваториях Черного, Балтийского и Японского морей (в ближней морской зоне) иметь в постоянной готовности не менее 10 корветов и малых ракетных кораблей с высокоточным оружием большой дальности.
Вот когда такое пишет человек, который вроде бы имеет отношение к флоту, знает его изнутри и не понаслышке, это, повторюсь, печально. Потому что присутствие «в ключевых точках» трех эскадр с авианосцами – это уже ненаучная фантастика.

И на этом можно уже и заканчивать обзор. Потому что серьезно относиться к прожектам в наше время не стоит. Да, «ястребы», к сожалению, есть в любой стране. Но не везде их допускают до бюджета. К счастью для тех стран, где не допускают, там все хорошо.

Конечно, и у нас есть любители побряцать оружием из числа диванных экспертов. Им да, им будут щекотать нервы видения эскадр под российским флагом в «ключевых точках» Мирового океана. Только вряд ли кто-то сможет внятно объяснить, что эти эскадры там будут делать. Как они станут «эффективно противодействовать военным угрозам в Мировом океане».

Ну да, стандартный набор трескучих фраз насчет ядерного и неядерного сдерживания противника, обеспечение каких-то «потенциальных интересов» и так далее.

В общем, были бы деньги, а на какую глупость их потратить, у нас «эксперты» всегда сообразят.

Хорошо, деньги могут найтись. Как всегда, обложить налогами и поборами, призвать в очередной раз «затянуть пояса», напугать «шевелением вражеских полчищ» у наших границ и все в таком духе.

Сейчас уже должно последовать обвинение в непатриотизме, но…

А даже если деньги найдутся в таких объемах, где строить будем? Мы, простите, даже если с боем город Николаев присоединим к России, там уже все разрушено и развалено. Но больше авианесущие крейсера у нас строить нигде не умели. Увы. И не надо вещать, что сейчас в Керчи построят авианосец на 100 000 тонн. Не построят. Некому. И не на чем.

Примерно то же самое и с кораблями дальней океанской зоны. Да, к 2022 году обещали вывести из вечного ремонта «Адмирала Нахимова», но посмотрим. Когда закончат ремонт, тогда и поговорим, пока рановато.

И, собственно, чем грезить об эскадрах, бороздящих ключевые точки в океане, лучше бы задумались, где взять двигатели для эсминцев-фрегатов. А то «Адмирал Харламов» с 2004 года стоит, неприкаянный, потому что, как всегда, двигателей нет и не предвидится даже.

Впрочем, об эсминцах есть у кого почитать и без этого.

В качестве итога выражаю глубочайшее сожаление по поводу того, что в нашей прессе все еще появляются такие ненаучные, но фантастические материалы. Закрадывается мысль, что появляются они неспроста, а именно потому, что кто-то заинтересован в выделении огромных сумм на «разработку и строительство» атомных авианосцев, атомных эсминцев и прочей чепухи.

Понятно, что чем выше сумма, тем больше можно отпилить и отгрызть. Это понятно. А вот как построить три авианесущих корабля в условиях современной России – вот это мне совершенно не понятно. И сложно понять людей, которые совершенно серьезно говорят о необходимости реализации таких планов.

России, естественно, нужен флот. Тот, который будет охранять берега и прибрежные зоны от любых поползновений. Тот флот, который будет реально угрожать нанесением удара по потенциальному противнику ядерными боеголовками.

Но играть в дорогостоящие игрушки типа крейсеров-авианосцев… Давайте все-таки серьезно отнесемся к вопросам «демонстраций флага». И прикинем, насколько они экономически выгодны.

Извините, но старый корабль, демонстрирующий флаг третьим странам типа Венесуэлы, – это не уровень «великой морской державы». Это смех сквозь горькие слезы.

Автор: Роман Скоморохов

Поделиться: