Русское Агентство Новостей
Информационное агентство Русского Общественного Движения «Возрождение. Золотой Век»
RSS

Континентальная противоракетная оборона России

4 апреля 2018
2 019

В Казахстане прошли очередные испытания модернизированной российской противоракеты. Что это за ракета, в каких системах будет применяться и каковы возможности этих систем — в материале iz.ru.

На Сары-Шагане, на западном берегу казахстанского Балхаша, уже более 60 лет назад «свила гнездо» отечественная противоракетная наука. Здесь испытывались радары раннего предупреждения, ракеты-перехватчики и даже экспериментальные лазеры большой мощности. Более того, так называемая «внутренняя трасса», на которой проверяют «перспективное боевое оснащение» межконтинентальных ракет (в том числе средства преодоления ПРО), как раз лежит по линии Капустин Яр — Сары-Шаган. И те испытывают, и эти тренируются.

«Амур» и «Самолет»

Единственный действующий в России объект ПРО от МБР — система А-135 «Амур», развернутая в Подмосковье и прикрывающая так называемый «Московский административно-промышленный район». На постоянное дежурство поставлена в 1995 году. До того на ее месте дежурила система предыдущего поколения А-35М.

«Амур» по проекту состоит из многофункционального радара кругового обзора «Дон-2Н» под Софрино (полигонный образец «Дон-2НП», к слову, стоит в том же Сары-Шагане), командной инфраструктуры и шахтных противоракет двух типов.

Первый эшелон формируют заатмосферные перехватчики 51Т6 с ядерными боевыми частями в числе 32 единиц. Их задача по заданию — «проредить» боевые порядки еще до входа блоков в атмосферу. На данный момент принято считать, что эти ракеты полностью сняты с боевого дежурства. Второй эшелон — 68 высокоскоростных перехватчиков 53Т6 с ядерными боевыми частями, которые атакуют цели уже в пределах атмосферы.

Общее количество противоракет было ограничено 100 единицами по Договору о ПРО 1972 года. С 2002 года договор не действует, но наращивание боевых средств не велось.

Как раз ракеты внутриатмосферного перехвата и испытываются на Сары-Шагане довольно регулярно. Их возобновили в середине 2000-х годов, и с тех пор отстреляли уже полтора десятка ракет. Из них несколько последних выполнялись уже модернизированными ракетами 53Т6М нового выпуска.

С 1980-х годов тянется и разработка следующей версии ПРО Московского районе — «Самолет-М» (А-235). В системе также будет несколько противоракет, одна из которых —53Т6М; также планируются новые, предположительно на мобильных пусковых установках (вероятно, с ними связана тема «Нудоль», испытания по которой идут с 2014 года). Также система сможет работать как противоспутниковая: это уже умела А-35М, но пришедшая ей на смену А-135 таких возможностей уже была лишена.

С-500

 

Все прочие имеющиеся в стране системы, способные атаковать баллистические ракеты (С-300В4, С-400), относятся к так называемой «ПРО театра военных действий». Максимум они способны перехватывать некоторые баллистические ракеты средней дальности (до 3000-3500 км).

Но именно из этой линейки растет «связующее звено», которое станет мостом между стационарными системами типа «А» и дальнобойной объектовой ПВО (С-300П, С-400). Речь идет о системе С-500, предположительное наименование «Прометей».

Это полностью мобильная система, включающая в себя дальние ракеты из проектного состава С-400 (40Н6, благодаря дальности которых она, собственно и получает право именоваться «400», а не «250»), а также еще более продвинутые изделия, потенциально способные перехватывать цели со скоростью до 7 км/с, то есть получающие возможность обороны от МБР на конечном участке траектории.

Информационные средства С-500 получат возможность сопряжения с А-235 с передачей целеуказания, таким образом будет сформирована единая распределенная система ПРО.

Кроме того, противоракеты из состава С-500 предполагается «оморячить»: в качестве носителя для них выбраны перспективные эсминцы (по сути — атомные ракетные крейсера) проекта «Лидер».

Сравнение с НПРО США

Чем российские системы ПРО отличаются от национальной ПРО США, которая на слуху уже не первый год? В первую очередь, контролем пространства. Российские системы размещаются только на территории страны, что создает, по сути, распределенную и многоуровневую систему перехвата на конечном участке траектории.

В то же время США сделали ставку на многоэшелонную архитектуру мобильных средств, включающую в себя (во всяком случае, в перспективе) средства перехвата не только на конечном участке, но и на средней части траектории, а также на активном участке (на разгоне ракеты, еще до разведения нагрузки в боевые порядки). При этом географически отдельные компоненты выносятся довольно далеко от континентальной территории страны (Восточная Европа, в перспективе — Восточная Азия).

Кроме того, США изначально строили систему огневых средств ПРО так, чтобы противоракеты Standard SM-3 можно было применять из стандартных вертикальных пусковых установок Mk.41, которыми оснащены все их ракетные эсминцы и крейсера, а также некоторые корабли ВМС стран НАТО. После соответствующей доработки это позволяет нарастить состав ударных средств дешево и довольно быстро — естественно, в сравнении с развертыванием противоракет в специализированных пусковых установках. На данный момент, впрочем, SM-3 не способны бороться с МБР, и скорее ориентированы на противодействие ракетам средней дальности.

Господство на море и широкая сеть союзников по всему миру позволяет США опираться на такую архитектуру. Кроме того, в планах периодически всплывает космический эшелон ударных средств — орбитальные перехватчики. Эта тема тянется с конца 1980-х, из области СОИ. На данный момент в ней наблюдается очередной ренессанс «словесных интервенций»: испытания северокорейских ракет межконтинентальной дальности вызвали целый поток статей, докладов и реплик на тему неизбежности развертывания и орбитальных перехватчиков тоже.

При этом возможности по борьбе собственно с МБР у обеих стран сопоставимы. У американцев сейчас есть только 44 перехватчика типа GBI, которые по своей энергетике способны перехватывать межконтинентальные ракеты. Они развернуты на Аляске и в Калифорнии, прикрывая северокорейское направление.

Заметим, что и в российском, и в американском случаях речь идет лишь о способности отразить одиночный пуск (в том числе случайный) или немногочисленный  групповой пуск (считанные единицы не самых современных МБР). От более-менее серьезного массированного ракетного удара эти системы не защитят.

 

Поделиться: