Русское Агентство Новостей
Информационное агентство Русского Общественного Движения «Возрождение. Золотой Век»
RSS

Киев добивается, чтобы уже и Германия захотела остановить украинский транзит

19 ноября 2019
1 864

Киев добивается, чтобы уже и Германия захотела остановить украинский транзит

Киев работает над тем, чтобы найти компромисс с Германией по поводу «Северного потока -2». Соответствующее заявление сделал министр иностранных дел Украины Вадим Пристайко.

В интервью «РБК-Украина» он отметил, что Германия неоднократно «говорила» о «Северном потоке-2», как о проекте, в который они вложили много инвестиций и который надеются довести до конца, чтобы «диверсифицировать источники энергии». При этом позицию украинского руководства он назвал «диаметрально противоположной».

«Мы говорим нашим германским коллегам, что это тот случай, когда мы с ними не соглашаемся. Они это понимают и говорят: это тот случай, когда и мы с вами не соглашаемся», – цитирует издание главу украинского внешнеполитического ведомства.

Задачей Киева и Берлина, по словам Пристайко, является поиск компромисса по этому вопросу. И якобы Германия к компромиссу готова.

Прежде всего, как он дал понять, речь идет о гарантированных объемах прокачки газа через украинские трубопроводы. Уже стало известно, что «Газпром» предложил «Нафтогазу» продлить действующий контракт на транзит газа, отметив, что подписание соглашения возможно после отказа сторон от претензий друг к другу в международном арбитраже, отмены решения Антимонопольного комитета Украины о наложении на «Газпром» штрафа за «нарушение экономической конкуренции», а также после отзыва ходатайства украинской компании об инициировании Европейской комиссией расследования против «Газпрома». «Нафтогаз» отверг предложение «Газпрома» на таких условиях.

У Берлина, между тем, явно другие заботы. Он ищет пути, как можно было бы защитить «Северный поток-2» от жестких правил обновленной Газовой директивы ЕС, которая на прошлой неделе была одобрена Бундестагом. То есть, Германия согласилась с тем, что действие Третьего энергопакета ЕС будет касаться не только наземных, но и морских трубопроводов, проходящих в территориальных ЕС. «СП-2» проходит в двенадцатимильной морской зоне ФРГ.

Проблема в том, что новое энергетическое законодательство не позволяет «Газпрому», эксплуатировать трубу на полную мощность и требует часть ее отдать сторонним независимым компаниям. Поэтому немцы одновременно разрабатывают критерии, которые дают возможность «СП-2» обойти эти нормы.

Украина же восприняла интересы Германии, как личное оскорбление и даже пригрозила ей судом, если она добьется поблажек для «Северного потока-2» в своем законодательстве.

Какой в этой ситуации возможен компромисс, совершенно непонятно…

– На самом деле, между Украиной и Германией никакого диалога нет вовсе, – комментирует ситуацию ведущий эксперт Фонда национальной энергетической безопасности, преподаватель Финансового университета при правительстве РФ Игорь Юшков. – Потому что в этом плане Украина не является каким-то субъектом переговоров и вообще международных отношения. Соответственно, никак не может тут указывать Германии.

Да, переговоры идут – между Германией, США, Брюсселем и Россией по поводу «Северного потока-2». В этом кругу обсуждения какие-то могут быть, как и давление со стороны участников. Но никак не со стороны Украины. Она в данном случае является объектом международных отношений, но не участником. Не субъектом.

Подобные заявления украинские политики делают, скорее, для внутреннего потребителя. Пытаются успокоить, что ничего страшного не происходит – мол, «мы не зря едим свой хлеб, мы работаем, сейчас вот с немцами договоримся».

Но в реальности, конечно, такого диалога с Германией нет.

Немцы последовательно реализуют этот проект – «Северный поток-2». Они, действительно, пытаются защитить инвестиции немецких компаний, которые были сделаны в этот проект.

Там общая стоимость 9,5 млрд евро. И помимо «Газпрома», который дал половину этой суммы, вторую половину дали пять европейских компания, две из которых немецкие.

Поэтому Германия, естественно, хочет, прежде всего, обезопасить себя – т.е. создать себе статус крупнейшего транзитера, крупнейшего газового хаба в Европе. Потому что чуть ли не все газопроводы – первый «Северный поток», второй «Северный поток», а также «Ямал-Европа» – будут приходить к ней.

И для немцев превыше всего безопасность энергоснабжения. А украинской трубе уже 30−40 лет на разных участках, и какая там модернизация должна пройти, непонятно. Явно стоить это будет примерно столько же, как новый трубопровод. Вопрос, кто за это должен будет платить.

Немцы лучше за счет «Газпрома» и частных компаний построят «Северный поток-2» и не будут зависеть от Украины вовсе.

«СП»: – Тогда какие могут быть компромиссы с Киевом по объемам прокачки?

– Ну, есть здесь определенные, как бы неформальные обязательства, которые Германия обсуждает с Россией – не с Украиной. В частности, что Россия не осушит полностью украинский транзит после запуска «Северного потока-2».

Но не усилия Украины к этому приводят. А это Германия пытается, как раз-таки, обезопасить «Северный поток-2». Чтобы никто ее не обвинил в том, что это политический, а не экономический проект, который якобы делается для того, чтобы задушить экономически Украину.

Германия потому и взяла, можно сказать, честное слово с России, что Россия обнулять транзит через Украину не будет.

Но, опять же, эти обязательства работают только в случае, если Киев согласится подписать транзитный договор с 1 января 2020 года. Украина на это не идет. В частности, менеджеры «Нафтогаза» всячески торпедируют эти подписания.

Если такого договора с 1 января не будет, то Россия не будет чувствовать себя обязанной вообще какие-то объемы сохранять. Собственно говоря, а как она сохранит объем транзита, когда договора нет?

Можно сказать, что немцы в определенной степени учли интересы Украины, когда пытались Россию обязать какие-то объемы им оставить. Но если договора на транзит не будет, то и Германия им тут ничем не поможет.

Но, с другой стороны, у Берлина тоже нет иллюзий по поводу перспектив транзита газа через Украину. И они стоят с Киевом, действительно, на разных позициях – тут Пристайко прав.

Германия – за реализацию проекта, причем, за полную загрузку «СП-2». Украина – против.

Собственно, каждый кубометр, который пойдет через новый трубопровод, это будет кубометр газа, который снимается с украинского транзита.

«СП»: – Сможет ли все-таки Германия вывести «Северный поток-2» из-под действия новых поправок Газовой директивы ЕС?

– Естественно, Германия предпринимает шаги, которые защитят «СП-2» – по крайней мере, морской участок газопровода – от жестких правил Третьего энергопакета и позволят загрузить его на полную мощность. Потому что все прекрасно понимают, что Третий энергопакет, распространенный на морские газопроводы, это уже применение антимонопольного законодательства в качестве санкций.

То есть, там, в 12 милях от берега Германии никакой конкуренции на дне моря вообще возникнуть не может. Никакие другие газопроводы не приходят в эту точку, и СПГ-терминалов там нет.

И, соответственно, газ поступает из России одного собственника – «Газпрома». Потому что у нас есть федеральный закон об экспорте газа, который только «Газпрому» дает это право.

Германия, конечно, пытается вывести проект из-под норм энергопакета ЕС. Удастся ли ей полностью переключить на себя это решение, пока непонятно. Но, вероятно, будет найден какой-то компромиссный вариант.

То, что Бундестаг на прошлой неделе принял поправки, позволяющие самой Германии принимать решения, это позитивно и для России, и для самих немцев. Поскольку они предусматривают, что регулирование морской части «Северного потока-2» будет осуществляться Федеральным сетевым агентством. Хотя Еврокомиссия первоначально настаивала на том, что этот вопрос будет входить в ее компетенцию.

По сути, немцы говорит: «Да, мы имплементируем, поправки, которые были внесены в Газовую директиву ЕС в мае 2019 года. Но имплементируем так, что мы сами будем принимать решение по поводу вот этой последней морской части в 12-мильной экономической зоне».

Чем все это закончится, посмотрим. Явно каждая из сторон будет бороться.

«СП»: – Украина уже грозит судом, если Германия избавит «СП-2» от действия этих поправок. Там почему-то уверены, что выиграют дело…

– Украина здесь иски подавать не сможет, потому что она – не член Евросоюза. Но поляки, наверняка, оживятся…

Со своей стороны, Россия подает в суд на Еврокомиссию за то, что она обесценивает инвестиции, которые были сделаны в рамках «Северного потока-2».

Поэтому, я думаю, что впереди еще много долгих и напряжённых судебных процессов: и по газопроводу OPAL – сухопутному продолжению «Северного потока-1». И по «Северному потоку-2».

Борьба здесь будет долгой. Но у «Газпрома» есть очень хорошие шансы победить.

Потому что в ВТО российская компания, например, уже выиграла – там признали противозаконным ограничение пропускной способности трубопровода OPAL, которое было наложено со стороны Еврокомиссии.

После этого Еврокомиссия те 50% мощности, которые оставались незагруженными, выставила на аукцион, и Газпром, естественно, как единственный участник аукциона, эти 50% дозагрузил.

Польша, в свою очередь, оспорила решение о проведении аукционов. И сейчас «Газпром» подал свой встречный иск к Варшаве.

Вот такая судебная волокита, я думаю, будет еще очень долго продолжаться и по поводу OPAL, и по поводу «Северного потока-2».

«СП»: – Почему, в таком случае, Еврокомиссия не подаст в суд на Украину, которая так активно противодействует подписанию транзитного договора с Россией, что вполне может спровоцировать новый газовый кризис в ЕС?

– Прежде всего, у самих европейцев здесь нет единой точки зрения. Многие как раз на наднациональном уровне пытаются получить дополнительные полномочия себя. Брюссель, например. И у них логика такая: может быть, и хорошо, что настанет газовый кризис и будет напряженный отопительный сезон.

Потому что тогда они смогут получить дополнительные полномочия, о чем давно говорил и Шефчович – уходящий комиссар по энергетике.

Речь, собственно, идет о создании энергетического союза ЕС, которому будет позволено брать на контроль любой коммерческий проект, и если ему что-то там не понравится, накладывать на него вето.

И, собственно, провести решение, наделяющее ЕК такими полномочиями, можно только в результате определенного энергетического шока и энергетического кризиса. Я думаю, в какой-то степени они за это выступают.

Понятно, что с Украиной надо что-то делать. Но, в общем-то, никому это не нужно, получается.

Немецкая позиция заключается в том, что если прервется транзит, то все, наконец, убедятся, что многолетние истории с обходными газопроводами, это было правильное решение.

Брюссель, в какой-то степени, ориентирован на США, и когда транзит через Украину остановится, будет убеждать, что «надо было развивать СПГ».

Американцы тоже рады. Ведь, по сути, остановка украинского транзита, это их проект. Именно они подначивают менеджмент «Нафтогаза» любым способом уходить от принятия прямого решения.

Украина, она же, вроде как, не отказывается, говорит: «Мы с удовольствием подписали бы, это „Газпром“ не хочет». Или другая отговорка: «мы подпишем, но сначала должны выделить оператора ГТС. Мы же – ЦэЕвропа, а по правилам Третьего энергопакета ЕС требуется выделить независимого оператора. Мы этим и занимаемся. А то, что не успеваем – ну, извините…».

То есть, тут множество факторов, почему европейцы не подают в суд на Украину.

«СП»: – Автоматически транзитный договор не продлится?

– Даже если такая формула предусмотрена в договоре, то де-факто это сделать невозможно. Потому что Украина приняла решение о том, что будет оператор газотранспортной системы.

То есть, договор-то подписан с «Нафтогазом», а «Нафтогаз» уже в декабре перестанет быть собственником ГТС.

Поэтому, какой смысл что-то подписывать с «Нафтогазом», если собственник у трубы другой будет. О чем можно договариваться с «Нафтогазом», если он не владеет трубой и не сможет обеспечить транзит.

И в этом тоже определенная коллизия. Непонятно, с кем договор подписывать. При этом, «Нафтогаз» зачем-то приезжает на переговоры – вот и в ноябре, наверное, опять поедет в Брюссель. Зачем? Ведь он, по решению самой Украины, не будет оператором.

Поделиться: