Русское Агентство Новостей
Информационное агентство Русского Общественного Движения «Возрождение. Золотой Век»
RSS

Как француз после срочной службы в российской армии «заболел Россией по-настоящему»

18 ноября 2018
3 219

Как француз после срочной службы в российской армии «заболел Россией по-настоящему»

Герой нашего сегодняшнего материала - француз по имени Ян, и он вполне обоснованно называет себя «маленьким мостом между Францией и Россией». Будучи с детства двуязычным человеком, жившим и в российских реалиях и во французских, имеющим паспорта обеих государств, он тем не менее осознанно выбрал прохождение срочной службы непосредственно в России. Принес присягу нашей стране и с тех пор прочно связал свою жизнь с нашей Родиной.

О том, как проходила служба Яна в российской армии (причем во времена, когда вооруженные силы лишь начинали превращаться в то, чем мы гордимся сегодня), «француз» рассказал в ролике на своем интернет-канале.

В частности, в получасовом эфире Ян заявил, что началось всё с ноября 2010 года и тянулось до ноября 2011-го, за этот год он «заболел Россией по-настоящему».

Как француз после срочной службы в российской армии «заболел Россией по-настоящему»

 

- «По нынешним реалиям», - начал француз. «Моя история и вовсе будет выглядеть необычно, ведь службу я проходил в российском Севастополе, при том, что сам Крым на тот момент был еще украинским»...

Сходу Ян отметил, что по его мнению, 2014 год ничего не изменил для Севастополя: «он как был русским в 2010 году, так и остался им в 2018-ом».

- «В частности» - засмеялся француз, «первыми в армии рухнули мои надежды на то, что знание русского языка у меня более-менее хорошее, потому что истинный объем и глубину русского мата, я как выяснилось даже и близко себе не представлял»…

Как француз после срочной службы в российской армии «заболел Россией по-настоящему»

 

- «Ну а в целом, если говорить о том, почему я вообще пошел в армию, и почему именно в российскую, ответ вас, наверное, удивит. Видите ли, люди родившиеся и выросшие в России совершенно не замечают того, насколько военизированна ваша (а теперь уже и моя) страна. А вот я заметил. Любовь и бережное отношение к истории, к победам в войнах, повсеместные люди в тельняшках на праздниках, парады, машины с мемориальными знаками и знаками победы, срочная служба через которую проходят сотни тысяч молодых людей, все это для меня, как для человека чьи предки (по одной из линий) также были частью всего этого, стало магнитом и заставило осознанно приобщиться к русской военной культуре».

На момент начала срочной службы, Ян воспринимал ее как своего рода эксперимент, однако на день окончания уже твердо заявлял: «я влюбился в Россию по-настоящему и уже не рассматриваю слова присяги как простую формальность». Более того, по словам «француза», он и сегодня готов защищать нашу общую Родину.

В рассказе Яна фигурировали смешные и одновременно обыденные для армии вещи, например неожиданное осознание того, что «оказывается человеческий организм способен на большее», в частности «заработать мозоли в военных берцах, и в этих же берцах, не снимая их вылечить», или «не спать два дня, но совершить на третий марш-бросок с нагрузкой в несколько километров, при том что ранее считал для себя подобное в принципе не возможным», и так далее. В армии через это проходят все.

- «Я попал в десантно-штурмовой батальон морской пехоты», - прояснил он. «И разумеется сразу понял, что каким бы не был ваш физический уровень, в российской армии офицеры специально дадут тебе нагрузку вдвое больше твоего максимума. Вот тут-то ты и понимаешь, чего стоишь и где твой настоящий предел. Спустя несколько месяцев я уже умел делать все, а со временем перенастроился в другого человека. В себя настоящего», - заключил тот.

У Яна, также фигурировал ироничный рассказ о том, как один из офицеров «помог» ему выучить названия и расположения на карте всех основных городов России. В процессе обучения фигурировала стопка конспектов и его собственная голова, в результате многократного взаимодействия первого и второго, уже через неделю «француз» знал основную географию нашей страны лучше, чем основные европейские столицы.

Вообще же, за восемь прошедших лет с тех пор, как наш новый соотечественник закончил свою службу, Ян не только прекрасно доучил русский язык, но и проникся его мелочами и культурой. В частности, подводя итог рассказа, он с юмором заявил, что у него в армии «всё было»! И неуставные отношения, как у всех, и качания через ОЗК и химзащиту, и многое другое. Но, с другой стороны, по словам «француза» армия – это отличные способ отдохнуть. «Вот смотрите сами» - сказал он. «За бесплатно у вас путевка на годовое проживание, приставленные кураторы и гиды, которые кстати, занимаются вами и днем, и ночью, разные кружки, спорт, фитнесс, а ведь в гражданской жизни люди за это большие деньги платят!

Как француз после срочной службы в российской армии «заболел Россией по-настоящему»

 

Ну а если серьезно – это превосходная школа и сейчас я очень ей рад», -закончил он.

Самым важным жизненным аспектом, который и дал «французу» понять, что именно Россия – его новая Родина, стало его короткое возвращение во Францию после службы. Именно в Париже Ян окончательно осознал, что принесла ему Россия и ее армия, и что дело не только в навыках, но и в ценностях "северной" страны .

- «После демобилизации», - рассказал он. «Я оказался в Париже, однако тогда еще свежая привычка солдата быстро взяла верх и заставила меня найти возможность заняться каким-нибудь спортом. В общем, я пошел в соседний парк. Начал пробежку и вдруг увидел у местного надпись на рубашке - «20 км в Париже». Ну думаю, хорошо. Пришел на этот полумарафон, смотрю по сторонам на французов, а они все заряженные, дико серьезные, в нелепой разгрузке, по кармашкам рассованы снигерсы и прочие шоколадные батончики, кардиографы подсоединены, какие-то напульсники на руках, очки, бутылочки, шапки, термобелье, карта, где что и на каком километре брать, и тогда я подумал, они наверное и войну вот также себе представляют. Что всё у них в критической ситуации тоже будет, что можно всегда подготовиться, можно пойти позащищать страну, а можно и не защищать, в общем что жизнь всегда такая, а самое тяжелое – это вот этот вот марафон. Ну а тут и прихожу я, в обычных шортах, в кроссовках за 5 евро и в русской армейской тельняшке. Было +9 тепла, а все вокруг выглядели так, как будто сейчас дико холодно, закутались в куртки, мусорные пакеты на себя одели с дырочками, вдруг дождь закапает, а я смотрел на все это и внутри смеялся».

Когда дали старт, Ян пробежал трассу также, как в России выбегал в магазин за хлебом. И неудивительно, ведь в армии он бегал по 7-8 км в ОЗК, даже летом, кто служил, тот все понимает. А тут 20 км, с любым темпом бега, в общем на финише трассы, по словам "француза", он кое-что понял и позже у него с родными состоялся разговор...

- «Я просто заявил», - сказал Ян. «Что французы отменили у себя в стране срочную службу очень зря. Это произошло в 1996 году, и сегодня я новыми глазами увидел Францию. Понял, как выглядит страна, в которой живет первое, второе и третье поколение мужчин, которые никогда не служили. Оказалось, что это распространяется на все сферы жизни и такая Франция – печальное зрелище».

«В итоге», - заявил он в финале интервью. «Я лишь еще больше убедился, что сделал тогда верный выбор, и не зря связал жизнь с Россией, а не с какой-либо другой страной».

Поделиться: