Русское Агентство Новостей
Информационное агентство Русского Общественного Движения «Возрождение. Золотой Век»
RSS

Как северокорейцы обогащают свою страну через Россию (видео)

18 февраля 2017
5 312

Как северокорейцы обогащают свою страну через Россию

Обычно мы судим о Северной Корее по кадрам с парадов. А какие северокорейцы есть в российском Приморье? Кто они, завсегдатаи владивостокского кафе "Пхеньян"? Почему пассажиры рейса Владивосток — Пхеньян — какие-то другие гастарбайтеры? Кому они отдают деньги, заработанные в России? Как их вообще отпускают из КНДР? Кто эти люди у нас и чего от них ждать?

Северокорейскими певицами и официантками во Владивостоке не удивишь — все-таки в столице Приморья есть целый ресторан "Пхеньян". Тропа кимчи начинается на стыке границ России, КНР и КНДР.

Железнодорожный мост соединяет два берега реки Туманной, на корейский манер Туманган. И если на одном берегу — Россия, приморский поселок Хасан, то на другом — уже Северная Корея. До границы — всего 200 метров, она проходит по фарватеру реки.

В Северную Корею из Приморья нет автомобильных дорог — только одна железнодорожная ветка. Отсюда свои путешествия по нашей стране начинали и Ким Ир Сен, и Ким Чен Ир. Их внук и сын к нам пока не приезжал, но после недавнего пожара в Хасане восстановили домик, где на первых метрах российской земли останавливались прежние руководители КНР.

Вопреки стереотипам российскую границу действительно пересекают не только официальные северокорейские делегации, но и десятки, и даже сотни рядовых северокорейцев. И большинство из них — конечно, не певцы и не официанты. Их путь — в промзоны Владивостока.

Общежитие для граждан КНДР. Здесь, мягко говоря, довольно бедно. Исключение — красный уголок: портреты вождей на стенах, свежие цветы, вероятно, в честь недавнего юбилея со дня рождения Ким Чен Ира. На карте Владивостока отмечено, где и в какое время он здесь останавливался. Просторный зал для собраний. В жилых комнатах ютятся по пять, даже по десять человек, и каждый — категорически против съемки.

Практически все северокорейцы во Владивостоке трудятся на стройках или занимаются ремонтом. Слово "кореец" в объявлении как знак качества — сработает на совесть и в срок. Какой же у них стимул?

Консульство КНДР не так давно переехало из Находки. Здесь — постоянный контингент, который зарабатывает.

"Для них это своего рода нефтедоллар. Они их присылают сюда, оплачивают фирме деньги. Эти деньги переводятся в доллары и уезжают в Северную Корею. Таким образом страна обогащается", — рассказал Павел Сергиенко, руководитель строительной компании.

Каков механизм отбора таких рабочих внутри КНДР, мы не знаем. Но известно, что здесь у нас у них четкая иерархия — руководитель, сотенники — у каждого в подчинении по сотне человек, бригадиры или "капитаны" — на них приходятся в среднем по 20 подчиненных. Живут "капитаны" тоже в общежитии и строго следят за поведением остальных. Строители безропотно подчиняются. Почему?

Аэропорт Владивостока. Рейсы в Пхеньян вылетают исправно дважды в неделю, но их пассажиры какие-то другие. Вроде и со значками, но хорошо одетые, с дорогими аксессуарами и явно привыкшие к подчинению. Откуда же у них берутся такие доходы, что при выезде из России приходится заполнять таможенную декларацию? Ведь, как правило, так вывозят либо большие суммы денег, либо ценности. Не они ли и есть те самые, как это ни странно звучит для КНДР, менеджеры организаций, привозящие гастрабайтеров?

"Они очень много денег отдают своим фирмам, которые обеспечивают их приезд сюда, обеспечивают инструментами и проживанием. Взамен этого в месяц от 45 до 50 тысяч они обязаны отдать фирме", — сказал Павел Сергиенко.

Но, насколько мы понимаем, то, что заработал сверху, идет тебе. Вот северокорейcкие рабочие и берут сразу по десять заказов и более. А так как Интернета в КНДР нет, по старинке пишут письма — такой у них единственный способ связи с близкими, оставшимися в КНДР, как это было у нас в советские времена.

Вообще северокорейская трудовая миграция на Дальний Восток — это уже предмет исследований историков. Корейских рабочих начали вербовать уже в начале 50-х. Тогда, в послевоенные годы, в регионе не хватало рабочих рук. Занимались в основном рыбообработкой, заготовкой леса и сельским хозяйством.

Сверхплановая сдача хлеба государству продолжается. Cейчас, при смене экономической модели в России, работают во все более разных местах.

Говорят, в ресторан заходят и корейцы с юга, чтобы посмотреть, какие они, братья-северяне. Но вот парадокс: южанам виза в Россию не нужна, но второе после китайцев место по числу иностранцев, въезжающих в Приморье, занимают все-таки граждане Кореи Северной.

Поделиться: