Русское Агентство Новостей
Информационное агентство Русского Общественного Движения «Возрождение. Золотой Век»
RSS

Как поезд «Ласточка» поднимет из бедности Псковскую область

11 августа 2018
950

Как поезд «Ласточка» поднимет из бедности Псковскую область

Псковскую область относят к числу наиболее бедных и неблагополучных регионов европейской части России. Однако и. о. главы Псковщины Михаил Ведерников верит, что ситуацию можно исправить. Новый скоростной поезд Санкт-Петербург - Псков должен кардинально изменить жизнь в уникальном историческом регионе.

Тема из фильма «Рокки» несется над вокзалом Пскова. У оркестра псковских десантников разнообразный репертуар, в том числе и от вероятных партнеров. Военные духовики встречают «Ласточку» из Санкт-Петербурга. Вместе с несколькими сотнями псковичей, и. о. главы региона Михаилом Ведерниковым и главой РЖД Олегом Белозеровым.

В без пяти семь утра сесть в Питере – в десять с небольшим прибыть во Псков. Ежедневное движение, три с половиной часа без пересадок до Северной столицы; этого здесь ждали очень давно. «В Питер либо один поезд в неделю, либо десять часов на перекладных через Бологое, либо на маршрутках по пробкам», – описывает недавнюю транспортную реальность Ольга Борисова, держащая у вокзала торговлю сувенирами и закусками.

Прибытие поезда. Оркестр смолкает. Олег Белозеров подробно рассказывает собравшимся о «железнодорожном ответе» на запросы псковских пассажиров. В том числе – о том, что наконец-то удалось улучшить путейскую инфраструктуру в регионе.

– Многие не верили до последнего, что у нас все получится, – говорит Михаил Ведерников. – Где Псков – и где наши космические «Ласточки»? Но срослось же. Более того, сейчас коллеги из РЖД немного поизучают рынок – и я хотел бы, чтобы «Ласточка» летала к нам не один, а два раза в день.

Михаил Юрьевич принял Псковскую область прошлой осенью и неприятно удивился тому, насколько регион труднодоступен. Конечно, это не Крайний Север и не Дальний Восток. А в Пушкинский заповедник, в Изборск, на Чудское озеро – просто так и на многочисленные исторические фестивали, вроде популярного среди первых «ласточкиных» пассажиров «Железного града» – туристы, в конце концов, могут приехать и на маршрутках.

Но, как объясняют в областной администрации, дело не в туристах, а в их количестве. А прежде всего – в развитии того, что может предложить Псковская область.

– Важный, ключевой момент для транспортной доступности целого региона, – объясняет значение «Ласточки» Ведерников. – У нас есть что показать. Многие к нам приезжают с удовольствием – и в туристических, и в познавательных целях, и с желанием развить бизнес. Но инвесторы прямо говорят: «Слушайте, при всем уважении, но трястись девять часов в машине – или 11 часов в поезде – не самое большое удовольствие». Плюс, разумеется, все ценят свое время.

Кроме состояния путей, препятствием на пути «Ласточки» встали восемь миллионов рублей долга железнодорожникам за пригородные перевозки. Деньги небольшие, но в прежние годы не уплаченные. Хотя долг есть долг, и платить все равно бы пришлось.

– Давайте лучше о будущем, – отвечает Ведерников на этот и любые другие вопросы, связанные с предыдущей администрацией. Не упуская случая отдать должное Андрею Турчаку, ушедшему в Совет Федерации на пост вице-спикера: «Парламентская поддержка у нашего региона – дай бог каждому».

- Многие не верили до последнего, что у нас все получится, - говорит Михаил Ведерников. – Где Псков – и где наши космические «Ласточки»? Но срослось же. (фото: pskov.ru)
– Многие не верили до последнего, что у нас все получится, – говорит Михаил Ведерников. – Где Псков – и где наши космические «Ласточки»? Но срослось же (фото: pskov.ru)


В ближайшем будущем у Михаила Юрьевича – открытие авиасообщения с Москвой из реанимированного псковского аэропорта, «чтобы не 11 часов до Москвы, а чуть больше часа». И планы – с помощью тех же «Ласточек» – заполучить авиапассажиров из соседнего Великого Новгорода, где аэропорта просто нет.

В принципе, могло не быть и самой «Ласточки», которую обычно ведет электропоезд. «По самым предварительным подсчетам, электрификация нашего железнодорожного участка обошлась бы в 15 миллиардов рублей, – поясняют в областной администрации. – Которые никогда не вернутся». Это почти половина областного бюджета (31 миллиард рублей). Или чуть меньше госдолга Псковской области (более 16 миллиардов). Но деньги искать не пришлось: псковскую «Ласточку» везет теплоэлектровоз – по Ленинградской области на электричестве, а дальше обычным путем. Форменное спасение для регионов, где электрификации путейского хозяйства нет и не предвидится.

– Коллеги из РЖД показали: даже строгая, консервативная по определению организация может быть гибкой, когда есть запрос сотен тысяч людей, – констатирует Ведерников. – Так же должны поступать и мы. До конца года мы никакого экономического чуда не придумаем, хотя к этому надо стремиться. Важно, чтобы люди понимали наши возможности на сегодняшний день. Что мы делаем для того, чтобы эти возможности расширить. И что мы планируем делать завтра. Важно, чтобы мы находились в диалоге, чтобы вместе принимали решения – и чтобы у людей была соответственность за эти решения.

«Страшно, что такие школы у нас в стране еще есть»

От Пскова до районного города Струги Красные, в принципе, чуть более часа езды. Но сейчас – два: на трассе поставили шесть временных светофоров. Идет активный ремонт, одна из полос на той или иной стороне занята техникой. Приходится ждать – и только затем двигаться несколько километров вдоль раскопанной полосы, своей либо встречной.

Массовый ремонт – и здесь, и на других трассах Псковщины – можно, конечно, связать с грядущими выборами. Но все же куда проще учесть общее состояние областного хозяйства – во многих случаях дошедшего до критической черты. За последние лет двадцать, если не все двадцать пять.

– Дороги, ветхое жилье, требующие капремонта детсады, больницы, – перечисляет Ведерников основные «убитости» региона. – Школы. Вот Новохованская, Невельский район – страшно, что такие школы у нас в стране еще есть. Там и грибок-плесень, и перекрытия в одном крыле в аварийном состоянии – вообще это крыло закрыли, дети в другом учатся. Кошмар.

Постройка одной, а лучше двух новых школ в год – в те годы, когда они строятся вообще – важный повод для публичной гордости любого руководства Псковщины 2010-х. В последние годы денег здесь обычно хватает только на школьные ремонты. И то далеко не везде.

– Приехали в Новохованскую, – вспоминает Ведерников. – Родители нам: «давайте-давайте-давайте». Давайте, говорю. Правда, денег нет. Но я порвусь, средства найду, сделаем – только скажите, что надо сделать прежде всего. Просят: «надо сделать крышу». Правильное предложение. Сделаем крышу. Она перестанет течь. Уйдет избыточная влажность – а вместе с нею и грибки с плесенью перестанут распространяться... Второе предложение – уже мое: поменять проводку. Потому что аварийность такая, что не дай бог.

На третью просьбу – «А нам бы спортзал отремонтировать» – последовало: «Отлично. Давайте. Крыша и проводка с меня. А для спортзала мы купим хорошие безопасные современные лаки и краски, и все дальнейшее уважаемый родительский комитет возьмет на себя».

– Такого, конечно, по идее быть не должно, – признает Ведерников. – Но раз мы все находимся в одной и той же ситуации – и администрация, и родители учеников... В общем, договорились. Подрядчик работает, крышу латает, проводку меняет. И общими усилиями мы постепенно приведем в порядок всю школу... Вот вам только один пример диалога, его пользы и необходимости.

Когда мы закрываемся от людей – даже если у нас есть на то объективные причины – люди начинают задумываться. А что бывает, когда люди додумывают подобные мысли до конца – вы не хуже меня знаете.

На ручное управление всем, до чего доходят руки, областное руководство переходить не собирается. Но при нынешнем состоянии дел, уверен Ведерников, без хождения в народ не обойтись. Тем более если далеко ходить и не надо.

– Псков, Октябрьский проспект, 22. Красный дом напротив администрации, – сообщает и. о. губернатора ближайший к месту своей нынешней работы адрес. – Больше 120 лет ему. Меняли во дворе коммуникации, обещали заасфальтировать. Потом сказали, что техника туда не пройдет, и вместо асфальта положат плитку. Дальше было много-много всяких вопросов – в том числе о том, какими короткими фразами и какого содержания отвечает на запросы граждан управляющая компания. И длилось это – так или иначе – шесть лет. Мы поговорили, нашли поэтапные варианты, люди все приняли.

За год прямого общения Михаил Ведерников понял, что проблема не в том, что что-то не делается или делается слишком медленно. Хотя и в этом тоже.

(фото: pskov.ru)
(фото: pskov.ru)

– Проблема в том, как к людям относятся власти – от управляющих компаний и подрядчиков до управлений и администраций, – уверен он. – Когда люди идут с маленькими детьми через свой двор как, простите, через общественный туалет – такого быть не должно. И дело не в деньгах. И в Москве, и во Пскове люди платят за коммунальные услуги. Но если сотрудники на любом уровне не умеют нормально разговаривать – ну, пусть сидят, бумажки перебирают, а из общения с людьми их следует исключить.

– Где новых-то взять?

– А вокруг посмотреть не пробовали? – парирует и. о. главы Псковщины. – Я, например, смотрю. У меня сегодня есть четыре общественных помощника. В случае победы на выборах, и если они согласятся – с огромным удовольствием предложу им места в новой областной администрации. То, что мы с ними сделали за этот год... Честно скажу: не у всех руководителей направлений есть такой список завершенных и профессионально организованных процессов. Люди есть. Надо выстраивать процессы так, чтобы мы видели, кто рядом. И чтобы нам все время на пятки наступали. И вам, кстати, тоже. Всем эта процедура полезна.

«Хочешь не хочешь, а хочешь»

«Давление на пятки – главный двигатель прогресса», – время от времени повторяет Ведерников. Особенно когда речь заходит о взаимоотношениях с региональной оппозицией. Областных идеологических противников и. о. губернатора подчеркнуто приветствует – если речь идет об их конкретных предложениях. К примеру, по мусорным полигонам.

До минувшей зимы Псков оставался одной из немногих областных столиц, где свалка расположилась не на отшибе, а в городских пределах. Псковский полигон закрыли – после чего возросла нагрузка на полигон под Порховом. С предсказуемой реакцией жителей этого города.

– Люди-то правы на самом деле, – говорит Михаил Ведерников. – Все живут. У всех дети. Они переживали, что к ним будут возить отходы со всей области – а может быть, даже и из Ленинградской. Ну надо же было разговаривать, нет? Мы начали диалог с людьми. Ездили в Порхов, и у меня встречались. Объяснили, что планируется делать. Услышали дополнительные опасения в связи с этим.

Потенциал у темы, признает Ведерников, взрывоопасный. Но основные риски, по его мнению, позади:

– Моя позиция неизменна: при формировании новой схемы обращения с отходами Порховский полигон мы не рассматриваем, он использоваться не будет. А сейчас нужно немножко потерпеть. Пока что мы решим, как именно уменьшить нагрузку – есть несколько вариантов, они абсолютно жизнеспособны. И потом, когда будет новая схема, будем думать о том, как рекультивировать Порховский полигон – чтобы он не стал экологической бомбой замедленного действия.

В числе тех, кого Ведерников благодарит за помощь в решении проблемы, – оппоненты:

– Когда оппозиция критикует, и эта критика направлена на совершенствование системы управления, подходов, решение проблем – опять же, это всегда полезно. Когда депутаты отнюдь не от партии власти входят в рабочую группу по твердым коммунальным отходам, нам куда легче расшить конфликт, найти решение. А подход «ты земляной червяк, потому что я начальник» – ну несерьезно же. Если вокруг профессионалы – и рядом, и в оппонентах – как говорит мой знакомый, «хочешь не хочешь, а хочешь».

«Тут уже резать нельзя, нечего»

В послужном списке Ведерникова – работа в полпредствах: Северо-Западный и Северо-Кавказский округа. Псковская область – первый «собственный» регион. От сравнения с другими он просит воздержаться:

– Хорошо, когда есть опыт работы в разных регионах. Но есть универсальные вещи, которые работают везде. В первое время они дают возможность уйти от каких-то ошибочных действий. Не рубить сплеча. Не перестраивать ради перестраивания. Это только с первого взгляда кажется, что вокруг одни дураки сидят, а ты умный, пришел вот – и сразу все сделаешь...

Из того, что Ведерников понял за девять месяцев работы в предлагаемых обстоятельствах: оптимизировать социальные расходы в регионе невозможно.

– Тут уже резать нельзя, нечего. Только за счет ухудшения качества жизни людей, что недопустимо, – подчеркивает он. – Мы будем выполнять все ранее взятые обязательства в этой сфере. Они отнюдь не избыточные. Более того: они недостаточные для людей. Надо развивать регион. Я всегда не за то, чтобы экономить – а за то, чтобы больше зарабатывать. «Ласточка» – важная точка роста. Хороший двигатель для всего. И туризм, и экономика, и взаимодействие между регионами.

Шесть утра. «Ласточка» из Пскова до Санкт-Петербурга, третий день после запуска маршрута. Поезд заполнен до отказа: выходные закончились, люди едут в Питер. Вахта по-псковски, как и во многих других регионах, соседних со столицами: рабочая неделя – там, выходные дома. Продавцы, офис, охрана и далее везде.

– И деньги они тратят в основном там, – констатирует и. о. губернатора.

Среди основных чиновных аргументов против «Ласточки» – а были и такие – чаще всего звучало: «У вас тогда вообще вся область уедет». До логичной контратаки – «Может быть, дороги по границам региона раскопать?» – в полемике вроде бы не дошло.

– Нам не изолироваться надо, а научиться правильно использовать ситуацию, – приводит куда более мягкий аргумент Михаил Ведерников. – Есть все больше работ, которые не требуют твоего постоянного присутствия. Рынок труда меняется, какие-то вещи можно делать дистанционно. Нам нужно быть участниками этих изменений, искать варианты – и, конечно, создавать собственные рабочие места.

С местами – как везде. Есть мощный электротехнический кластер в Великих Луках («Тут нашей заслуги нет, нам только благодарить, помогать с участием в программах, приваживать федеральные деньги и преференции»). Есть особая экономическая зона Моглино. Рядом наготове вторая площадка. Те же льготы областная администрация попытается раздобыть для зоны вокруг Дедовичской ГРЭС – с прицелом на развитие территории, пришедшей в упадок.

– Инвестор заходит – ему нужны квалифицированные кадры. Кадры не поедут в заброшенный район. Надо строить жилье, входить в программу строительства детсадов и школ. Поддерживать городскую инфраструктуру. Одно к другому как снежный ком. Будет у нас маленькое Монако в Дедовичском районе, только без казино, – шутит Ведерников.

Правда, тут же отмечает он, есть еще одно обстоятельство:

– В случае с ОЭЗ мне очевидно, что эффект будет виден лет через десять. Но я буду тянуть эту лямку. Для региона это жизненно важно. Как и ближайшие приоритеты – наладить авиасообщение и достроить перинатальный центр... А так – сделать все возможное и невозможное, чтобы жизнь в Псковской области изменилась в лучшую сторону.

Поделиться: