Русское Агентство Новостей
Информационное агентство Русского Общественного Движения «Возрождение. Золотой Век»
RSS

Как Павел Грудинин свои миллионы из России выводил

17 марта 2018
2 378

Как Павел Грудинин свои миллионы из России выводил

Кандидат от КПРФ на пост президента Павел Грудинин во время своей предвыборной кампании не раз говорил о том, что «нужно инвестировать деньги в собственную страну, а не хранить их в иностранных ценных бумагах». Председатель совхоза имени Ленина также утверждал, что у него самого «ни копейки денег в офшорах нет».

Однако, согласно расследованию, проведенному Life, кандидат, мягко говоря, лукавит. С совхозом имени Ленина и Грудининым связаны, по крайней мере, три офшора. 

Самый известный из них — Bontro LTD. Он зарегистрирован 9 июля 2003 года в крошечном государстве Белиз по адресу: Belize city, №5, New Road, 344. Владельцами этого офшора значатся российские бизнесмены Михаил Виноградов и Сергей Хмельницкий.

Причем здесь Грудинин? Офшору Bontro принадлежит 99% «Универсальной финансовой компании» (УФК), которая, в свою очередь, владеет одной пятой совхоза имени Ленина. А председатель совхоза при этом утверждает, что понятия не имеет о том, кто стоит за Bontro LTD.

«Если один из акционеров захотел спрятаться за офшором, мы не можем этому помешать. У меня 44% акций — я перед вами сижу, и контролируют все люди, которые находятся в России. А если кто-то из акционеров решил так сделать, ну, это его право. Я ничем не могу ему помешать. Потому что я один из акционеров. Не более чем», — публично заявлял он. 

Однако, похоже, в своих заявлениях кандидат неискренен. Супруги Тамара и Сергей Хмельницкие — давние друзья Грудининых, сообщает Life. В 2007 году Хмельницкие получили по 25% в салоне красоты «Таир», который в совхозе имени Ленина открыла жена кандидата от КПРФ Ирина Грудинина. Остальное поровну принадлежало ей и сыну Артему. В 2013 году Хмельницкие продали свои доли Ирине и двум ее сыновьям, так что парикмахерская стала полностью семейной фирмой. 

Судя по всему, Грудинин не просто знал, что Хмельницкий зарегистрировал офшор на Белизе, но и активно пользовался возможностью уйти от налогов. По данным Life, у Bontro есть три актуальных счета, на которых сейчас лежит $318,5 тыс. Транзакции шли от ООО «УФК» и ЗАО «Совхоз имени Ленина». Вряд ли директор совхоза был не в курсе, что деньги из его предприятия переводятся в Белиз.

Два других офшора, с которыми связан Грудинин, находятся под юрисдикцией Британских Виргинских островов.

Один из них — BIVER Industries S.A. Он был зарегистрирован 5 июля 2006 года по адресу: British Virgin Islands (BVI), Torrola, Road Town, 146. Второй — VAUXHALL Solutions LTD — зарегистрирован 21 июля 2005 года по адресу: British Virgin Islands (BVI), Tortola, Drake Chambers. 

У BIVER есть 10 актуальных счетов, на которых сейчас лежит более $2 млн. У о VAUXHALL — 11 счетов, на которых находится $2,9 млн. 

Оба офшора принадлежат бизнесмену Евгению Каталагину, о котором почти ничего не известно. Интересно другое: транзакции через BIVER и VAUXHALL шли от ООО «Прогресс», ООО «Ваксхол» и ООО «Центр координации проектов».

Все эти фирмы, кроме «Прогресса», уже прекратили свое существование. Некоторое время назад «Прогрессу» принадлежало 77,5% акций ЗАО «Центр координации проектов». Остальные 22,5% акций принадлежали ЗАО «Совхоз имени Ленина». В свою очередь «Центр координации проектов» был зарегистрирован на территории совхоза имени Ленина и занимался складированием, хранением и реализацией почти всей продукции предприятия. 

Эта цепочка показывает, что совхоз и его председатель Павел Грудинин тесно связаны с двумя офшорами. 

Для чего бизнесмену нужна была столь сложная схема? «Бонусов» несколько. В частности, таким образом можно избегать контроля со стороны российских финансовых и налоговых органов. Проще говоря, не платить налоги в своей стране. К тому же, офшор — гарантия анонимного владения акциями. По этой версии основной собственник совхоза Павел Грудинин публично контролирует только 44% акций, а остальное держит в офшоре и тем самым страхует себя от возможной потери корпоративного контроля.

Поделиться: