Русское Агентство Новостей
Информационное агентство Русского Общественного Движения «Возрождение. Золотой Век»
RSS

Как остановить судебный беспредел «о лайках и репостах»

6 октября 2018
642

Как остановить судебный беспредел «о лайках и репостах»

«Иногда лайк в соцсетях – это просто лайк». К такому нехитрому выводу пришли юристы и правозащитники – участники выездного заседания Общественной палаты, которое было посвящено гуманизации 282-й статьи УК. Благодаря президентским поправкам статья должна лишиться скандальной репутации. Но у общественников есть еще предложения, как оградить блогеров от превращения в экстремистов.

«Распространение уголовных дел «за лайки и репосты» не могло не вызвать нашей обеспокоенности, тем более что ряд случаев приобрел уже абсурдный характер». С такой констатации факта гендиректор Mail.Ru Group Борис Добродеев начал свою речь на пятничном выездном заседании Общественной палаты. Он сразу подчеркнул: встреча экспертов ОП, правозащитников и представителей IT-сообщества планировалась «задолго (до того) как президент Владимир Путин предложил внести поправки в статью 282 УК».

Напомним, в среду президент внес в Думу законопроект, который в ряде случаев исключает уголовное наказание по «экстремистской» статье. По которой, как напомнили эксперты Общественной палаты, только за первые полгода 2018-го было возбуждено более 700 уголовных дел, за прошлый год – 1500. И 74% из них связаны отнюдь не с экстремистскими действиями «в реале», а с активностью в интернете – с теми самыми пресловутыми репостами (95% «интернет-экстремизма» связано с публикациями в крупных соцсетях). Газета ВЗГЛЯД уже подробно рассказывала о подобных уголовных делах и о самом громком процессе последнего времени – деле барнаульской студентки Марии Мотузной. «Мы поймали ситуацию на пике, число дел росло большими темпами», – констатировал один из гостей заседания ОП, глава президентского Совета по правам человека Михаил Федотов.

Президент, напомним, предложил смягчить ответственность: за «действия, направленные на возбуждение ненависти либо вражды», совершенные впервые, предполагается «административка» (штраф, обязательные работы либо арест), и лишь при рецидиве в течение года должно следовать уголовное наказание.

Обсуждение в Общественной палате и законодательная инициатива президента вряд ли были просто совпадением – скорее речь идет о параллельно идущих процессах. «Количество уголовных дел, которое было заведено в нашей стране по 282-й статье, с одной стороны, вызвало обоснованную тревогу общества (поэтому вопросом занялась Общественная палата России). Было и соответствующее поручение от главы государства Общероссийскому народному фронту – проработать этот вопрос», – отметил модератор заседания Александр Малькевич, зампред профильной комиссии ОП по развитию информационного сообщества, СМИ и массовых коммуникаций.

С точки зрения буквы закона этим вопросом занялся Верховный суд – и 15 сентября его пленум принял постановление на сей счет. Внимание судей было привлечено во многом благодаря инициативе, проявленной ОНФ, рассказал на заседании один из гостей, руководитель Департамента сопровождения законодательных инициатив ОНФ Арсланбек Черкесов. «Пленум постановил учитывать мотив, контекст подобных материалов. И вчера был прецедент», – заметил эксперт Народного фронта.

Действительно, накануне управление СК по Красноярскому краю подтвердило прекращение первого «дела о картинках». Оно велось против 35-летнего охранника из Красноярска Андрея Безбородова. «Дело прекращено ввиду незначительности деяния, – пояснил Черкесов. – Последствий публикаций не было, ранее этот человек не был замечен в подобных действиях». Президентские поправки в УК еще предстоит рассмотреть, но следователи, как мы видим, уже сейчас стремятся не злоупотреблять «вольным толкованием» 282-й – благодаря решению правоведов из Верховного суда.

Как отмечала газета ВЗГЛЯД, в обществе давно накапливается недовольство тем, что юристы называют «расширительным применением» 282-й статьи. Одно дело, когда ее используют против тех, кто сознательно провоцирует и разжигает рознь – и совсем другое, когда за распространение чужого демотиватора привлекают к уголовной ответственности. «Да, мы часто сталкивались с «перегибами на местах» в применении этой статьи. С делами, которые инициировались по публикациям в закрытых профилях», – рассказал Черкесов.

«Сложившееся положение вызвало абсолютно понятную тревогу крупнейших IT-компаний, в частности Mail.Ru Group, которая управляет соцсетями «ВКонтакте» и «Одноклассники», – сказал, в свою очередь, Малькевич. К слову, неудивительно, что заседание ОП прошло не в здании Палаты, как обычно, а в офисном небоскребе Mail.Ru на Ленинградском проспекте.

«Мы собрались для того, чтобы, с одной стороны, поддержать инициативу президента. Очень здорово, что голос индустрии, голос молодого поколения услышан, – взяв слово, сказал Борис Добродеев. – С другой стороны, мы хотим предложить способы и меры того, как мы можем эти инициативы, во-первых, реализовать в максимально короткие сроки. И во-вторых, как сделать так, чтобы новый закон не потонул в сопротивлении на местах».

Собственно, это и было лейтмотивом дискуссии – как практически добиться того, чтобы «гуманизация и декриминализация» не «потонула».

«Когда суды рассматривают эти дела, они не ищут мотив, не выясняют, хотел ли гражданин кого-то оскорбить или распространить информацию, которая была сочтена экстремистской.

Но иногда лайк – это просто лайк», – заметил вице-президент Mail.Ru Group Владимир Габриелян.

«В первую очередь нужно еще уточнить понятие того, что является лайком и репостом, – призвал руководитель Ассоциации пользователей социальных сетей и мессенджеров Владимир Зыков. – Хочу напомнить, что в «Одноклассниках» лайк, или «класс», равен репосту – когда пользователь нажимает на «класс» к чьей-то записи, у него на странице появляется эта запись». Уточнение того, что есть лайк, а что – репост, нужно для того, чтобы было ясно, кого наказывать – того, кто репостнул, или же того, кто этот пост написал, отметил Зыков.

Но главное в решении пленума Верховного суда уже было прописано. Габриелян напомнил: пленум ВС при рассмотрении дел о публикациях в интернете предписал в первую очередь искать умысел и рассматривать степень общественной опасности.

«Но есть еще одна вещь, о которой пока мало сказано, – указал представитель Mail.Ru. – Это экспертиза, которая передает материалы в суд. Как правило, эксперты считают, что те материалы, которые к ним попадают, априори экстремистские».

Экспертиза должна вникать в материалы дела «глазами пользователя» и понимать, что «иногда шутка – это просто шутка», отметил Габриелян. Поэтому, считает он, «важно будет сформировать экспертный орган, в который могли бы войти правозащитники, члены Общественной палаты – наряду со специалистами, которые определяют вредоносность и наличие экстремизма в той или иной информации».

Проблема в том, что большое число экспертов просто не имеют квалификации, согласился Малькевич. «Думаю, большинство присутствующих знают о недавнем совершенно диком случае в Таганроге, – напомнил он. – Один офицер полиции написал рапорт на своих коллег из-за того, что увидел у них советский плакат: воин Красной Армии душит «фашистскую гадину» со свастикой. И это было оценено как пропаганда нацизма! Вот и свидетельство уровня экспертизы», – с горечью констатировал представитель ОП. «Одно из основных предложений, исходящих от Общественной палаты, – ограничить число экспертов, о которых идет речь. Определить формы их обучения и повышения квалификации», – пояснил Малькевич.

«Создание экспертных центров – практически нереализуемая задача, – скептически заметил адвокат Сергей Бадамшин. – Чисто логистически это сложно организовать, поскольку дела «размазаны» по всей стране». На практике же, как показало дело блогера Антона Носика, следствие может найти «нужную» экспертизу, заметил адвокат: «Московские эксперты сказали, что состава 282-й нет, тогда нашли «правильных» экспертов в Волгограде».

Экспертиза является одним из доказательств, не имеющим никакого приоритета перед другими доказательствами, добавил Михаил Федотов. Глава СПЧ вернул разговор от частностей (хотя и весьма важных) к собственно «букве» 282-й статьи, которую предлагается скорректировать – декриминализовать. Федотов напомнил о предложениях СПЧ, которые, как надеются правозащитники, могут обрести форму поправок ко второму чтению. Необходимо вовсе удалить из статьи упоминание «социальных групп». Федотов добавил:

«Закон хорош, когда он точен».

Кроме того, отметил правозащитник, «унижение достоинства» – это термин не для уголовного преступления. Есть «оскорбление» – это административное правонарушение, а что такое «унижение» в уголовном контексте, не вполне понятно, пояснил Федотов.

«Спросите пять рядовых интернет-пользователей, насколько они считают ту или иную публикацию экстремистской», – продолжал глава СПЧ. Он призвал полагаться на здравый смысл: «Если пост не вызывает никакого призыва, то он и не может считаться экстремистским». В отличие от адвоката Бадамшина, он полагает, что создание экспертного совета при участии ОП будет хорошим заделом для гуманизации «дел о репостах». Предложения общественников, как уже было сказано, надеются оформить в виде «поправок в поправки» к 282-й статье.

В президентский законопроект «уже заложены положения из доклада, который ОНФ подготовил совместно с Генпрокуратурой и направил в середине сентябре главе государства», напомнил газете ВЗГЛЯД Арсланбек Черкесов. «Рассчитываем, что Государственная дума в ближайшее время рассмотрит законопроект и до конца текущего года он обретет силу закона», – добавил он.

Поделиться: