Русское Агентство Новостей
Информационное агентство Русского Общественного Движения «Возрождение. Золотой Век»
RSS

Как и почему Россия сегодня возвращается в Ливию (видео)

3 марта 2017
4 503

Как и почему Россия сегодня возвращается в Ливию

В Москву зачастили ливийские политики. По данными СМИ, провести ряд встреч в российской столице должен премьер-министр Ливии Файез Сарадж. Цель переговоров — попытка при посредничестве Кремля урегулировать конфликт между ливийским правительством, армией и парламентом, в результате которого страна распалась на две части.

Как пишет британская газета The Times, с просьбой сыграть роль посредника к Москве обратилось правительство Италии. В Риме крайне заинтересованы в разрешении миграционного кризиса в Ливии, ведь поток беженцев из Северной Африки проходит через Апеннинский полуостров. Осенью прошлого года премьер-министр Италии Маттео Ренци даже пригрозил заблокировать принятие бюджета Евросоюза, если так или иначе проблема беженцев не будет решена.

В Риме решили обратиться за помощью к Москве — даже вопреки недовольству союзников по НАТО. Дело в том, что правительство Сараджа не контролирует всю территорию страны, а Россия обладает влиянием на его политических оппонентов.

Кто еще из ливийцев был в Москве

Сарадж представляет запад Ливии: в Триполи расположена резиденция так называемого правительства переходного периода. На востоке власть удерживает оппозиционный кабинету министров парламент — Палата представителей Ливии. Заседает парламент в Табруте. Депутаты не признают министров — и наоборот. На должность Верховного главнокомандующего армии парламент назначил Халифа Хафтара, а после присвоил ему звание сначала генерал-лейтенанта, а потом — после успешного захвата нефтяных терминалов — фельдмаршала.

С именем 74-летнего Хафтара, пользующегося огромным авторитетом в армии, связывают освобождение от боевиков ИГ* значительных территорий Ливии.

Фельдмаршал за последнее время был в Москве как минимум дважды. В июне 2016 года он встречался с министром обороны Сергеем Шойгу и секретарем Совета Безопасности Николаем Патрушевым. В ноябре провел переговоры с главой МИД Сергеем Лавровым, рядом высокопоставленных военных и представителями оборонно-промышленного комплекса.

Якобы Хафтар даже обратился к президенту России и министру обороны с просьбой о поставках оружия. В российском дипломатическом ведомстве эту информацию поспешили дезавуировать: на поставку оружия в Ливии действует запрет ООН.

В Москве регулярно бывал спецпосланник Хафтара Абдель Бассет Аль-Бадри, а в декабре 2016-го приехал сам глава Палаты представителей Акила Салех, который прямым текстом подтвердил журналистам, что армия и парламент очень рассчитывают на российское оружие. В январе 2017 года Хафтар демонстративно посетил российский тяжелый авианесущий крейсер "Адмирал Кузнецов", когда тот находился в Средиземном море.

Прямо с крейсера Хафтару организовали видеоконференцию с Шойгу. Официально обсуждали "борьбу с терроризмом". В то же время ряд европейских изданий со ссылкой на источники в окружении фельдмаршала писали, что во время визита на корабль Хафтар вновь обсуждал с российскими военными возможности поставки оружия для нужд ливийской армии.

"Духовный сын" Муаммара Каддафи

Халифа Хафтар был близким другом, союзником и единомышленником лидера ливийской революции Муаммара Каддафи, состоял с ним в социалистической подпольной группе "Свободные офицеры", в 1969 году вместе с Каддафи участвовал в свержении короля Идриса I. Впоследствии был непосредственным руководителем большинства военных операций Ливии. В эти годы он неоднократно посещал СССР, учился в одной из советских военных академий, изучал русский язык — на переговорах в Москве фельдмаршалу не понадобился переводчик.

Каддафи очень ценил Хафтара, называл своим "духовным сыном", присвоил ему звание генерала и назначил начальником Генштаба. Все резко изменилось в 1987 году. Во время чадско-ливийской войны Хафтар при неясных обстоятельствах попал в плен. Каддафи считал, что его генерал не имел права сдаваться живым и публично от него отрекся. Хафтар посчитал это предательством.

Вскоре генерал бежал из плена в Кению, а в вначале девяностых перебрался в США. Двадцать лет тихо и мирно жил в штате Вирджиния. В том же штате расположена штаб-квартира ЦРУ. Существует множество конспирологических версий о возможном сотрудничестве бывшего друга Каддафи с американской разведкой. Очевидно, что компетентные органы США могли и должны были "приглядывать" за пенсионером с таким бурным прошлым.

После начала гражданской войны в Ливии неспешная жизнь на пенсии заканчивается, в марте 2011 года Хафтар приезжает в Бенгази и присоединяется к повстанцам. У генерала, хоть он и порвал с Каддафи, военно-светский и левосоциалистический жизненный багаж, он сразу же вступает в конфликт с исламистами, на него несколько раз покушаются. С этим обстоятельством, вероятно, связан политический выбор Хафтара в пользу Палаты представителей, а не переходного правительства, где часть постов занимают "умеренные" исламисты.

Русский порт в Бенгази

Контакты между Москвой и Хафтаром к началу 2017 года достигают такой плотности, что в Европе начинают всерьез опасаться строительства российской базы ВМФ в Бенгази. "Мы все знаем, что русские всегда мечтали иметь базы в Средиземном море", — заявил министр иностранных дел Мальты Джордж Велла после вояжа фельдмаршала на крейсер "Адмирал Кузнецов".

Самого Хафтара уже называют "вторым Каддафи" — ему это сравнение явно льстит. Из-за промосковской позиции его также называют "ливийским Башаром Асадом".

Главная проблема фельдмаршала заключается в том, что международное сообщество, прежде всего Вашингтон и Брюссель, признают и поддерживают не его, а переходное правительство Сараджа. С точки зрения формальной буквы закона, статус Хафтра неясен. Согласно Схиратскому мирному соглашению, подписанному в 2015 году при посредничестве ООН, Палата представителей должна была признать правительство в Триполи, но так и не сделала этого.

Правомерность назначения Хафтара командующим армии также вызывает вопросы. Абсолютно же бесспорно то, что в восточной Ливии фельдмаршал сумел сосредоточить в своих руках реальную власть и реально — на деле — противостоять джихадистам. Это отлично понимают и премьер-министр Ливии Файез Сарадж, и ЕС, и США.

*террористическая организация, запрещена на территории России.

Поделиться: