Русское Агентство Новостей
Информационное агентство Русского Общественного Движения «Возрождение. Золотой Век»
RSS

Импортозамещение: Российский краб возвращается в родную гавань

30 апреля 2019
1 304

Импортозамещение: Российский краб возвращается в родную гавань

История с крабовыми аукционами наделала шума. Желание государства вывести в прозрачную налоговую плоскость оффшорный рынок дефицитных морепродуктов объемом не меньше 116 млрд. годовой выручки столкнулось с организованным сопротивлением так называемой «крабовой мафии», чьи интересы оказались под ударом. Ведь половину всех квот теперь будут разыгрывать на торгах, победители которых получат право в течение 15 лет на вылов краба при условии строительства инвестиционных объектов. Так власти намерены увеличить налоговые поступления, обновить флот и победить теневой рынок. И хотя Госдума уже приняла закон об аукционах в трех чтениях, а Совет Федерации его одобрил, крабовые олигархи все еще не сдаются.

О том, какие силы, ресурсы и средства были задействованы теневиками в борьбе с государством, свидетельствует утечка в СМИ письма с резолюцией и подписью президента России о необходимости реформ в рыбной отрасли. Понятно, что такие письма для публичной демонстрации не предназначены. Отношение к исполнению поручений президента имеет очень узкий круг государственных чиновников, а появление такого письма в прессе свидетельствует о многом. Как минимум, об объеме выделенных теневыми воротилами крабового бизнеса средств на «черный пиар».

Как полагают эксперты, бюджет для срыва принятия закона о крабовых аукционах, найма лоббистов и активной работы в публичном пространстве может составлять свыше 100 млн. рублей. С учетом потерь, которые понесут крабовые воротилы в случае перехода на аукционный принцип распределения квот, сумма выглядит незначительной. К примеру, потери владельца Северо-Западного рыбопромышленного консорциума Геннадия Миргородского (СЗРК – монополист по добыче краба в Северо-Западном бассейне), оцениваются в 1,3 млрд. долларов за время действия новых квот.

Началась история с утечки в СМИ распоряжения президента о необходимости навести порядок в рыбной отрасли, но ее сюжет закладывался гораздо раньше, далеко не в медийной сфере, и суммы там были совсем иные.

В начале 2011 года рыбопромышленная компания из Гонконга «Пасифик Андес» разместила свои акции на Лондонской торговой бирже. В проспекте компании значилось, что она является собственником 60 % российских квот на вылов минтая. Всего китайская компания по российским квотам в 2009 и 2010 годах выловила 543 тыс. тонн морских биоресурсов. Выручка «Пасифик Андес» по итогам 2011 года составила 1,8 млрд. долларов.

В России моментально полыхнул скандал: закон запрещает иностранцам вылов российских биоресурсов. Депутаты Госдумы дважды обратились с запросом в Генпрокуратуру о проверке российские компании на аффилированность с «Пасифик Андес». К делу была подключена Федеральная антимонопольная служба России (ФАС). Вскоре выяснилось, что основным лоббистом увеличения экспортных поставок морских биоресурсов в страны Азиатско-Тихоокеанского выступала созданная на Дальнем Востоке Ассоциация добытчиков минтая.

Согласно расследованию ФАС, подтвержденному двумя решениями Федерального арбитражного суда, в России оставалось в лучшем случае 10% всего улова. Мало того, ФАС пришла к выводу, что Ассоциация добытчиков минтая была целенаправленно созданакитайской компанией «Пасифик Андес» путем скрытой скупки рыбодобывающих предприятий Дальнего Востока и с целью выкупа биоресурсов России по согласованным заранее ценам.

Фактически, в России под видом общественной организации был создан картель, в который входило 53 предприятия. Этот картель всю выловленную по российским квотам рыбу отправлял в Китай, где она перерабатывалась и экспортировалась по всему миру. По закону жанра, тут на сцене должен появляться главный герой истории. Ассоциацию добытчиков минтая на тот момент возглавлял некто Герман Зверев.

Ущерб от деятельности Ассоциации можно примерно посчитать. По некоторым оценкам, «Пасифик Андес» работала на Дальнем Востоке 12 лет. При годовой выручке в 1,8 млрд. долларов, сумма ориентировочных потерь рыбной отрасли России составила за это время около 20 млрд. долларов.

В провинции Циндао на площади 33 га для обработки русской рыбы был построен колоссальный комплекс с общим числом рабочих мест в 30 тыс. человек. При этом все участники «китайского картеля» арендовали суда в Китае и Южной Корее. Суда старые, нуждающиеся в постоянном ремонте на базах все в том же Китае и Корее. Иными словами, общие потери страны сразу и не посчитаешь. Сюда надо добавить еще и социальные издержки, переезд производства за рубеж и рост безработицы в Приморье.

Когда ФАС вскрыл эту комбинацию, встал вопрос о лишении квот всех замешанных в работе картеля российских компаний и выставлении их на аукцион и о личной ответственности организаторов этой схемы. По словам начальника управления по борьбе с картелями ФАС России Александра Кинева, участники минтаевого картеля «обсуждали условия реализации и цену, подписывали соглашения между членами ассоциации, что привело к искусственному дефициту рыбы и росту цен на нее».

Однако в дело вмешалась большая политика, и его спустили на тормозах.

На тот момент Россия вела переговоры с Китаем о строительстве двух газопроводов («Сила Сибири» и «Алтай») и о 30-летнем контракте на поставку газа в Поднебесную. Ссориться в такой ситуации нерационально и чревато. В итоге все риски по возврату российских активов из собственности «Пасифик Андес» в национальную юрисдикцию взяла на себя компания Глеба Франка, Максима Воробьева и Андрея Тетеркина «Русское море – Добыча» (ныне Русская рыбопромышленная компания – РРПК).

По итогам расследования ФАС, «картель» был уничтожен, а «Пасифик Андес» позже обанкротилась. Не пострадал только глава Ассоциации добытчиков минтая Герман Зверев. Мало того, он даже пошел в гору по общественной лестнице.

Сегодня Герман Зверев возглавляет главную лоббистскую организацию российской рыбной отрасли – Всероссийскую ассоциацию рыбопромышленников и экспортеров (ВАРПЭ). Одновременно он является членом Правления и председателем Комиссии РСПП по рыбному хозяйству и аквакультуре, а также входит в Общественный совет при Росрыболовстве России.

Судя по всему, Герман Зверев занят сейчас очень важным для него делом – он противостоит принятию закона о проведении «крабовых аукционов». Фактически Зверев отстаивает интересы очередного картеля, на этот раз крабового, и бьется за интересы крабовых олигархов, тем самым нанося ущерб государству. Справедливости ради надо сказать, что делает он это не в одиночестве.

Лоббисты сохранения исторического принципа распределения квот, основанного на теневом распределении прибылей и вывозе российских биоресурсов за рубеж, известны. Все они на первых полосах СМИ. По данным «Новой газеты», среди них помимо Зверева, член комитета Совета Федерации России по конституционному законодательству Елена Афанасьева, а также депутаты Госдумы Алексей Веллер (от Мурманской области) и Андрей Андрейченко (от Приморья). Активно против аукционов выступают и должностные лица СЗРК, владельцем которой является, повторимся, крабовый монополист Геннадий Миргородский.

Лоббисты старого порядка публично недоумевают, почему их не слышат в Правительстве. Однако всему есть свое объяснение. Может быть, не слышат их потому, что хорошо услышали 10 лет назад, когда на заседании Госсовета в 2007 году в Астрахани президента страны всем рыбным «кагалом» во главе со Зверевым убеждали ввести исторические квоты, как единственный способ обеспечить приток инвестиций в отрасль, локализацию переработки рыбы и судостроения.

Ничего этого сделано не было. За 10 лет действия исторического принципа не построено ни одного нового траулера и ни одного рыбообрабатывающего комбината в России. В 2015 году на очередном заседании Госсовета по рыболовецкой теме Владимир Путин отреагировал на результаты действия исторического принципа так, как это умеет делать только он:

«Понятно, что бизнес заточен на получение прибыли и работает там, где ему выгодно. Однако ни нашу страну, ни ее граждан абсолютно не устраивает, когда ассортимент и цены на внутреннем рынке определяются зарубежными поставщиками и ритейлерами, (…) и когда почти 70 процентов доходов рыбодобывающих предприятий основано на экспорте сырья. При этом напомню, что именно государством были созданы условия для такого высокодоходного вида деятельности, как рыбная деятельность. Наряду с историческим принципом распределения квот на долгосрочный вылов наши рыбопромышленники платят всего 15 процентов ставки за пользование биоресурсами, имеют и другие преференции. В результате рыбопромышленный сектор, безусловно, набрал солидный вес. Но проблема в том, что эти достижения мало повлияли на укрепление продовольственной безопасности страны, развитие прибрежных территорий и смежных отраслей экономики. Я помню, как мы дискутировали на этот счет в 2007 году, помню, как мне говорили тогда, что нужно перейти на исторический способ выдачи квот и как мы все после этого возрадуемся, как всем будет хорошо. Действительно, есть такие люди, которым очень хорошо. Теперь нужно распределить это «очень хорошо» на все население страны».

Казалось бы, куда уж ясней и понятней? Но, видимо, компания лоббистов до сих пор не понимает, что время пустых обещаний закончилось…

Поделиться: