Русское Агентство Новостей
Информационное агентство Русского Общественного Движения «Возрождение. Золотой Век»
RSS

Идлиб. Как сирийская армия и ВКС России будут освобождать «заповедник гоблинов»

31 августа 2018
1 569

Идлиб. Как сирийская армия и ВКС России будут освобождать «заповедник гоблинов»

Идлиб был слишком крупной и слишком сложной целью для правительственных сил Сирии, поэтому освобождение этой провинции постоянно откладывалось «на потом». За годы войны она превратилась в «заповедник гоблинов» – разномастных банд, съезжавшихся туда со всей страны. Но теперь час Идлиба пробил: армия возвращается в «заповедник», чтобы завершить свою войну.

Около недели назад министр обороны Сирии Али Айюб заявил, что Дамаск возвратит под свой контроль провинцию Идлиб и очистит ее территорию от банд или в результате военной операции, или путем соглашений о примирении, но итог все равно один – с джихадистской вольницей там покончат. О том, что правительственные силы готовят наступление на Идлиб и прилегающие районы, ряд западных СМИ сообщили несколько дней спустя, ссылаясь на источник в Дамаске. План первого этапа операции будет готов в ближайшие часы, подчеркивает Reuters. А в переговорах на сей счет задействованы Россия, Турция и Иран. 

Как утверждается, САА начнут с города Джиср-аш-Шугур и равнины Аль-Габ на западе многострадальной провинции, за ними последуют города Латамина, Хан-Шейхун и Маарет-ан-Нууман на юге. По итогам сирийская армия восстановит контроль над автомагистралями, идущими от Алеппо до Хамы и Латакии.

Если западные СМИ ссылаются на анонимные источники, то картина почти всегда одна и та же. Секрету Полишинеля придается характер сенсации, а его подача превращается в эксклюзив, который тиражируется по всему миру, повышая посещаемость сайтов и давая повод представителям Белого дома выступить с каким-нибудь гуманитарным предложением. Вот и теперь: ориентируясь на международную истерику вокруг Идлиба, СМИ сообщают то, что уже давно известно, но теперь имеет «правильные акценты» – «режим Башара Асада готовит новое военное преступление».

В реальности правительственные войска начали плановую передислокацию на северный фронт сразу после ликвидации южного на Голанах и у иорданской границы. Спецподразделение «Тигры» генерала Сухейля ушло из долины Ярмук в район Джиср-аш-Шугур еще месяц назад. Там же сконцентрировались части 5-го штурмового корпуса. Туда же, а также в район долины Аль-Габ передислоцировались 7-я дивизия и некоторые парамилитарные части. Параллельно в район горного хребта Джебель Туркман в провинции Латакия были переброшены 4-я механизированная дивизия и наиболее боеспособные части Республиканской гвардии.

Предпосылки для проведения наступательной операции в Идлибе были еще созданы в феврале этого года, когда САА отбила у джихадистов авиабазу и одноименный город Абу Духур, освободила город Мушариф и на 15 километров подошла к Саракибу. Но ситуация резко изменилась, и штурмовая группировка была вынужденно переброшена сперва в Восточную Гуту, а затем и в Дераа.

Теперь час настал. «Заповедник гоблинов» не будет легкой добычей, но что-то с ним делать нужно.

Примерный расклад сил

На границе провинций Идлиб и Хама фронт оставался практически неизменным с середины 2015 года, когда джихадистам удалось потеснить правительственные войска и удержать долину Аль-Габ. Долгое время горячей точкой был район у городка Латамина, но у обеих сторон не хватало сил для проведения наступательных операций. И только в декабре 2017 года правительственные войска смогли перейти в наступление и отодвинуть джихадистов на север.

Сейчас конфигурация фронта такова, что стотысячный город Идлиб и долина Аль-Габ находятся в «мешке». С востока САА остается лишь занять Саракиб, а с запада – Джиср-аш-Шугур, чтобы положение Идлиба стало безнадежным. Долина Аль-Габ уже сейчас проходима для танковых и механизированных соединений, именно потому туда и переброшены 5-й штурмовой корпус и 4-я мехдивизия (бывшая танковая). Технически реально зачистить и ту часть горных районов Латакии, которые ситуативно остались за джихадистами с 2015 года.

Всё это, однако, не означает, что предстоящее можно назвать легкой прогулкой. В результате сознательной перевозки в «заповедник гоблинов» всего того, что отказывалось примиряться, но не отказывалось эвакуироваться, в мешке Идлиба оказалось от 30 до 50 тысяч вооруженных боевиков, по-нашему – до 10 полноразмерных дивизий.

Не у всякого крупного европейского государства есть сопоставимая по численности армия.

Другое дело, какого качества эта армия и каким тяжелым вооружением и техникой располагает. Возможно, что в распоряжении боевиков остается от 300 до 400 единиц разнокалиберной бронетехники. Но их ресурсы не бесконечны, а снабжение через Африн прекращено в связи с конструктивной позицией Анкары, которая более не выдвигает требований по разделу провинции на зоны влияния.

Наблюдательные посты турок, как одного из гарантов «зоны деэскалации Идлиб», выдвинуты по всему фронту даже на южных его участках и практически ничем не защищены. Безопасность турецких военнослужащих на этих постах или их вывод оттуда может стать дополнительным предметом переговоров.

А вот иранские части в операции против Идлиба не задействованы вовсе (этого очень хотели в Израиле), хотя непосредственно возле линии фронта находятся несколько крупных шиитских сел, по поводу которых неоднократно разгорались споры. Предполагалось, в частности, переселить их в более безопасное место, но хорошо организованное и вооруженное население этих анклавов переселяться с насиженных мест отказалось. Теперь же безопасность местных шиитов – повод для участия Ирана в переговорах по Идлибу. В Тель-Авиве называют это «военной сделкой Иран – Сирия» и бурно протестуют, хотя Идлиб даже географически никакого отношения к Израилю не имеет.

С револьвером и добрым словом

Ранее САА уже предпринимала малоуспешные попытки выдвинуться на Джиср-аш-Шугур, но тогда обстановка была принципиально иной. Сейчас же предпочтительным остается направление на Саракиб, после чего вполне можно приступить к зачистке долины Аль-Габ и южной части провинции с Латаминой и столицей района – Маарет-ан-Нууман. Этот небольшой исторический городок – стратегический дорожный центр, занятие которого может восстановить регулярное сообщение между Алеппо и центральными районами страны по короткой дороге.

Вместе с тем Дамаск не исключает возможность договориться. В последнюю неделю сирийские самолеты разбрасывали над городами провинции листовки с призывами прекратить сопротивление. Как показали события в Дераа, куда более эффективным методом в этом смысле является «трэвелвидео», потому задействовали и его тоже. Группы разведчиков мухабарата начали проникать непосредственно в город Идлиб и публиковать оттуда видеозаписи с характерными язвительными комментариями. Свободное перемещение сирийских военных разведчиков по Идлибу деморализующе действует на джихадистов. Последнее такое «трэвелвидео» было выложено в среду, 29 августа.

В психологическом давлении на джихадистов в Идлибе активно участвуют и бывшие подразделения так называемой Сирийской свободной армии – из числа тех, что перешли на сторону правительственных войск в Восточной Гуте и в южных провинциях. Непосредственно в боях они пока что не замечены, зато охотно ведут переговоры и формируют гуманитарные конвои в Идлиб, Латамину и Маарет-ан-Нууман. При этом бывшие «умеренные» по-прежнему контролируют некоторые районы тыловой зоны между Идлибом и Джиср-аш-Шугуром и, вполне возможно, особого сопротивления не окажут.

В ближайшее время правительственные войска могут предпринять сразу несколько наступательных акций с целью продемонстрировать силу на трех ключевых направлениях, а заодно прощупать оборону противника. После этого будет предпринята очередная попытка договориться с джихадистами «по частям». В «заповеднике» по-прежнему очень много разноплеменных и разнонаправленных группировок, включая и совсем уж посторонних, прибывших туда на автобусах за последние полтора года, хотя некоторые объединения уже поглощены «Ахрар-аш-Шамом» или уничтожены. Реализация метафоры про жабу и гадюку в сирийских условиях ранее привела к тому, что несколько группировок отказывались переезжать из освобождаемой САА Восточной Гуты в Идлиб, выторговывая себе отъезд на земли поближе к курдам – лишь бы не к джихадистам. С учетом недружелюбной обстановки уже в самом Идлибе, есть шансы договориться с некоторыми группировками о сдаче, не прибегая к услугам тяжелой артиллерии и ВКС РФ.

Слово пропаганде

Катастрофичность положения идлибских джихадистов теперь понятна даже саудитам, которые уже никак не могут повлиять на силовые расклады. После потери авиабазы Абу Духур в анклаве не осталось взлетно-посадочных полос, которые могли бы принимать транспортные самолеты, так что снабжение извне парализовано. Единственным путем боевиков к спасению через затягивание ситуации остаются пропагандистские акции с привлечением внимания мировой общественности то ли к «применению химического оружия», то ли к «грядущей гуманитарной трагедии».

И надо понимать, что западное экспертное сообщество просто не замечает российских призывов обратить внимание на подготовку провокаций. По их извращенной логике, это Россия «создает необходимый информационный фон перед применением химического оружия». Кому и зачем вообще нужно его применять в сложившейся ситуации, объяснить никто не может. 

Стоит также обратить внимание на информацию о передислокации частей джихадистов из тыловой зоны непосредственно к линии фронта на южном направлении – в район Саракиба и далее к Алеппо, а также к Джиср-аш-Шугуру. С одной стороны, это может свидетельствовать о подготовке попытки прорыва с применением «джихад-мобилей». С другой, подтягивание резервов говорит об отсутствии на этих направлениях боеспособных частей и о срочном стремлении джихадистов насытить фронт хоть кем-нибудь.

Поступала информация и о том, что три крупнейшие группировки Идлиба при посредничестве радикального проповедника Абдураззака аль-Махди вроде бы договорились создать единое командование обороной. Но такие союзы, даже если они существуют в действительности, обычно ситуативны и недолговечны. Когда приспичит, участники коалиции найдут в Коране и хадисах десятки цитат, подтверждающих, что они поступили правильно, кинув недавних союзников.

Абдураззак аль-Махди неоднократно выступал с призывами объединиться в «священной войне против шиитов», потому его примиренческие усилия для джихадистов-суннитов не новость. Этот шейх родом из Дамаска, но уже пять лет живет в Идлибе, совершенно не настроен на конструктивный диалог с внешними силами и искренне полагает, что главная цель его жизни – уничтожение всего шиитского. А дальше – как получится. В таких случаях переговоры бесполезны, хотя при желании можно вспомнить, что шейх однажды выпускал фетву, в которой осуждал убийства мирных жителей. Правда, под мирными жителями он понимал только мусульман-суннитов ханафитского мазхаба, а те, кто исповедует другие религии, для него вовсе не люди.

Какой тактики Дамаск решил придерживаться в Идлибе, должно проясниться в ближайшем будущем. В целом ситуация ясна, но пространство для маневра еще остается. А пожелать правительственным войскам удачи можно в любом случае – удача им пригодится.

Поделиться: