Русское Агентство Новостей
Информационное агентство Русского Общественного Движения «Возрождение. Золотой Век»
RSS

Зачем Россия «убила» расследование ООН по химоружию в Сирии

20 ноября 2017
1 024
Зачем Россия «убила» расследование ООН по химоружию в Сирии

Геворг Мирзаян, доцент департамента политологии Финансового университета при Правительстве Российской Федерации, для РИА Новости

Россию опять клеймят позором в Совете Безопасности ООН. А все потому, что Москва стремится удалить все препятствия на пути дипломатического завершения сирийской гражданской войны.

Презирающие

В конце прошлой недели Россия дважды заблокировала проекты резолюции о продлении работы Совместной миссии Организации по запрещению химического оружия и ООН по расследованию инцидентов применения отравляющих веществ в Сирии (сокращенно именуемой "Совместная миссия по расследованию" или СМР). Сначала американский вариант, потом японский. В результате СМР, инициированная в 2015 году, официально прекратила свою работу.

Это вето (как обычно, одиночное — китайцы предпочли воздержаться, а "против" вместе с Россией проголосовала лишь Боливия) инициировало целый поток оскорблений со стороны западных представителей в адрес Москвы.

Россию обвинили в презрении к жизни сотен погибших. "Наложив вето на продление мандата СМР, Россия послала четкий сигнал о том, что она не ценит жизни жертв атак с использованием химического оружия или не уважает целесообразные стандарты международного поведения в отношении использования такого оружия", — говорится в заявлении Белого дома.

Обвинили также в нечестности. "Россия доказала, что в вопросе нашей работы по выработке политического решения в Сирии доверять ей нельзя", — заявила постпред США в ООН Никки Хейли. (Заметим, это произошло сразу же после того, как Путин подписал с Трампом совместную декларацию по Сирии. И вдруг — такой удар по миру в Сирии менее чем за 10 дней до очередных переговоров в Женеве.)

Заодно обвинили и в стремлении спасти реноме "кровавого тирана Асада" любой ценой. "Россия не соглашается ни на какой механизм, который пролил бы свет на использование химического оружия ее союзником — сирийским режимом", — заявила Хейли. Западные эксперты подсчитали, что с начала сирийского конфликта Москва уже 11 раз ветировала западные же проекты резолюции по Сирии. Поэтому французский постпред при ООН Франсуа Делатр заявил даже, что вето России "представляет угрозу для безопасности всех нас".

Какие ваши доказательства?

Впрочем, как это обычно и бывает, громкие обвинения призваны лишь скрыть неспособность западных партнеров опровергнуть логику российской стороны. Москва ветировала оба проекта резолюции о продлении мандата СМР лишь потому, что хотела исправить этот мандат.

Напомним, что почти все расследования СМР приводили к тому, что миссия обвиняла в использовании этого химического оружия Асада. И Кремль не устраивало отсутствие не только элементарной логики в этих обвинениях (выигрывающий к тому времени войну Асад был последним заинтересованным в том, чтобы так подставляться), но и даже простейших доказательств предполагаемой вины сирийского президента. Так, эксперты СМР делали свой доклад о событиях в Хан-Шейхуне, даже не побывав на месте теракта (не говоря уже о таких излишествах, как взятие проб почвы оттуда). Все материалы им предоставляли некие анонимные помощники.

По словам постпреда России в ООН Василия Небензи, подобный механизм расследования химических атак в Сирии позорен. Поэтому "любое продление СМР возможно для нас лишь при условии исправления фундаментальных недостатков в его работе". "Миссия в этом смысле и в этой форме потеряла перспективу. Она должна быть переформатирована с тем, чтобы реально выполнять свою работу. Так, как это происходило до сих пор, неприемлемо. Отсюда и занятая Россией позиция", — добавил российский сенатор Константин Косачев.

Именно поэтому Россия предлагала принять альтернативный вариант резолюции, который лишь прописывал обязательность полномасштабного расследования инцидентов до вынесения вердикта. Однако его отвергли американцы — по словам Никки Хейли, Москва лишь "тратила общее время". Американский постпред уверяла, что Кремль вообще не хотел идти ни на какие компромиссные решения по резолюции, а Небензя элементарно не брал трубку, когда ему звонили для согласования. В МИД это отрицают. По словам главы российского внешнеполитического ведомства Сергея Лаврова, Никки Хейли демонстрирует "новое явление в международных отношениях, когда есть не только  фейковые новости, но и фейковая дипломатия".

Пришлось идти

Американцы на "фейковую дипломатию", конечно, обиделись, но в данном случае (как и во многих других) Сергей Лавров абсолютно прав. Россия ветировала миссию ради дипломатического урегулирования в Сирии и ликвидации препятствий этому урегулированию. А новые фейковые обвинения Асада в использовании химоружия (которыми обязательно бы разродилась СМР) как раз и являлись этим препятствием.

Само по себе дипломатическое урегулирование на основе компромисса возможно лишь в том случае, если все стороны сознают невозможность абсолютной победы. Режим Асада эту невозможность осознал уже давно, а вот у оппозиции до последнего времени еще были надежды. Они надеялись прежде всего на помощь извне — в виде американского (или американских союзников) вторжения. И поэтому делали все возможное для провокации этого вторжения. После этого и появились инсинуации с химическим оружием (американцы же заявляли, что использование Асадом отравляющих веществ будет "пересечением красной черты", за которой США могут ввести войска для спасения сирийского населения).

Однако, к разочарованию оппозиции, идея не выгорела. Обама ввести войска не рискнул, а турки, на которых тоже была надежда, трезво все взвесили и от предлагаемых им авантюр отстранились. Поэтому оппозиция, скрепя сердце, пошла на переговоры с Асадом, причем даже со слабых позиций — жить все-таки хочется. Для того чтобы переговоры окончились успехом, Москва должна сделать все возможное для поддержания в остатках ума у этой оппозиции бесперспективности дальнейшего сопротивления. А СМР в нынешнем виде как раз дает им перспективу.

Еще один шанс

Точнее, ее дает Вашингтон при помощи СМР. Учитывая, что США постепенно оттесняются от сирийского процесса, а также намерение Трампа пойти на обострение с иранцами (чьим доменом Сирия и является), в Кремле не исключали активизации американской политики на сирийском направлении. А лучший вариант это сделать — организовать новую провокацию с химическим оружием, после чего перед США открывается целый простор вариантов. Начиная с ограниченного вторжения (или нанесения авиаударов по позициям сирийских войск) и заканчивая делегитимацией Асада с последующим давлением в пользу его ухода. Любой из этих вариантов ободрит сирийскую оппозицию и добавит ей упертости в переговорном процессе. А значит — отсрочит завершение сирийской гражданской войны и, соответственно, российский триумф в ней. Поэтому инструмент отсрочки — СМР — и был технично слит.

Конечно, это не остановит Вашингтон в его стремлениях к провокациям. Никки Хейли уже заявила, что "Соединенные Штаты готовы в одиночку "вести борьбу за справедливость в Сирии". Британия дала понять, что не в одиночку. "Мы продолжим работу и не только принесем справедливость тем, кто пострадал от использования этого ужасного оружия, но и остановим тех, кто захочет применить это оружие в будущем", — отметил спецпредставитель Соединенного Королевства Мэтью Райкрофт. Однако эти решения будут приниматься уже вне механизмов ООН. А значит, будут серьезно ограничены в возможностях.

Конечно, еще существует надежда на то, что Москве и Вашингтону удастся прийти к компромиссу. Уругвай и Швеция предлагают совершить еще один подход к снаряду и принять очередной согласованный вариант резолюции.

Однако до тех пор, пока господин Райкрофт и Ко будут придерживаться своей мысли о том, что "России нет места в процессе политического урегулирования в Сирии", надежды на компромисс будут оставаться фейковыми.

 

Поделиться: