Русское Агентство Новостей
Информационное агентство Русского Общественного Движения «Возрождение. Золотой Век»
RSS

Древний «Волхов» – старейшее судно на службе ВМФ России

29 июля 2018
1 400

Древний «Волхов» – старейшее судно на службе ВМФ России

Более ста спасенных и отремонтированных кораблей и подлодок, славная вековая история и двойной клепаный корпус из загадочной путиловской стали, живучесть которого поражает даже современных металлургов: уникальное спасательное судно-катамаран «Коммуна» сошло со стапелей в 1913-м, пережило две мировые войны, революцию, распад Советского Союза и до сих пор исправно несет службу в составе ВМФ России — дежурит в Черном море во время выходов подводных лодок на боевое патрулирование. В преддверии Дня Военно-морского флота корреспондент РИА Новости поднялся на борт железного ветерана и попытался выяснить секрет его удивительного долголетия.

Забытый рецепт железа

Клейма с двуглавыми орлами, медная табличка с символикой петербургской Путиловской верфи и дореформенной орфографией — «Коммуна» (до 31 декабря 1922-го «Волхов») олицетворяет собой историю русского флота, это символ его непобедимости. Первый отечественный проект судна — спасателя подводных лодок разработали по заказу Морского генштаба в 1911-м, взяв за прототип немецкий катамаран «Вулкан».

Древний «Волхов» – старейшее судно на службе ВМФ России
Банкет по случаю спуска на воду парохода «Волхов». 17 ноября 1913
© Фото : предоставлено бывшим капитаном «Коммуны» Анатолием Ишиновым

Сейчас «Коммуна» проходит очередное техобслуживание подводной части в сухом доке 13-го судоремонтного завода Минобороны в Севастополе. Над настилом плавдока возвышаются два узких изящных корпуса с круглыми иллюминаторами, изрядно позеленевшие ниже ватерлинии от слоя водорослей, морских бактерий и прилепившихся ракушек.

Габариты впечатляют: суммарное водоизмещение — более трех тысяч тонн, длина — почти сто метров.

Даже невооруженным глазом видна отличная сохранность обшивки подводной части, более ста лет «мариновавшейся» в агрессивной соленой воде: очагов сквозной коррозии нет, заклепки не текут, швы не разошлись. Разве что местами заметно точечное вспучивание краски.

«Это называется осмос, или питтинговая коррозия, — уточняет старший строитель кораблей Дмитрий Котловский, отвечающий за проведение регламентных работ на «Коммуне». — На краске образуются пузырьки, в которых скапливается морская вода. В сухом доке мы все это смываем, счищаем, проводим пескоструйную обработку — соли на поверхности металла остаться не должно.

После очистки делаем так называемый замер остаточных толщин — берем 800 точек на подводной части корпуса и каждую тщательно промеряем. В местах, где обшивка из-за коррозии истончилась более чем на 40 процентов, навариваем накладные листы усиления. Для «Коммуны» заявлено 224 квадратных метра таких листов. В целом же, насколько могу судить, состояние корпуса очень хорошее».

При изготовлении судна использовалась особая корабельная сталь, технология производства которой утрачена. Из листов такой же размерности строили легендарные боевые корабли императорского флота — скоростные эскадренные миноносцы типа «Новик».

 
Строительство корабля «Волхов» (ныне «Коммуна») на верфи в Санкт-Петербурге, 1913 год

Строительство корабля «Волхов» (ныне «Коммуна») на верфи в Санкт-Петербурге, 1913 год 
 

Возможно, именно поэтому корпуса «Коммуны» и «Новика» схожи по размерам.

По одной из версий, корабли того времени обшивали кованым листовым металлом практически ручной работы. Другого объяснения невероятной коррозионной устойчивости нет.

Несколько лет назад кусок обшивки «Коммуны» отправили на экспертизу специалистам подмосковного предприятия «Композит», испытывающего сплавы для космической отрасли.

Однако даже там однозначного ответа по химсоставу и марке стали не дали, объяснив антикоррозионные свойства воронением по неизвестному современной науке методу.

Тряхнуть глубиной

Ремонт подводной части «Коммуны» займет около месяца, после чего посвежевший ветеран покинет док и выйдет в море на очередное дежурство. Сегодня его основная задача — аварийно-спасательное обеспечение дизель-электрических подводных лодок Черноморского флота. Всего их шесть: «Новороссийск», «Ростов-на-Дону», «Старый Оскол», «Краснодар», «Великий Новгород» и «Колпино». Все вооружены ракетами «Калибр».

По требованиям безопасности, во время выходов лодок на боевое патрулирование в море должно находиться как минимум одно спасательное судно, готовое быстро прийти на выручку.

Для этого на «Коммуне» имеется глубоководный спасательный аппарат АС-28 проекта 18551 «Приз», способный пристыковаться к аварийной субмарине и за одно погружение поднять до двадцати подводников.

Аппарат установлен на специальной платформе. При спуске его приподнимают краном, а платформа отъезжает в носовую часть.

«Приз» оснащен прожекторами и манипуляторами, герметичный корпус выдерживает чудовищное давление воды и позволяет «нырять» на глубину до километра. Экипаж — пять человек (два офицера – командир и его помощник, а также три техника — акустик, трюмный и электрик).

«Мы действуем исключительно по команде капитана судна-носителя, — рассказывает РИА Новости командир АС-28 капитан третьего ранга Владимир Матковский. — Запрашиваем добро на погружение, поиск и осмотр аварийной субмарины. На каждой есть так называемая комингс-площадка с зеркалом, к которой мы можем пристыковаться.

Это сложнее, чем припарковать машину. Все зависит от скорости течения, типа грунта, крена и дифферента лодки.

Моя задача — выровнять аппарат и идеально прижать его к зеркалу. Так, чтобы в полость между люками не проникал свет прожекторов — для контроля есть специальная видеокамера. Убедившись, что темнота абсолютная, мы принимаем часть воды из этого объема на себя и выравниваем давление».

Древний «Волхов» – старейшее судно на службе ВМФ России
Глубоководный аппарат АС-28 «Приз» на борту СС «Коммуна» 
 

Откачка оставшейся в общем объеме воды начинается, только если стрелка манометра во втором отсеке падает в ноль и не движется в течение трех минут. После осушения камеры экипаж «Приза» открывает свой люк, экипаж подлодки — свой.

Аккумуляторных батарей, как правило, хватает на два погружения. Если всех подводников забрать сразу не удается, оставшимся передают теплую одежду и средства обеспечения, а затем эвакуируют вторым рейсом. Для сравнения: второе спасательное судно Черноморского флота — «Эпрон» — располагает водолазным колоколом, за раз поднимающим не более семи моряков.

Тренировки по спасению подводников Черноморский флот проводит регулярно — подлодки ложатся на грунт, а экипажи имитируют различные аварийные ситуации. У «Коммуны» есть специальная платформа с комингс-площадкой, где спасатели тренируются самостоятельно, не отвлекая подводников от основной работы.

«Бросаем ее в море на тросе, отходим в сторону метров на 600 и опускаем аппарат, — рассказывает РИА Новости капитан судна Сергей Попов. — Он должен найти эту площадку, правильно к ней подойти и пристыковаться».

На подготовку к экстренному спуску уходит чуть более получаса. Такие учения проводим два-три раза в месяц, с лодками поработать получается реже — они постоянно на заданиях. Экипаж у меня 41 человек. Сюда входят палубная и механическая команды, пять водолазов и комсостав».

На заклепках империи

Капитан Попов — боевой морской офицер. В разное время командовал ракетным катером и корветом, испытывал противокорабельные ракеты «Уран» и даже спасал от сомалийских пиратов знаменитого путешественника Федора Конюхова.

На «Коммуну» перевелся по возрасту — говорит, отморячился, пора немного успокоиться. Судном в целом доволен — несмотря на более чем почтенный возраст, проблем с эксплуатацией минимум. Разве что машины для такого водоизмещения слабоваты. Надо отметить, выдающимися скоростными характеристиками и маневренностью тяжелый катамаран похвастать не может — два дизеля по 600 лошадиных сил разгоняют его максимум до семи узлов, а в плохую погоду и того меньше.

 
Клепаный борт СС «Коммуна»
Верхняя палуба СС «Коммуна»
 
Памятный знак Ассоциации «Морское наследие России»

Клепаный борт СС «Коммуна» 
 

Сравнительно маленькие для такого водоизмещения винты, а также парусность высоких бортов и надстроек усложняют управление при швартовке и постановке в док. Впрочем, задачи наделить судно-спасатель скоростными качествами эсминца никогда не было.

Все, что от него требуется, — это самостоятельно добраться в район поисковой операции и безопасно доставить туда глубоководный аппарат. А с этим «Коммуна» блестяще справляется до сих пор.

Опыта в спасении подлодок «Коммуне» не занимать. С 1915-го «Волхов» обслуживал британские субмарины типов «С» и «Е» в Ревеле, в 1917-м поднимал затонувшие подлодки АГ-15 и «Единорог». В феврале 1918-го из-за наступающих немецких войск катамаран перегнали из Ревеля в Гельсингфорс, где его интернировали финские власти. После подписания Брестского мирного договора спасатель перешел в Кронштадт, где отремонтировал несколько подводных лодок. В 1928-м «Коммуна» поднимала английскую субмарину L-55, затонувшую в Финском заливе, в 1933-м — подлодку «Рабочий», в 1935-м — субмарину «Рысь», погибшую из-за столкновения с линкором «Марат».

Приводы управления швартовыми шпилями на СС «Коммуна»
Приводы управления швартовыми шпилями на СС «Коммуна»
Штурвал рулевой машины СС «Коммуна»
Интерьер ходовой рубки СС «Коммуна»
Интерьер ходовой рубки СС «Коммуна»
Интерьер ходовой рубки СС «Коммуна»
 
 
Рукоятки машинного телеграфа СС «Коммуна»
Приводы управления швартовыми шпилями на СС «Коммуна»
 
 
Интерьер ходовой рубки СС «Коммуна»

Штурвал рулевой машины СС «Коммуна» 
 

Кроме спасательных работ, судно регулярно привлекали к испытаниям новой техники. Так, в 1935-м на его борту проверяли первый «подводный эсминец» — секретную на тот момент советскую субмарину П-1 «Правда». Ее без экипажа опустили на глубину более 70 метров и продержали там два часа.

Великую Отечественную «Коммуна» встретила в Ленинграде. Во время блокады ее водолазы работали на «Дороге жизни».

Только в 1944-м судно-спасатель подняло 14 затонувших объектов общим водоизмещением около 12 тысяч тонн, помогло 34 аварийным кораблям и судам. Весь экипаж представили к медалям «За оборону Ленинграда». После капитального ремонта в начале 1950-х судно подняло со дна две субмарины-«малютки»: М-200 «Месть», протараненную эсминцем, и М-256, затонувшую возле Таллина из-за пожара.

На Черное море «Коммуна» пришла с Балтики в 1967-м. В 1970-х ее переоборудовали в носитель глубоководных аппаратов, установили новые дизель-генераторы, средства связи и дополнительный котел, улучшили бытовые условия для экипажа. На палубе разместили новейший на тот момент аппарат проекта 1832 «Поиск-2», способный исследовать затонувшие объекты на глубинах до двух километров и поднимать на поверхность до 450 килограммов груза. В декабре 1974-го он совершил рекордное погружение на глубину 2026 метров.

Древний «Волхов» – старейшее судно на службе ВМФ России
Глубоководный аппарат «Поиск-2». 
 

В середине 1980-х — очередная модернизация, голландские дизели заменили отечественными.

В смутные годы перестройки и раздела советского Черноморского флота между Россией и Украиной моряки «Коммуны», первыми подняли на мачте Андреевский флаг, тем самым раз и навсегда определив дальнейшую судьбу легендарного судна.

Поделиться: