Русское Агентство Новостей
Информационное агентство Русского Общественного Движения «Возрождение. Золотой Век»
RSS

Для чего России были нужны все эти социальные катаклизмы?

20 января 2018
2 438

Для чего России были нужны все эти социальные катаклизмы?

Как учит нас книга Иова, правильный вопрос при любой неудаче и даже трагедии, это не «за что мне всё это?»,  а «для чего?»

Вот именно на этот вопрос я и хочу попробовать найти ответ, проведя ретроспективный обзор потрясений, бушующих над моей многострадальной страной все последние 100 лет. Для чего  были нужны все эти социальные катаклизмы нам, живущим на 16… 17… одним словом, на стремительно уменьшающейся все эти 100 лет части суши?

К началу ХХ столетия ведущее сословие Российской империи – дворянство – окончательно превратилось из опоры государства в паразитарный довесок, войдя в противоречие с коллективным инстинктом самосохранения гражданского общества и, таким образом, было обречено на ликвидацию. Впрочем, это понимали и сами дворяне, точнее та их часть, которая  составила костяк нового  правительства и Красной армии в 1917м.

Но остается вопрос - зачем нужна была именно такая революция, после которой изрядно обрезанную страну пришлось поднимать из руин? Может ради того, чтобы на своем горьком опыте избавиться от иллюзий, будто разрушив всё до основания, можно построить всё абсолютно новое, никак не опираясь на старое?

Новое хорошо строить, когда используешь старый фундамент или хотя бы строительный материал и уже полученный опыт. Поняв это (хотя и не признав), умывшись потом и кровью, новой власти пришлось возвращать в советскую действительность и христианскую рождественскую ёлку, и золотые офицерские погоны, и славу царского генералиссимуса Суворова и адмирала Нахимова, князей Александра Невского и Дмитрия Пожарского. Даже  заменённый календарь  пришлось возвращать обратно…

Следующей иллюзией, с которой пришлось очень болезненно расставаться: если репрессировать представителей старого правящего класса, то и сама возможность  реставрации власти эксплуататоров будет окончательно и навсегда похоронена.  Стоит продекларировать «Вся власть Советам народных депутатов!» и никто эту власть перехватить у народа не сможет.

Репрессии по отношению к бывшим «хозяев жизни», как оказалось, ничего никому не гарантируют и от нарождения новодворянского класса точно не спасают. Партноменклатура КПСС  наглядно и предметно продемонстрировала, что она способна и привилегии для себя изобрести, и оружие против народа применить,  как сделала это в Новочеркасске, практически в то же время, когда состоялся полёт Гагарина. Эти два события стоят рядом, как будто в назидание, чтобы гордиться первым человеком в космосе и не допустить повторения трагедии…

Весь ХХ век результаты всех социальных экспериментов во всех странах старательно убеждали нас, будто для построения рая на земле достаточно убить всех плохих, и тогда останутся только хорошие, часть которых тоже следует убить, чтобы оставшимся было неповадно. Надеюсь, что не убедили…

Самая большая иллюзия, с которой пришлось распрощаться гражданам СССР, - это  уверенность в том, что продавать национальные интересы и прогибаться под цивилизационного противника могут только министры-капиталисты, а «народная власть», и уж тем более «ум честь и совесть нашей эпохи» не может  этого делать по определению. Оказалось, что может  ещё как! И индивидуально, и коллективно!

Ни продекларированные убеждения, ни цвет партбилета вообще никакого влияния не оказывает на возможность его обладателей  быть предателями и врагами.   Монархист может быть служакой и бессребренником, а коммунист – рвачем и приспособленцем. Но для того, чтобы выучить эту нехитрую аксиому, пришлось пройти и через феномен Троцкого, и через 1937й, и через дела Гдляна – Иванова, и наконец через цивилизационную катастрофу1991го  – чтобы это стало ясно  для совсем непонятливых.

1991й и его последствия – самые актуальные, ибо несут самые близкие к нам ответы на вопрос «для чего?»

Во-первых для того, чтобы уже  один раз уяснить, что никакой дружбы народов нет и никогда не было! Точнее она есть, но только в том случае, если:

А) вы по уровню жизни значительно превосходите потенциальных друзей, которым хотелось бы до вас дотянуться;

Б) дружба с вами позволяет дотироваться, кредитоваться или не платить по ранее взятым на себя обязательствам;

В) не дружить с вами просто опасно для здоровья.

Во-вторых:  для того, чтобы превратить целое государство в своего друга и чужого врага, дружба народов вообще не требуется. Требуется некоторое количество денежных знаков для покупки незначительного количества элиты этого государства, что гораздо дешевле и на порядок эффективнее. Эффективность заключается в том, что вы не строите для этого государства дороги-заводы-школы-больницы, и даже можете немного грабить аборигенов, в то время, как купленная вами элита будет  доходчиво растолковывать туземцам, что это делается для их же блага.

Конечно, можно ничего этого не делать, если «это не наш метод», но пока никто мне внятно не объяснил, почему собственное население должно жить хуже того, кому оно так щедро и настойчиво помогает. Всё равно  не в коня корм, если тысячи построенных предприятий, десятки тысяч школ и больниц, сотни тысяч километров дорог и коммуникаций «небратья» дружно объявили  коварной оккупацией и жизнерадостно требуют компенсации за геноцид своей безграмотности, нищеты и рабского прозябания в свинарниках «всего цивилизованного человечества»!!!

Вся наша история, как на ладони, лежит перед нами  для того, чтобы выбрать из неё и использовать в дальнейшей деятельности всё самое успешное,  отказаться от того, что оказалось неудачным и даже катастрофическим. И не рефлексировать на тему «Как же может ужиться в одном пантеоне монархист Суворов и коммунист Жуков, преподобный Радонежский и атеист Берия?» Прекрасно и очень органично они там сочетаются. Ибо все они жили ради того, чтобы жили мы, и это – главный измеряемый результат, по которому мы оцениваем их, и по которому будут судить о нас.

И не стыдно мне ни за Ивана Грозного, ни за Сталина именно потому, что в результате их деяний Отечество прирастало, авторитет его а рос, количество тех, кого можно было называть «соотечественник», увеличивалось. 

Поделиться: