Русское Агентство Новостей
Информационное агентство Русского Общественного Движения «Возрождение. Золотой Век»
RSS

Ядерный психоз генералов

2 739

В России и США военные пугают власть ядерным превосходством противника

В последнее время началась новая волна ядерного психоза. Генералы и высокопоставленные чиновники в разных странах раздувают истерию о ядерном превосходстве противника, подталкивая на новый виток гонки вооружения...

 

Ядерный психоз крепчает. В России и США военные пугают власть стратегическим превосходством вероятного противника

Автор - Владимир Дворкин

Об авторе: Владимир Зиновьевич Дворкин – доктор технических наук, профессор, главный научный сотрудник Центра международной безопасности ИМЭМО РАН, генерал-майор в отставке.

В 80-х годах прошлого века в 4-м ЦНИИ МО прорабатывался проект системы вооружения с межконтинентальными баллистическими ракетами (МБР), оснащёнными неядерными боезарядами повышенной точности, поскольку применение ядерных вооружений считалось совершенно недопустимым. Чтобы не нарушать договорные условия, предлагалось размещать такие МБР в отдельном позиционном районе с плотной компоновкой без специальных средств маскировки. Однажды пришлось в очередной раз привезти какие-то наши предложения начальнику отдела Комиссии по военно-промышленным вопросам Президиума Совмина СССР Краснославу Осадчиеву, человеку с редким умом, непререкаемым авторитетом и широкими знаниями. Чтобы не терять времени, пока читались мои материалы, он дал мне сводку ГРУ, в которой были данные об американских разработках МБР и баллистических ракет подводных лодок (БРПЛ) с неядерным оснащением. Конечно, это было очень интересно с учётом наших проработок. Осадчиев периодически посматривал на меня и вдруг хитро заметил: «Вон как глаза-то заблестели, ядерным оружием воевать нельзя, а повоевать так хочется».

То, что ядерное оружие не должно применяться, было настолько твёрдым представлением, что о возможности его использования не говорили ни официальные лица, включая лидеров СССР и США, ни учёный люд. Такое убеждение было основано на многолетних исследованиях последствий не только ядерных ударов по Хиросиме и Нагасаки, но и на результатах более чем 2 тыс. испытательных ядерных взрывов в ядерных государствах.

В России и США военные пугают власть ядерным превосходством

Путь к этому убеждению был трудным и длительным: через реальную возможность применения ядерного оружия на поле боя, учения в США и СССР с действиями вооруженных сил сразу после фактического применения ядерного оружия, зарождение принципов ядерного сдерживания и стратегической стабильности, начало и развитие договорных отношений по контролю и сокращению стратегических ядерных вооружений.

Лучше учите матчасть

Но вот пришли новые времена, и историческая память стала размываться. И уже правительство Великобритании вдруг без всяких причин заявляет о возможности превентивного применения ядерного оружия. Как будто у англичан нет других забот, кроме Brexsit, или возникла какая-то внешняя угроза безопасности. Ранее в России президент Путин в фильме о Крыме сказал о том, что он размышлял о возможности приведения в полную боевую готовность ядерных сил. А посол России в Дании угрожал ядерным оружием портам страны, если туда придут американские корабли с системами ПРО. Непредсказуемый лидер КНДР во всю угрожает нанести ядерный удар по своим врагам.

И в самый разгар этой ядерной истерии появились новые данные на Московской международной конференции по безопасности, представленные заместителем начальника Главного оперативного управления Генштаба. Данные основаны на результатах большого объема компьютерного моделирования, которые свидетельствуют, по словам генерала, о том, что США способны нанести скрытый ядерный удар по России под прикрытием своей ПРО, применить новые системы быстрого глобального удара, стратегических неядерных средств, уничтожить спутники на низких орбитах и разрушить всю систему стратегической стабильности с последующей гонкой ядерного вооружения.

Прежде всего о тезисе «скрытого ядерного удара». Как это возможно, если у России, как и у США, существуют системы раннего предупреждения о ракетном нападении (СПРН)? Правда, у России временно ослаблен космический эшелон СПРН, но он активно наращивается, и превосходно функционируют РЛС по периметру границ совместно с РЛС ПРО Московского региона. И также, как американская система предупреждения о ракетно-ядерном ударе (СПРЯУ), обслуживает отечественную ПРО. Наконец, подобному нападению в обязательном порядке предшествует длительная перегруппировка вооруженных сил страны-агрессора, что невозможно скрыть. Однако тезис о возможности скрытого ядерного удара уже размножен нашими СМИ и вызывает сильную тревогу в обществе.

Но это не главное, хотя и опасное утверждение в докладе генерала. Основная его часть содержит неминуемую угрозу потенциалу ядерного сдерживания России от невероятных возможностей глобальной ПРО США. Новым в этих материалах стало то, что корабельные и европейские средства ПРО способны сбивать наши МБР и БРПЛ на активном участке траектории, как куропаток на взлете. Приведены конкретные данные о времени старта ракет, передачи данных на различные радары, моментах старта противоракет, перехвата наших МБР, БРПЛ и другие цифры.

Результаты анализа этих материалов состоят в следующем. Во-первых, американские противоракеты с существующими бортовыми датчиками предназначены только для перехвата боевых блоков атакующих ракет на среднем и нисходящем участках траектории и, насколько известно, никогда не проходили испытания по поражению ракет на активном участке траектории. Можно, конечно «переформатировать» штатные датчики на части противоракет и проводить длительный цикл испытаний, но никаких признаков подобных программ нет. Тем более что испытания пришлось бы проводить на собственных баллистических ракетах, используя их в качестве мишеней.

Во-вторых, расчеты времени перехвата МБР и БРПЛ на активном участке, даже если они не содержат ошибок, основаны на использовании американцами низкоорбитальных спутников систем типа STSS или РТSS (отменена), по которым в США давно уже ведутся дискуссии в части их эффективности и высокой стоимости. Тем более, как известно российским специалистам, спутники, выдающие информацию с высоким пространственным разрешением, могут быть непригодными для обеспечения широкополосного охвата и быстрого реагирования, если только не будет развернута группировка, состоящая из большого числа спутников. Однако увеличение числа спутников связано с огромными затратами. Окончательного решения, в том числе по количеству спутников и их эффективности, нет, и реализация таких проектов потребует длительного времени.

Наконец «исследовательское» моделирование, на результаты которого ссылается генерал, судя по всему, основано на вымышленном сценарии, далеком от реальности. Действительно, как показали выполненные ранее экспертами расчеты, при использовании систем типа STSS теоретически можно осуществить перехват МБР до отделения боевого блока противоракетой, запущенной из района Редзиково на Севере Польши, при условии, что траектория нашей МБР, стартующей из ближайшего Западного позиционного района РВСН около Выползово (с МБР «Тополь»), но только в том случае, если специально подставить ее под противоракеты, запустив по траектории полета на Запад территории США. Как будто нельзя запустить ее на Восток, а американский Запад «обеспечить» МБР, например, из Йошкар-Олинского, Новосибирского или Иркутского позиционных районов РВСН.

Кроме того, в исследовательских расчетах указано, что перехват ракеты на активном участке может быть осуществлен на 150-й секунде полета. Если это и возможно, то только по отношению к ветерану МБР «Тополь». Авторам хорошо бы знать, что активный участок МБР «Тополь-М», «Ярс»  и БРПЛ «Булава» заканчивается раньше этого времени, поскольку на них реализовано сокращение времени и высоты активного участка для противодействия космическим перехватчикам, если бы они появились. Наши педагоги всегда требовали учить «материальную часть», что всегда полезно.

Угроза для активного участка БРПЛ теоретически могла бы существовать при близком расположении корабельных средств ПРО к районам боевого патрулирования наших подводных ракетоносцев. В докладе говорится о районах патрулирования в Баренцевом море. Но, во-первых, основная задача Северного флота России, как уже неоднократно декларировалось, заключается в обеспечении устойчивости наших подводных ракетоносцев, и существует возможность не допустить американские корабли с ПРО в районы патрулирования. Во-вторых, разве наши подводные ракетоносцы не доказали возможность запуска БРПЛ из-подо льдов Арктики?

Генерал дезавуировал президента

Но это еще не все. Снова идет речь о сильной уязвимости боевых блоков наших МБР и БРПЛ на траектории полета к цели на американском континенте. Здесь необходимо отметить как минимум два интересных момента. Первый – доклад на аналогичной международной конференции около трех лет назад, где руководством Генштаба были представлены результаты моделирования возможности перехвата американской стратегической ПРО с противоракетами GBI российских боевых блоков ракет, нацеленных на территорию США. Показали, что для перехвата одного боевого блока МБР или БРПЛ необходимо как минимум две противоракеты GBI. Но что примечательно, это возможно лишь при отсутствии на наших ракетах комплекса средств преодоления ПРО (КСП ПРО). И это сделано сознательно, поскольку моделирование с учетом КСП ПРО раскрывало бы совершенно секретные сведения об их эффективности. Можно только прогнозировать, что с учетом КСП ПРО для перехвата одного боевого блока потребовалось бы от 10 до 20 противоракет. Так есть ли вообще смысл для США планировать использование этих противоракет при массированном налете?

Кстати, заметим, что сейчас этих ракет на двух базах – 30 единиц. Планируется довести до 44, то есть в два раза меньше, чем по Договору ПРО 1972 года (100 противоракет). Но и это не все. С 2004 года по настоящее время проведено 9 испытательных пусков GBI, из них только три были успешными в идеальных полигонных условиях, когда время пуска, место, траектория мишени известны заранее. Пройдет еще много лет, пока их отработают.

Попутно так и тянет отметить, что эти противоракеты были развернуты задолго до завершения испытаний, и что это надо считать грубейшим стратегическим просчетом США, о чем приходилось писать еще 12 лет  назад. И только теперь такая оценка дана самими американцами. Давно пора было привлечь к ответственности бывшего министра обороны США Дональда Рамсфелда, который вопреки прогнозу ЦРУ о возможной иранской угрозе не ранее 2015 года «придвинул» эту угрозу к 2005 году. Никогда еще за всю историю создания стратегических систем в СССР/России и США такого не было. Но это американские проблемы, у нас своих достаточно.

В России и США военные пугают власть ядерным превосходством

Нужно только не преувеличивать возможности ПРО США. В том числе из-за ее реально низкой эффективности по сравнению с расчётной, о чём много написано, например, крупнейшим американским специалистом профессором Теодором Постолом, совсем недавно оценившем бесполезность ПРО THAAD в Южной Корее не только против китайских, но и северокорейских ракет.

Не менее важно и то, что заместитель начальника ГОУ ГШ не может не знать содержания тактико-технических требований ко всем принятым на вооружение МБР и БРПЛ в части заданных характеристик КСП ПРО, обеспечивающих высочайшую эффективность преодоления не только существующего, но и перспективного, прогнозируемого с большим запасом состава глобальной ПРО США. Отечественные средства преодоления ПРО проходят полный цикл испытаний, подтверждающих выполнение заданных к ним требований, без чего невозможно принятие на вооружение новых МБР и БРПЛ.

По-видимому, именно это дало основание Верховному главнокомандующему Владимиру Путину заявить на форуме «Армия-2015» о том, что российские стратегические ракеты способны преодолеть любую, самую технически совершенную систему ПРО. Как теперь быть с этим после доклада заместителя начальника ГОУ ГШ о сильнейшей угрозе ПРО США для потенциала ядерного сдерживания России, который по существу дезавуировал оценку президента? Может быть, нужно доложить Путину о том, что его заявление было ошибочным? А заодно и признать, что десятки миллиардов рублей, затраченные на стратегические ядерные комплексы, не оправдали себя, и нужно все начинать сначала.

На волне нагнетания напряженности на официальном уровне прогрессирует сдвиг сознания у некоторых наших домашних «ядерных экспертов», постоянно публикующих на страницах военных изданий прогноз ядерного апокалипсиса. Утверждается, например, что после значительного сокращения ядерного вооружения в России и США угроза «ядерной зимы» после обмена между ними ядерными ударами уже не так опасна, а гибель миллионов американцев Соединенные Штаты перенесут относительно легко, поскольку это будет умеренной платой за мировое господство после уничтожения России. Вот так.

Почему растёт градус напряжённости

Россия и США продолжают естественный процесс модернизации стратегического вооружения, поскольку выработавшие свой ресурс образцы систем необходимо выводить из боевого состава и вводить новые. В ряде новых образцов российские разработки опережают американские. Например, в межконтинентальном гиперзвуковом оружии с планирующим крылатым блоком. Ничего угрожающего в этом нет, если модернизация осуществляется в рамках договорных отношений в пределах установленных количественных ограничений.

В России и США военные пугают власть ядерным превосходством

Но стоит появиться какой-то информации об американских доработках, как российские «эксперты» сразу же начинают паниковать из-за угрозы первого разоружающего удара со стороны США. Так, например, американские ученые опубликовали недавно статью об адаптивном подрыве боезарядов американских БРПЛ W-76, способном повысить точность их попадания. Этим боезарядам уже более 30 лет и их модернизируют для повышения безопасности и надежности, а заодно дооборудуют аппаратурой адаптивного подрыва. Этот способ известен уже более 20 лет. Он заключается в том, что по результатам прогнозируемого промаха за счет накопленных ошибок на активном участке траектории при недолете подрыв осуществляется при встрече боезаряда с поверхностью земли, при перелете – воздушный подрыв поближе к цели. Это позволяет скомпенсировать прогнозируемый промах примерно на 10% только по дальности, но не по направлению. Отклонение от цели за счет движения боезаряда в плотных слоях атмосферы при действии ветра и влияния конструктивных особенностей не учитывается.

Этот способ давно реализован практически на всех боезарядах МБР и БРПЛ, проходящих модернизацию в США, и не может быть не реализован на российском стратегическом вооружении. Кроме того, мощность наиболее легких боезарядов (около 100 кт) такова, что их бессмысленно планировать для поражения высокозащищенных целей типа шахтных пусковых установок и командных пунктов в то время, когда существуют более мощные и точные боезаряды W88 на БРПЛ и W78/W87 на МБР Minuteman-3. Тем более что наши «всезнающие эксперты» плохо представляют себе, что для гарантированного поражения цели (хотя бы с вероятностью 0,95) требуется значительно увеличивать количество планируемых боезарядов.

Таким образом, резко возросшие возможности разоружающего удара со стороны США, как и перспективы реального ведения ядерной войны после глубокого сокращения ядерного вооружения, которая перешла по их терминологии из «иррациональных» представлений в «рациональные», нельзя расценивать иначе, чем прогрессирующее воспаление сознания некоторых «экспертов».

По поводу недопустимости обмена ядерными ударами между Россией и США можно было бы изложить известную историю эволюции того, что считается так называемым неприемлемым ущербом для агрессора, планирующего разоружающий удар: от доставки в ответном ударе примерно 400 боезарядов мегатонного класса, по мнению Андрея Сахарова и Роберта Макнамары, в начале холодной войны до недопустимости даже одного ядерного взрыва в мегаполисе в настоящее время. Однако для излечения от ядерного психоза государственных чиновников и некоторых представителей экспертного сообщества изучить историю недостаточно, нужна более радикальная терапия.

Можно, конечно, полагать, что, например, панические заявления министра национальной безопасности США Джона Келли о том, что США беззащитны перед российскими ракетами, способными прорвать любую ПРО, как и высказывание заместителя начальника ГОУ ГШ Минобороны России о могуществе глобальной американской ПРО и возможности «скрытого» ядерного удара по нашей стране носят сугубо прагматичный характер. В России бюджет Минобороны сокращается. В США, в частности, на работы по упомянутым выше противоракетам GBI расходы сокращены более чем наполовину и нет определенности с позицией президента Трампа по многим проблемам. Поэтому всем нужны вливания дополнительных средств. Только вот если с господином Келли можно полностью согласиться, то российские аргументы далеки от реального сценария.

Необходимо только учитывать, что в целом все это в сильной степени повышает градус напряженности не только двусторонних отношений, но и подрывает стратегическую и региональную стабильность в мире.

Источник

 

 

Ядерная гонка США Россия

 

Научный детектив. Ядерная война. 19 апреля 2015 г.

 

 

Более подробную и разнообразную информацию о событиях, происходящих в России, на Украине и в других странах нашей прекрасной планеты, можно получить на Интернет-Конференциях, постоянно проводящихся на сайте «Ключи познания». Все Конференции – открытые и совершенно безплатные. Приглашаем всех просыпающихся и интересующихся…

 

Поделиться: