Русское Агентство Новостей
Информационное агентство Русского Общественного Движения «Возрождение. Золотой Век»
RSS

Реальная история России и цивилизации

, 15 декабря 2015
24 036

Вся официальная история является полностью фальшивой

Автор является эрудированным человеком и очень красиво пытается внушить нам нормальную методологию исторической науки. Однако, на Земле всё обстояло по-другому. Наша планета была в своё время колонизирована нашими предками...

 

Г.М. Герасимов о своей книге «Реальная история России и цивилизации»

«Реальная история России и цивилизации»

Фальшивость официальной древней истории сегодня уже не вызывает сомнений у тех, кто не поленился в неё вникнуть. Есть десятки самых естественных вопросов, на которые она не в состоянии дать хоть мало-мальски удовлетворительного ответа.

  • Почему в Англии и Японии левостороннее движение?
  • Почему у евреев род идёт по материнской линии?
  • Как строились египетские пирамиды?
  • Как в «бронзовый век» добывали олово, второй кроме меди основной компонент бронзы?
  • Из чего в древности делали паруса скандинавы?
  • Как США целое столетие обходились без собственной валюты?
  • Почему в 1582 году весеннее равноденствие приходится не на 21 марта?
  • Почему все статьи по философии в энциклопедию Брокгауз и Эфрона были заказаны русскому философу Соловьёву, а Ф. Ницше даже не мог распродать в Германии свои публикации тиражом всего 40 экземпляров?
  • Как определяли весеннее равноденствие на Первом Вселенском соборе?
  • Почему православная церковная служба идёт без музыкального аккомпанемента?
  • Почему нет арабских цифр на монетах Петра I?
  • Как стали принцами Священной Римской империи дети Меньшикова? И т.д.

Официальная история вообще не утруждает себя, как это положено любой нормальной науке, ответами на вопросы «как» и «почему». Соответственно, отстаивают её сегодня либо догматики, не обладающие необходимой культурой мышления, либо те, у кого в этой сфере есть тот или иной меркантильный интерес.

Кризис слабо тлел почти столетие, но только в последние десять лет обострился и вышел наружу. Когда можно ждать его окончательного разрешения?

В чем-то схожая ситуация была в физике на рубеже 19-20 веков, когда началось исследование микромира, а теоретические работы вышли на уровень анализа релятивистских эффектов. В физике на наведение порядка в теории и философское осмысление результатов потребовалось несколько десятилетий.

И это в науке, качественно превосходящей по общей культуре все прочие дисциплины, где, в отличие от истории, теория всесторонне проверяется экспериментом. Так что, исходя из аналогий, с учётом консерватизма историков и отсутствия современной научной культуры в их среде, кризис мог бы затянуться на столетия.

В физике учёные столкнулись с эффектами, аналогов которым даже отдалённо нет в повседневной жизни, полностью переворачивающими картину мира, вроде искривления пространства и времени или возможности микрочастиц свободно проникать сквозь любые препятствия.

Казалось бы, научные проблемы в истории по сложности не могут быть соизмеримы с проблемами физики. Как-никак история общества должна быть естественна на уровне здравого смысла и повседневного опыта. Однако, оказывается, что разобраться с искривлением культурного времени и пространства гораздо сложнее, чем физического. В чём проблема?

Проблема не одна, их целый социальный комплекс. Во-первых, сама задача восстановления истинных событий, когда кто-то заинтересован в том, чтобы их скрыть, в большинстве случаев весьма непроста. Если бы это было не так, и прошлое легко восстанавливалось, то практически не стало бы уголовных преступлений. А они, как показывает предыдущий опыт человечества, пока неискоренимы.

Во-вторых, зачастую решающую информацию для восстановления событий в уголовных делах даёт анализ мотивов всех участников, а при глобальном искажении прошлого стираются не только истинные события, но и настоящие мотивы.

Если к этому добавить, что история была искажена не одноразово, а в результате целой серии последовательных изменений на протяжении столетия, то оказывается утрачено несколько слоёв настоящих картин прошлого, событий и мотивов искажения истории. К задаче восстановления прошлого становится невозможно даже подступиться. Не за что ухватиться в принципе.

Практически нет источников, на которые можно было бы опереться. История событийная и династическая переписывались. История религии фактически вся вымышленная. История культуры изменялась так, чтобы подтверждать династическую, религиозную и событийную историю. История науки и техники фальсифицировалась в последнюю очередь уже во второй половине девятнадцатого века, так чтобы она соответствовала остальной истории.

В-третьих, искажение истории всегда делалось по заказу властей, которые определяли, что и как искажать, финансировали эти работы, обеспечивали участие в этой работе всех возможных помощников, как находящихся на государственной службе, так и «независимых». Поэтому фальсификации делались тщательно.

Основную массу исторических следов, не укладывающихся в официальную историю, фальсификаторы уничтожали и создавали фальшивки на протяжении более чем столетия. В результате, сегодня исторических материалов, необходимых для создания истинной исторической версии, практически нет.

А все оставшиеся исторические следы, вроде археологических находок, оружия, украшений, монет, берестяных грамот, глиняных табличек и т.д., очень информативные в мелочах, совершенно неинформативны по концептуальным вопросам. Они могут быть естественным логичным образом уложены в самые различные исторические версии.

Вся официальная история является полностью фальшивой

Фрагмент рельефной карты Земли, выполненный по неизвестной нам технологии более 100 000 лет назад.

В-четвёртых, именно власть является заказчиком для фундаментальной науки, к которой относится история. А кто платит, тот и заказывает «музыку». Власти решают, какой должна быть «наука-история», какие будут кадры и культура, какая нравственная среда, вплоть до вопроса, что можно исследовать, а что нет. В результате, официальная «наука-история» устроена так, что она в принципе не способна идти против заказчика, и будет всё делать, чтобы сорвать работу по восстановлению настоящей истории. А для успешного преодоления кризиса необходимо:

1. Создать базовую историческую концепцию.

2. Наполнить её конкретикой с опорой на оставленные исторические следы, построив в результате настоящую историю цивилизации.

3. Показать технически, как осуществлялась фальсификация на каждом из этапов.

4. Найти мотив фальсификации на каждом историческом этапе, который как раз и прятался.

5. Убедить в верности новой версии историков-профессионалов, тех самых, которые должны этой работе противодействовать.

В связи с последним пунктом, в частности, предстоит признать полную некомпетентность в науке-истории на концептуальном уровне современных историков, а свои ошибки такого уровня признавать не любит никто. Так что этой работе будут препятствовать не только историки, посвящённые в суть проблемы, которых, к слову сказать, уже практически и не осталось из-за длительности и многоэтапности фальсификации, а вся их «профессиональная каста».

Поэтому выполнение пятого пункта вообще возможно только в результате естественной смены двух поколений историков. Признавать ошибки предшественников уже не так зазорно. Между прочим, после создания научной концепции именно столько времени потребовалось в химии на переход от лженаучного алхимического этапа к научному.

А сколько времени необходимо на выполнение первых четырёх теоретических пунктов? Фальсификаторы были уверены, что они невыполнимы принципиально. Фальсификация делалась так, что пробиться даже через один её этап было невозможно. А таких этапов было не менее трёх.

Первый начался в 1776 году, второй – в 1814, третий – в 1856. Поэтому множество попыток построить альтернативную историческую концепцию были безуспешны из-за фактически полного отсутствия достоверных исторических материалов концептуального уровня. Не на что было опереться в принципе. А без этого невыполнимыми оказывались и следующие пункты.

Автору данной публикации, в силу стечения ряда обстоятельств, удалось выполнить все теоретические пункты. Исходя из географии и распределения природно-климатических зон, была построена экономическая модель возникновения цивилизации на планете Земля и строго доказана её единственность. В частности, была найдена совокупность необходимых для этого природных условий и ландшафтов.

Это позволило однозначно привязать место возникновения человека и первой цивилизации к территории России. В результате, появилась надёжная основа, на которую можно было опереться при создании базовой исторической концепции. Развитие концепции привело к трём доказанным с математической строгостью выводам:

– во-первых, найден единственно возможный вариант происхождения человека;

– во-вторых, удалось восстановить древнейший закон воспроизводства царских династий и схему управления в Римской империи и Византии;

– в-третьих, была полностью решена проблема календарей. Показано, когда и какими календарями, лунными или солнечными, пользовались в цивилизации.

Это дало в итоге мотивы и основной метод первой фальсификации. Дальнейшая реконструкция истории вывела на второй этап фальсификации, а потом и на третий. При движении из древности видно состояние цивилизации накануне фальсификации и мотивы. Задача становится много проще, чем при движении из настоящего в прошлое.

И в заключение хотелось бы отметить следующее. Обычно научная теория, особенно та, которая серьёзно меняет восприятие мира, проходит несколько этапов. Сначала полемический этап. Потом следует этап философского осмысления полученных результатов.

На третьем этапе, когда верность теории уже не вызывает сомнений и её место определено, результаты излагаются в режиме учебного пособия, так чтобы сделать их предельно доступными для изучающего. «Реальная история…», несмотря на то, что в ней несколько новых теорий, переворачивающих общепринятые представления, наиболее близка к публикациям третьего этапа. Предыдущие пройдены в предшествующих публикациях автора.

В этой связи рекомендация, как читать и воспринимать предлагаемую книгу, тем, кто впервые сталкивается с поднимаемой проблемой. Отношение автора к утверждению, что официальная история полностью фальшива, до того, как он сам погрузился в эту тему, было такое же как у подавляющего большинства сегодня. История воспринималась, как и прочие науки, в которых могли быть ещё нерешённые проблемы, определённые неточности, но полная фальшивость на уровне здравого смысла представлялась совершенно невозможной.

Предисловие А.М. Трухина, в первую очередь, направлено на то, чтобы ввести неподготовленного читателя в тему насколько это вообще возможно сделать так сходу. Оно должно переворачивать отношение читателя к официальной истории, на которую опирается основная часть нашей культуры. Человеческое сознание не позволяет так оперировать с ним. В сознании должны быть основы, которым можно доверять. История цивилизации из их числа. Поэтому для начала читатель, впервые касающийся этой темы, должен из введения хотя бы вынести ощущение, что в официальной науке истории не так, как в других науках. Там есть проблемы качественно иного уровня.

С этим не надо сразу соглашаться или напрочь отметать. Это надо принять к сведению, а также и то, что сегодня уже многие тысячи людей разного уровня образования, более или менее углубившихся в тему, убеждены в неадекватности официальной истории.

Вся официальная история является полностью фальшивой

Человечество пока ещё не в силах построить такую пирамиду самостоятельно.

Первая часть книги посвящена методологии, и в ней достаточно подробно объяснены социальные и методические особенности науки-истории, которые могли приводить к такого сорта аномалиям. Эту часть книги образованный и думающий читатель, даже не будучи до того в теме, уже должен воспринимать вполне позитивно. Из неё ещё не следует уровень искажений в истории, но читатель психологически готовится к тому, что эти искажения могут быть весьма серьёзными.

Вторая часть книги представляет собой теоретическое решение задачи, как должна была зарождаться и развиваться цивилизация на планете Земля. Это решение строгое. Однако почувствовать строгость этого решения может очень небольшой процент читателей, поскольку полученное решение лежит в области пока ещё недостаточно формализованной. Поэтому читателю, который не убеждён в строгости и единственности полученного решения, предлагается опять же просто принять его к сведению как один из возможных вариантов.

Третья часть книги ключевая. В ней сосредоточена основная доказательная часть предлагаемой концепции. На основе решения полученного во второй части, разбирается проблема календарей и датировки событий. Доказательство единственности предлагаемого решения даётся уже с математической строгостью в формализованной области. Чтобы понять его, достаточно среднего образования и желания честно разобраться в теме.

Ясно, что и после доказательств такого уровня большинству читателей будет психологически очень непросто отказаться от установок в сознании, которые формировались с детства, долго и многопланово. Однако здесь уже каждому самостоятельно предстоит сделать выбор, что определяет его личное сознание, общественное внушение, гипноз или сила его собственного интеллекта, какую историю цивилизации, он выберет, научную, согласующуюся с иными науками и логикой, или антинаучную, но всесторонне проникшую в человеческую культуру.

В четвёртой части предложена версия истории, созданная на основе новой доказанной концепции. Здесь не исключены некоторые мелкие неточности, однако их вероятность весьма мала. Построенная на основе новой концепции история в целом гораздо логичнее и естественнее традиционной с точки зрения экономики и человеческой психологии.

Пятая часть посвящена человеческой культуре в самом широком смысле этого слова. Здесь показана хорошая совместимость нашей сегодняшней культуры с созданной новой историей и определённые противоречия с официальной. Однако критика официальной истории занимает в предлагаемой работе незначительное место. Эта тема квалифицированно раскрыта в некоторых работах других авторов, в частности в приложениях дан реферат А.М. Трухина книги В. Лопатина «Матрица Скалигера». Эта критическая работа одна убивает традиционную историю наповал. Цель же предлагаемой читателю книги – дать конструктив, которого до настоящей публикации ещё не было.

Два последних приложения переворачивают лингвистическую концепцию цивилизации. Они делались на основании концептуального прогноза, и полностью подтвердили предлагаемую версию истории. Русский язык – основной язык цивилизации. Все остальные языки это его аберрация. На уровне корней слов весь мир пока ещё говорит по-русски.

Г.М. Герасимов

 

1. Основы научной истории

Сегодня среди тех, кто занимается историей, возникло существенное разногласие. Одни утверждают, что история была глобально фальсифицирована, другие, в основном это профессиональные историки, отрицают такую возможность в принципе.

Обоснованию первого мнения посвящена эта книга, поэтому чуть подробнее остановимся на доводах противоположной стороны. Что могут противники глобальной фальсификации привести в подтверждение своей позиции, кроме эмоциональных полемических «аргументов», вроде обвинения оппонентов в «мании преследования» или приверженности «теории заговоров»? На первый взгляд, набор аргументов представляется внушительным.

1. Официальная мировая история представляет собой колоссальную систему, согласованную во времени и пространстве, между разными странами и регионами.

2. Вся эта система хорошо подтверждена историческими источниками, памятниками культуры, архитектуры и т.д.

3. Данные множества прикладных наук: археологии, этнографии, лингвистики и т.д. подтверждают мировую историю.

4. Во внимание принимаются только факты, подтверждённые несколькими независимыми источниками.

5. Глобальный мировой заговор с целью искажения истории невозможен, поскольку в нём должно было участвовать множество государств, имеющих разные, зачастую противоположные интересы, и регулярно воюющие между собой.

6. Нет мотива для столь сложной и дорогостоящей работы.

7. Сегодня в истории применяется большое количество методов научной экспертизы, в частности, несколько физических методов датировки. Все они подтверждают официальную историю.

8. Научные принципы мышления требуют обходиться минимумом постулатов. Предположение о том, что история была глобально фальсифицирована, представляет собой избыточный дополнительный постулат.

Доводы кажутся убедительными, однако при их внимательном изучении, всё оказывается не столь просто. Рассмотрим возражения в обратном порядке, начав с последнего.

Мы живём в эпоху, когда вскрываются многие мифы и на глазах у населения творятся новые. То, что фальсификация и мифотворчество в политике норма, видно невооружённым глазом. Вся поздняя история – миф, и сознание людей основательно мифологизировано. Естественно полагать, что и в древней политике было так же. Дополнительным постулатом было бы как раз обратное утверждение о честности и щепетильности политиков прошлого в вопросах изложения истории. И этот постулат требовал бы очень основательной аргументации, потому что на уровне здравого смысла он противоестественен.

Ситуация же противоположная. То, что история была фальсифицирована, является не дополнительным постулатом, а установленным фактом, подтверждённым множеством данных. Для такого утверждения хватило бы одного из них – наличия нумерологических сдвигов между блоками мировой истории. Этих же фактов множество, и игнорируют их профессиональные историки исключительно из-за слабого владения логикой, непонимания выводов, которые из них следуют. Да и само это возражение есть результат неумения или нежелания рассуждать логично.

Все применяемые в наше время методы экспертизы не являются независимыми. Они изначально привязаны к официальной версии истории.

Все применяемые методы физической датировки некорректны с точки зрения метрологии – науки об измерении высшей точности. К тому же ни один из этих методов не является абсолютным, а требует калибровки, которую опять же проводят, основываясь на данных официальной версии истории.

Элементарное нарушение логики доказательств. Из предположения верности официальной версии истории доказывается её же верность.

Пункты 6,5,4 тоже ни что иное, как примеры нарушения логики, когда причина и следствие искусственно меняются местами.

Наличие или отсутствие мотивов фальсификации, разнородность интересов многих государств, независимость источников, всё это имеет смысл только в конкретной версии истории. Если фальсификация была, то ссылки на официальную историю становятся некорректны. Обсуждать эти вопросы можно, только восстановив настоящую историю.

Вопросы же системности, к которым сводятся три первых пункта возражения, в общем-то, не отрицают категорически возможность фальсификации. Принципиально можно отстроить виртуальную систему, которая будет полностью системно согласованной. Просто размер системы зачастую делает такую работу маловероятной или вовсе невозможной по чисто техническим причинам. Объём истории, вероятно, позволяет её отнести к таким системам, которые, в случае их полной системной согласованности, можно полагать верными.

Однако же официальная версия истории таковой не является. В ней системные противоречия есть, хотя они и спрятаны. К их более обстоятельному анализу мы перейдём далее.

Вся официальная история является полностью фальшивой

И такой водовод мы построить не умеем, чтобы он простоял полторы тысячи лет.

 

1.1. Научное знание

Для начала определим, что такое наука. На сегодняшний день, по большому счёту, есть всего одна наука – физика. Именно её и примем за основу для определения научных принципов мышления и требований к науке.

Основу научного подхода при исследовании любого объекта составляет модель в сочетании с механизмом действия. Модель это упрощённое отражение в нашем сознании рассматриваемого объекта, когда основная масса его свойств полагается не имеющей значения для моделируемого механизма и не принимается во внимание. Учитываются только те свойства объекта, которые потом будут проявлены в механизме.

Механизм – это совокупность причинно-следственных связей, обусловливающих работу модели и, соответственно, объясняющих те или иные свойства изучаемого объекта. Такой подход к изучению любого объекта не является очевидным, естественным, само собой разумеющимся. Возможны и иные подходы, к примеру, в религии. Но как показал многолетний опыт исследований, именно такой подход является в нашем мире наиболее продуктивным. Поэтому в основе научного подхода лежат конвенциональные элементы, носящие характер первичного постулата, аксиомы о познаваемости мира, точнее, принципиальной возможности всё (или почти всё) в этом мире объяснить на основе моделей и механизмов их действия.

Первичный конвенциональный принцип научной познаваемости мира приводит к некоторым вторичным рабочим принципам, в частности, принципу экономии мышления. Этот принцип состоит в стремлении уменьшать количество первичных постулатов о нашем мире, на которых потом будет базироваться построение моделей и механизмов. Это, в частности, выливается в стремление к возможным максимальным обобщениям. А наука физика, вплотную подходя к границам нашей реальности, требует философского осмысления свойств нашего мира и пограничных областей.

Пример: Земля притягивает массивные тела, причём в разных местах несколько по-разному. Солнце и другие небесные тела тоже как-то притягивают массивные тела. Научный подход приводит к тому, что удаётся описать гравитационное притяжение общим для всех тел законом, единым механизмом. Однако этим не ограничивается. Физики пытаются к единому закону свести все силовые взаимодействия: гравитационные, электромагнитные, сильные, слабые. Таким образом, в науке проявляется тенденция к уменьшению числа независимых физических постулатов, а сами постулаты приобретают всё более фундаментальный глубинный характер, приближаясь к основам мироздания.

(В действительности, «Закон всемирного тяготения» оказался фикцией! Убедительные подтверждения этому можно прочесть в статье «Давайте разберёмся с… гравитацией». – Ред.).

Изложим основные свойства науки, существенные для нашего дальнейшего анализа.

Во-первых, научное знание опирается на экспериментальные данные.

Во-вторых, основной предмет науки состоит в том, чтобы эти экспериментальные знания объяснять, т.е. создавать модель и механизм.

В-третьих, настоящая наука «экономит мышление», стремится свести к минимуму число постулатов, необходимых для построения механизма, и в результате этого нацелена на глобальные обобщения. Научный подход к описанию мира является антиподом догматического, постулирующего всё подряд и не заботящегося об объяснениях. К примеру, религия, как правило, проповедует догматический подход к описанию мира, опираясь, соответственно, на догматическое мышление.

Кроме полноценной науки физики существуют так называемые прикладные науки. Они в полной мере соответствуют первому принципу связи с экспериментальными данными. Однако из-за сложности рассматриваемых объектов эти науки не в состоянии построить удовлетворительных моделей, объясняющих свойства изучаемых объектов. Они ограничиваются прикладными феноменологическими моделями, опирающимися на избыточное число постулатов. До третьего момента – стремления к глобальным обобщениям и сокращению числа постулатов – прикладные науки не могут дойти в принципе.

Поэтому физики в шутку называют прикладные науки собиранием марок. Экспериментальные данные собираются, как-то упорядочиваются, как в филателии, но объяснить природу полученных данных эти науки не могут. Научное знание в эти науки приходит только с физикой, по мере расширения её знаний и объяснений свойств объектов, изучаемых этими науками. На каком-то этапе так случилось в астрономии, потом в химии. В настоящее время научное знание постепенно проникает в медицину и биологию.

Другой тип знания представляют собой философия и религия. Они в полной мере отвечают третьему принципу, стремлению к глобальным обобщениям, но не двум первым, связи с достоверными экспериментальными данными и объяснениям на основе моделей. Из-за их недостаточной строгости и оторванности от реального мира, эти типы знания, как правило, не относят к научным.

Для полноты картины можно рассмотреть средневековые лженауки: астрологию, нумерологию и алхимию. Возникали они одновременно и вместе с прикладными науками. Однако пошли не по пути научного объяснения (механизм и модель) накопленных ими экспериментальных данных, а по пути иных вариантов упорядочения и построения причинно-следственных цепочек, в которых гораздо большее значение придаётся форме, названию, а не сущности (механизму) явлений.

Первые исследователи были специалистами разных направлений и пытались по-разному интерпретировать экспериментальные данные. Именно они закладывали основы наук и лженаук одновременно, выбирая, какие методы анализа экспериментальных данных окажутся более продуктивными.

Вся официальная история является полностью фальшивой

Эрмитаж мы тоже сегодня построить не можем: мы не умеем делать цельные колонны.

Научное направление в результате стало развиваться дальше, а лженауки были отброшены, как тупиковые ветви исследований. Но они стали эксплуатироваться в корыстных целях малограмотными исследователями. Да и грамотные учёные в некоторых случаях не пренебрегали такой возможностью подзаработать.

Заказчиками астрологии и алхимии выступали образованные в иных отношениях, но неграмотные в науке аристократы. Пока основной заказчик располагал достаточными средствами, эти области знания процветали. Однако к концу девятнадцатого века аристократия постепенно утратила своё влияние. Основные деньги оказались у предпринимателей, а те предпочитали вкладывать их в сферы, приносящие более стабильный доход.

Поэтому во второй половине девятнадцатого века алхимия, требующая дорогостоящей экспериментальной базы, полностью сошла со сцены, потеряв своего основного заказчика. А астрология уже в двадцатом веке, в силу своего более дешёвого, теоретического характера, сумела найти себе массового клиента в лице полуобразованного обывателя, склонного к суевериям, и потому оказалась на подъёме.

В отличие от алхимии и астрологии, которые выдают конкретный результат, нумерология является только рабочим инструментом, используемым в антинаучных построениях, тех же астрологии и алхимии. Она сама не интересует заказчика и потому не так известна. Суть её методик в определённых манипуляциях с числами, которые возникают в том или ином исследовании. К примеру, одна из основных нумерологических операций – это суммирование цифр, которые участвуют в написании числа.

В математике есть признак делимости на 9 (и аналогичный на 3). Если сумма цифр, которыми записано число, делится на девять, то и само число делится на девять. Он легко доказывается математически. Более того, в любой системе счисления будет действовать аналогичный признак по отношению к числу, меньшему системы счисления на единицу. В десятичной – это число 9, в восьмеричной – это было бы число 7, в двенадцатиричной – таким свойством обладало бы число 11. Нумерологи же, не понимая всего этого, считают это магией чисел и делают из своих манипуляций с числами далеко идущие выводы в любых областях.

Логически нумерология опровергается очень легко. Один довод, полностью разрушающий её, по поводу системы счисления выше приведён. Система счисления по основанию десять не уникальна, можно пользоваться и иными. Если те же числа перевести в другую систему счисления, то вся «магия», наблюдавшаяся в десятеричной системе счисления, пропадёт, а возникнет новая.

Второй довод, столь же губительный для нумерологии, состоит в том, что числа, которыми мы практически оперируем, всегда получены в том или ином масштабе и имеют размерность. Достаточно сменить масштаб, к примеру, вес измерять не в килограммах, а пудах, или длину измерять не в метрах, а футах, как от прежней «магии» ничего не останется. Поэтому нумерология, только появившись, почти сразу же ушла в небытие и всплывает только, когда её пытается реанимировать тот или иной невежественный исследователь.

 

1.2. Официальная история

Теперь перейдём к последней лженауке, которая в отличие от астрологии и алхимии сохранилась до наших дней, маскируясь под полноценную настоящую науку, присвоив себе соответствующий академический статус и все необходимые регалии. Речь пойдёт о традиционной, официальной истории.

К примеру, Александр III объявлял научный конкурс на тему, было или нет монголо-татарское иго? Подобная постановка вопроса явно демонстрирует наличие серьёзных проблем в русской науке-истории. Однако из русских историков никто в конкурсе участвовать не стал. Пересматривать официальную историю историки боятся. Профессиональное табу.

Вопрос о неадекватности официальной истории регулярно всплывал на протяжении последних столетий. Об этом ещё в конце девятнадцатого века заявлял Н. Морозов, в двадцатом веке М. Постников и А. Фоменко. Каждый из них дал весьма добротную и содержательную критику, которую нельзя было не принимать во внимание. Однако критические работы непрофессионалов официальная история предпочла попросту «не замечать».

Что означает наличие нумерологических сдвигов между целыми фрагментами официальной истории?

Во-первых, отсюда следует, что значительная часть официальной истории носит искусственный, вымышленный характер.

Во-вторых, наличие источниковедческих материалов, подтверждающих эти фальшивые куски истории, однозначно показывает, что ошибки в официальной истории не результат случайностей, а продукт преднамеренной фальсификации на государственном уровне.

В-третьих, характер фальшивок и их культура недвусмысленно демонстрируют происхождение науки-истории, её культурные корни, принадлежность именно к лженаукам.

Таким образом, природа нежелания профессиональных историков пересматривать официальную историю начинает вырисовываться. Однако одними социальными причинами всё не объяснишь. Начинать надо с методических проблем.

Вся официальная история является полностью фальшивой

И нового Исаакия мы построить пока ещё не в состоянии.

 

Концепция

Каким образом прибывает научное знание? В истории сегодня основная работа идёт с источниками. На основании тех или иных исторических источников делаются выводы, которые уточняют историю, наполняют её конкретным содержанием. Подход вполне естественный, но, поскольку любой источник представляет собой творение рук человеческих, то всегда стоит вопрос о достоверности извлечённых из него данных.

Любой материал когда-то создавался человеком. Таким образом, в нём отражено его видение вопроса на уровне его культуры, знания ситуации и осведомлённости, его понятийного аппарата, принятых в его время культурных канонов, задач, поставленных ему заказчиком со своим вполне определённым интересом, технических возможностей, определённых социальных ограничений, в которых делался этот материал, ставший в наше время источниковедческим.

Любой исторический материал как-то отражает своё время. Но это отражение весьма специфическое, и в каждом конкретном случае его надо вычислять и учитывать особо. Обратная же задача, по источниковедческому материалу получить достоверную информацию о времени его создания, как правило, ещё сложнее.

Рациональное зерно из источниковедческого материала, естественно, может быть извлечено, но только лишь при адекватном понимании всех перечисленных, и, возможно, некоторых ещё неучтённых моментов. А как их все учесть? Только лишь из всестороннего понимания ситуации, в которой создавался рассматриваемый материал. Для того, чтобы, основываясь на источнике, делать выводы о том времени, к которому он относится, надо очень неплохо это время уже представлять себе.

Таким образом, знание в науке истории может прибывать только последовательно, шаг за шагом, в результате постепенно накапливания и укладывания в уже существующую систему. Эта норма характерна не только для истории, но и для любой другой науки. В физике так же. Это основа системного подхода при построении науки. Именно в результате его наука и представляет собой цельную отстроенную систему.

В условиях общественного разделения труда, когда научная система представляет собой результат деятельности множества людей, по-другому нельзя. Если по каждому поводу пересматривать уже устоявшиеся основы, то ничего путного и конструктивного не выйдет. Каждое новое состояние науки определяется её предшествующим состоянием и новыми данными.

Это типичный индуктивный метод формирования системы. Всё начинается с некоторого начального, базового состояния, которое постепенно, шаг за шагом, в результате учёта всё новых и новых данных, разрастается в научную развитую систему. Первоначальное базовое состояние научной системы назовём концепцией. Она составляет основу, стержень научной системы.

Методы доказательства на уровне «источниковедческий материал – логический вывод» сомнительны по своей сути, поскольку явно или неявно содержат в себе множество интуитивных моментов, как правило, остающихся за пределами рассмотрения. Такие методы проходят, да и то с определёнными натяжками, в правовых разбирательствах, к примеру, в суде.

Во-первых, разбираемые там вопросы обычно гораздо проще и, соответственно, логические цепочки примитивнее и короче, чем в научных построениях.

Во-вторых, из-за того, что обычно решаются вопросы из современности, множество концептуальных вопросов отпадает само собой, поскольку они оказываются очевидны для всех участников разбирательства и воспринимаются ими хоть и интуитивно, но вполне одинаково. Однако из-за интуитивности восприятия некоторых моментов и здесь бывают разночтения.

Когда же исследуется давнее прошлое с совершенно иным видением ситуации, с иной культурой, с иным понятийным аппаратом, с определёнными социальными ограничениями и ценностными ориентирами, далёкими от современных, то ситуация усложняется. Она осложняется, если обо всех существенных отличиях знать и как-то их учитывать, но она становится безнадёжной, если о них не знать или пользоваться искажённой концептуальной информацией.

Таким образом, основа любого источниковедческого анализа – это историческая концепция. Без неё браться за дело нельзя принципиально. Вот почему профессиональные историки и держатся за концепцию официальной истории. Без неё они беспомощны. Это первая методологическая причина живучести официальной истории.

Концепция трещит по швам, сыплется, а они за неё продолжают держаться, как утопающий за соломинку, поскольку без концепции, хотя бы такой, начнётся хаос. Не будет опоры для работы и взаимопонимания. Все будут говорить на разных языках, не понимая друг друга.

Вся официальная история является полностью фальшивой

Новую Петру, пожалуй, мы тоже не сможем выдолбить в скале, как сделали наши предки.

 

Ложная концепция

Отвечая на критику традиционной истории, профессиональные историки оказываются в состоянии привести всего один серьёзный довод в её пользу. Это её системность. Вся официальная история представляет собой колоссальную систему, согласованную во времени и между множеством разных стран. Вся она подтверждена множеством источников, которые взаимосвязано в эту систему укладываются.

В общем-то, это очень сильный довод, но отнюдь не в пользу официальной версии истории, а в пользу системного метода формирования науки, разобранного выше. Первичная концепция может быть верной, а может быть неверной. Индуктивный метод построения научной системы автоматически обеспечит почти идеальную согласованность всех её частей. Это вторая и наиболее важная из методических причин живучести официальной истории.

Именно по этой причине создаётся впечатление, что традиционную историю подтверждают и данные различных прикладных научных дисциплин вроде археологии.

Хорошее согласование этих данных с официальной историей результат двух причин. Во-первых, опять же проявляется качество системности индуктивного метода формирования истории, во-вторых, это качество археологических находок. Они в большинстве своём очень информативны в мелочах, но совершенно безмолвны по концептуальным вопросам. Поэтому данные археологии так же органично могут быть уложены и в иные исторические концепции, и будут их так же, если не лучше, «подтверждать», как и традиционную историю.

Однако верную концепцию от неверной отличает то, что одна действительно согласована и системно цельна, а вторая только кажется такой. При более тщательном системном анализе в ней выявляются многие внутренние противоречия, расхождения с опытом и логикой. Именно сейчас в период развития новых информационных технологий таких противоречий в официальной истории вскрывается всё больше и больше. Их количество уже давно превысило критическую массу, которую ещё можно было относить на отдельные неточности и случайные ошибки.

Если метод формирования научной системы совершенен, то откуда происходит ошибка официальной истории? Из базовой исторической концепции.

Для полной уверенности в верности отстраиваемой научной системы необходима независимая проверка концепции. Для сравнения, каждый может вспомнить метод математической индукции, изучаемый в школе.

Верность закона проверяется для первого члена последовательности. Затем если из предположения о верности закона для n члена последовательности удаётся доказать его верность для n+1, то делается вывод, что закон справедлив для всей последовательности.

Чтобы индуктивная система была логически безупречна, базовая историческая концепция должна выдерживать независимую проверку. Без независимой проверки первого члена последовательности индуктивный метод не работает и может приводить к фантастическим результатам. Математика способна дать тому бесчисленное множество примеров. А законы логики едины.

Физика в данном случае, строится по тем же принципам. Основой концепции служат экспериментальные данные в любом разделе физики. Далее индуктивный метод формирования науки обеспечивает цельность научной системы. Поэтому в результате получается строгая наука, соответствующая законам природы, математики и логики.

В официальной истории не так. Первичная базовая историческая концепция не проверена независимо. Более того, она не выдерживает строгого анализа со многих точек зрения, экономического, физиологического, технологического. Это будет показано в следующей части «Реальной истории…».

В частности, поэтому в официальной истории никак не решён вопрос о происхождении человека. Концепция не цельная. В этой части её оказывается невозможно создать принципиально в рамках официальной концепции. Некоторые полученные решения будут единственны и принципиально несовместимы с официальной концепцией.

Методология официальной истории из-за отсутствия независимой проверки базовой исторической концепции, логически некорректна. Для науки противоречие логике, пусть даже и неочевидное, конечно недопустимо.

Вся официальная история является полностью фальшивой

Логическая некорректность построения истории спрятана. Никто бы и не стал ее выискивать, если бы не тот огромный набор системных противоречий, который выявлен сегодня в официальной истории. Этот набор настолько велик, что неадекватность официальной истории стала очевидна любителям, знакомым только с незначительной частью исторических материалов. А профессиональные историки предпочитают всё это просто не замечать.

Как это достигается?

Во-первых, своеобразной культурой, формируемой в среде историков. Логикой историки не владеют, и похоже, что это делается преднамеренно ещё на стадии получения ими образования. Примеров из официальной истории, противоречащих логике и элементарному здравому смыслу, можно привести множество, а профессиональные историки не видят нарушения логики, считая, что всё естественно.

Во-вторых, культура историков преднамеренно сдвинута в сторону догматизма. Догматическое мышление сегодня является преобладающим в человеческой цивилизации. Такие моменты, как уважение к опыту предков, авторитетам, доверие к мнению профессионалов, мнению большинства являются сильным фактором, стабилизирующим общество.

В науке так же. Подавляющее большинство научных работников мыслит догматически даже в физике. Подвергать сомнению основы науки способно ничтожное меньшинство. Остальные работают как обыкновенные учёные-прикладники, занимаясь только своим узким участком, а основам доверяя как религиозной догме. Это нормальное распределение труда.

Однако в физике есть, хоть их и немного, кадры, понимающие всю систему и способные в результате анализировать основы. Когда на рубеже девятнадцатого-двадцатого веков в физике возник системный кризис, связанный с появлением новых данных квантового и релятивистского характера, он был успешно преодолён. В истории же слой специалистов аналогичного уровня квалификации отсутствует. Поэтому научный кризис для историков это не область будущего научного прорыва, а катастрофа.

В-третьих, преобладание догматической культуры и слабое владение логикой в среде историков, делает историю по характеру работ прикладной наукой, т.е. такой, которая опирается на избыток постулатов, не пытаясь разобраться во всей системе от начала и до конца. Этот же тип отношений проявляется и в отношениях с большинством исторических прикладных дисциплин. Все они поставляют данные для истории, и сами получают объяснения на её базе. Задача истории – глобальное обобщение всей этой разноплановой информации.

Приблизительно так же и в физике. Там под одним общим названием «физики» уживается множество прикладных наук, над которыми возвышается общее здание теоретической физики, обобщающей и связывающей воедино их данные.

То же самое требуется и от науки истории. Но в отличие от теоретической физики, история существует только в прикладном качестве. Концептуальной истории, до данной публикации, не было в природе. Таким образом, от чисто методических причин неадекватности официальной истории мы выходим на причины социальные…

«Реальная история России и цивилизации»

Источник

 

 

От редакции

Некоторые главные события реального прошлого нашей цивилизации можно узнать и посмотреть на сайте «Пища Ра». Читать нужно с самого первого раздела…

 

 

Левашов Н.В. Реальная история России

 

 

Великая Тартария – Империя Русов

 

 

Более подробную и разнообразную информацию о событиях, происходящих в России, на Украине и в других странах нашей прекрасной планеты, можно получить на Интернет-Конференциях, постоянно проводящихся на сайте «Ключи познания». Все Конференции – открытые и совершенно безплатные. Приглашаем всех просыпающихся и интересующихся…

 

Поделиться: