Русское Агентство Новостей
Информационное агентство Русского Общественного Движения «Возрождение. Золотой Век»
RSS

ВМС России. Три судьбоносных торпедных атаки русского флота

25 января 2018
1 505
ВМС России. Три судьбоносных торпедных атаки русского флота

Два небольших катера "Чесма" и "Синоп" осторожно подбираются к цели. Чтобы дольше оставаться незамеченными, командиры выдерживают малый ход. Турецкие корабли на рейде Батуми хорошо различимы в свете луны. Когда дистанция до паровой канонерки "Интибах" сокращается до 70 метров, обе лодки дают залп самодвижущимися минами. Синхронными взрывами у парохода полностью сносит правый борт, после чего он скрывается под водой меньше чем за минуту. Катера незамеченными уходят прочь. Ровно 140 лет назад, 25 января 1878 года, "Чесма" и "Синоп" провели первую в мировой истории торпедную атаку, завершившуюся потоплением корабля противника. Об этой уникальной вылазке, а также о других малоизвестных, но судьбоносных примерах применения торпедного оружия русским флотом, — в материале РИА Новости.

Прямое попадани

Первыми торпедами, принятыми на вооружение Российским императорским флотом, стали самодвижущиеся мины конструкции австрийского инженера Роберта Уайтхеда. Этими шестиметровыми "сигарами" с 27 килограммами пироксилина внутри в русско-турецкую войну 1877-1878 годов снаряжали небольшие и тихоходные минные катера, которые, в свою очередь, доставлялись поближе к цели более крупными транспортными кораблями. Один из таких транспортов — пароход "Великий князь Константин" — с декабря 1877-го рыскал в окрестностях батумского рейда в поисках цели. Капитан корабля лейтенант Степан Макаров получил двойной приказ: нарушить судоходство противника в этом районе и в бою испытать новое, еще не освоенное флотом оружие.

Первые попытки атаки провалились, однако удача все-таки улыбнулась будущему знаменитому адмиралу. Двадцать пятого января 1878 года (по новому стилю) в 23:00 "Великий князь Константин" спустил на воду два из четырех своих минных катеров — "Чесму" и "Синоп". Первый нес торпеду в деревянной трубе под килем, второй тащил пусковую установку за собой на специальном плотике. На рейде в ту ночь находилось несколько турецких кораблей, в том числе — три броненосца, однако катера взяли курс на отдельно стоящий двухмачтовый пароход "Интибах". Лодки дали залп практически в упор. Вот как результаты атаки описывал в своем рапорте Осипову капитан-лейтенант Измаил Зацаренный, командовавший "Чесмой":

"Два одновременных взрыва подняли высокий и широкий, черный столб воды в полмачты, послышался страшный треск, и пароход, накренившись на правую сторону, через минуту совершенно скрылся под водою, а затем и мачт не стало видно, и только большой круг обломков указывал место его гибели. Ужасные отчаянные крики утопающих турок огласили тихую бухту. Оба катера осторожно вошли в массу обломков, желая спасти хотя часть людей, но, путаясь все время винтами в обломках, мы поспешили выйти на чистое место и направились обратно к своему пароходу. В это время в стороне эскадры показался дым, вероятно, идущего судна или катера для спасения людей и открылась с берега орудийная пальба. В начале 4 часов катера пристали к борту парохода "Великий князь Константин".

Успешное потопление "Интибаха" не нанесло турецкому флоту серьезных материальных потерь и не имело большого стратегического значения — через пять дней после атаки стороны заключили перемирие, а еще через месяц, 19 февраля, был подписан выгодный для России Сан-Стефанский мирный договор. Однако моральный эффект от применения нового оружия был огромным и сильно повысил боевой дух моряков-черноморцев. Туркам же пришлось усилить охрану своих кораблей в ночное время. Что еще важнее, именно потопление "Интибаха" послужило причиной массового внедрения торпед в состав вооружения русского флота.

Сбить спесь с англичан

Молодой советский флот впервые успешно применил торпедное вооружение в 1919 году. Во время Гражданской войны подлодки Балтийского флота регулярно выходили в Финский залив для разведывательной и патрульной службы. Нередко им приходилось вступать в бой с английскими рейдерами, мешавшими судоходству советских кораблей. Одна из таких стычек завершилась полной победой подлодки "Пантера", которой командовал бывший офицер Российского императорского флота Александр Бахтин.

Субмарина патрулировала Копорский залив, где в то время активно действовали британцы. Днем 31 августа 1919-го Бахтин обнаружил через перископ четырехтрубный английский эсминец, но отказался от атаки из-за большой дистанции. Лодка ушла на глубину, а когда через несколько часов всплыла, командир снова увидел в окуляре "британца". Корабль бросил якорь неподалеку от острова Сескар, чуть позже рядом с ним встал еще один миноносец — двухтрубный. Александр Бахтин приступил к осторожному сближению с противником.

По записи в судовом журнале, в 21:19 "Пантера" пустила две торпеды из носовых аппаратов по эсминцу "Виттория". Через полминуты на подлодке отчетливо услышали сильный взрыв. Английский рейдер исчез в дыму и моментально затонул. Второй корабль открыл огонь по возможному месту пуска, однако Бахтин уже увел "Пантеру" на глубину. Лодка уходила от погони, буквально задевая днищем грунт, — британские моряки просвечивали толщу воды мощными прожекторами. Беспрепятственно всплыть ей удалось только утром следующего дня. После этой атаки английские корабли вели себя на Балтике гораздо скромнее, а Александр Бахтин стал первым советским подводником, удостоенным ордена Красного Знамени.

Охота на танкеры

Иногда одна успешная торпедная атака может серьезно повлиять на ход целой войны, что осенью 1941-го доказали команды советских подводных лодок Черноморского флота. Двадцать девятого сентября капитан-лейтенант Александр Девятко, командовавший субмариной Щ-211, обнаружил у берегов Болгарии неприятельский конвой, шедший из румынской Констанцы в Италию. Офицер принял решение атаковать головной корабль — итальянский танкер "Суперга" водоизмещением более шести тысяч тонн, под завязку залитый нефтью. Подводники уже приготовили к залпу три носовых торпедных аппарата, когда лодке пришлось резко уйти на глубину, — Щ-211 обнаружил сторожевой катер охранения и двинулся прямо на нее. Однако Девятко не сдавался: лодка совершила маневр уклонения и атаковала "Супергу" из кормовых аппаратов. Судно получило пробоину, но осталось на плаву. Щ-211 оторвалась от преследования, но позже продолжила идти за конвоем. Вечером следующего дня Александр Девятко добил танкер двумя торпедами, подкравшись к нему на дистанцию около двух кабельтовых (370 метров).

А ночью 5 ноября 1941-го отличился экипаж подводной лодки Щ-214 под командованием капитан-лейтенанта Владимира Власова. Он торпедировал итальянский танкер "Торчелло" водоизмещением три с половиной тысячи тонн, шедший из Босфора в Констанцу. Хватило одного снайперского выстрела с дистанции порядка 4 кабельтовых (740 метров). Всего за месяц Италия потеряла два из пяти своих танкеров, перевозивших топливо из Румынии в Италию.

Успешные действия советских подлодок вынудили Рим полностью прекратить доставку румынского топлива для своих кораблей до середины мая 1942-го. Итальянский флот в полном составе встал на якорь, отдав Средиземное море англичанам. А те не растерялись и устроили безнаказанное избиение немецких транспортов, снабжавших африканскую группировку стран Оси топливом, боеприпасами, техникой и людьми. По сути, две успешные торпедные атаки привели к тому, что инициатива в Северной Африке окончательно и бесповоротно перешла к союзникам по антигитлеровской коалиции.
Поделиться: