Русское Агентство Новостей
Информационное агентство Русского Общественного Движения «Возрождение. Золотой Век»
RSS

Верховный суд РФ разрешил конфискацию имущества невиновных и другие «вольности»

16 июня 2018
2 302
Пленум Верховного суда (ВС) вчера утвердил постановление «О некоторых вопросах, связанных с применением конфискации имущества в уголовном судопроизводстве». Документ расширяет возможность судов лишать собственности лиц без их уголовного преследования. Но пункты о конфискации и аресте имущества на территории иностранных государств после доработки проекта исчезли. Эксперты отмечают «экспансию» антитеррористических мер на уголовное право в целом.

Верховный суд РФ разрешил конфискацию имущества невиновных и другие «вольности»

Разъяснения порядка конфискации имущества по уголовным делам пленум ВС доработал по итогам предыдущего заседания.

Наиболее радикальной поправкой стало исключение из проекта пунктов о том, что имущество может быть конфисковано или арестовано на территории иностранного государства на основании международного договора РФ. ВС, согласно прозвучавшим вчера пояснениям, счел это указание «излишним». Как российские суды реализовывали бы эту возможность на практике, осталось неясным.

По предложению Минюста уточнен перечень подлежащих конфискации предметов, «которые использовались либо были предназначены для использования при совершении преступного деяния или достижения преступного результата». В список попал «автомобиль, оборудованный спецхранилищем для сокрытия товаров при незаконном перемещении через границу», но почему-то исчезла спецтехника для незаконной вырубки лесов.

Как говорится в постановлении пленума, по уголовным делам о преступлениях террористической и экстремистской направленности конфискации подлежит любое имущество, принадлежащее обвиняемому, являющееся орудием, оборудованием или иным средством совершения преступления.

Генпрокуратура настояла, чтобы ходатайства об аресте имущества могли заявляться не только до суда, но и в ходе судебного разбирательства. Еще одна поправка позволяет конфисковывать имущество, переданное обвиняемым другому лицу или организации, если оно «знало или должно было знать» не только о том, что имущество получено или использовалось преступным путем, но даже «предназначалось для использования» при совершении преступления.

Доцент МГУ Глеб Богуш обращает внимание на то, что предусмотренной пленумом возможности конфискации имущества «независимо от его принадлежности» нет в законе. А в ряде случаев пленум не прояснил, а только усилил неопределенность закона: «Судам придется толковать, что имел в виду пленум, разъясняя, что имел в виду законодатель». Проблему, по мнению господина Богуша, обостряет экспансия антитеррористических законодательных мер на уголовное право, в результате чего «нормы, предусмотренные для чрезвычайщины» закрепляются для применения в целом. Эти системные проблемы надо было обсуждать публично, но ВС от широкой дискуссии отказался, говорит он.

«Расплывчатая формулировка "преступления террористической и экстремистской направленности" создает лазейку для произвола, особенно с учетом все более широкого применения уголовной репрессии по делам о терроризме и экстремизме»,— считает партнер коллегии адвокатов «Pen & Paper» Вадим Клювгант. По его словам, трактовка пленумом ч.3 ст. 104.1 УК существенно расширяет ее содержание в части конфискации имущества не причастных к совершению преступления третьих лиц. «На фоне практики искусственной криминализации делового оборота, в том числе для перераспределения собственности, настораживает и конфискация новых объектов, возникших в результате реконструкции недвижимого имущества, приобретенного преступным путем»,— отметил господин Клювгант.

Поделиться: