Русское Агентство Новостей
Информационное агентство Русского Общественного Движения «Возрождение. Золотой Век»
RSS

Брифинг официального представителя МИД России Марины Захаровой 8 октября 2015 года (видео)

8 октября 2015
1 633

Брифинг официального представителя МИД России Марины Захаровой 8 октября 2015 года

О переговорах Министра иностранных дел России С.В.Лаврова с Генеральным секретарём ОБСЕ Л.Заньером

12 октября в Москве с рабочим визитом будет находиться Генеральный секретарь ОБСЕ Л.Заньер. Запланированы его консультации с Министром иностранных дел С.В.Лавровым, а также традиционные встречи с руководством ОДКБ.

В ходе беседы С.В.Лаврова с Л.Заньером планируется обсудить роль ОБСЕ в содействии урегулированию конфликта на Украине, включая работу спецпредставителя Действующего председателя ОБСЕ в Контактной группе и функционирование Специальной мониторинговой миссии ОБСЕ.

Предполагается обменяться мнениями о ходе подготовки СМИД ОБСЕ, который запланирован на 3-4 декабря в Белграде, по тематике общеевропейской безопасности, региональным вопросам, а также о миграционном кризисе, кризисе с беженцами в Южной и Западной Европе.

На переговорах будут затронуты темы, связанные с оценкой работы исполнительных структур ОБСЕ, включая её специализированные институты и полевые миссии.

 

О визите в Российскую Федерацию Министра иностранных дел и сотрудничества Республики Руанда Л.Мушикивабо

12-14 октября по приглашению Министра иностранных дел России С.В.Лаврова Москву с рабочим визитом посетит Министр иностранных дел и сотрудничества Республики Руанда.

Россию и Руанду связывают традиционно дружественные отношения, поддерживается заинтересованный политический диалог, практическое взаимодействие в рамках ООН, имеются перспективы в продвижении торгово-экономического сотрудничества, включая агропромышленный комплекс, поставки российской авиационной и автомобильной техники, туризм. Рассматривается вопрос о налаживании прямых контактов между ассоциациями промышленников, торговыми палатами сторон, а также по линии регионов.

В ходе переговоров 13 октября С.В.Лавров и Л.Мушикивабо обсудят широкий круг вопросов российско-руандийских связей в политической, гуманитарной и других сферах. Предстоит углубленный обмен мнениями по ключевым темам мировой и африканской повестки дня с акцентом на разблокирование кризисных ситуаций в Африке.

Выражаем уверенность, что визит Министра иностранных дел и сотрудничества Республики Руанда придаст дополнительный импульс развитию всего комплекса двусторонних отношений и позволит укрепить наше партнерство на международной арене.

 

Об участии Министра иностранных дел России С.В.Лаврова в 15-й министерской сессии Совета Баренцева/Евроарктического региона

14 октября Министр иностранных дел России С.В.Лавров посетит г.Оулу (Финляндия) для участия в 15-й министерской сессии Совета Баренцева/Евроарктического региона (СБЕР).

На встрече предполагается подвести итоги двухлетнего председательства Финляндии в СБЕР, обсудить пути дальнейшего укрепления региональной кооперации в рамках Совета с упором на проектную деятельность. На встрече председательство в Совете перейдет к Российской Федерации.

Планируется, что сессия завершится принятием совместного коммюнике, в котором будут закреплены ключевые направления работы СБЕР в области экономического сотрудничества, транспорта и логистики, энергоэффективности, защиты окружающей среды, социального развития, культуры и туризма, совершенствования координации между северными региональными советами и др.

 «На полях» мероприятия запланирован ряд двусторонних встреч.

 

Об участии Министра иностранных дел России С.В.Лаврова в работе СМИД СНГ

15 октября Министр иностранных дел России С.В.Лавров примет участие в очередном заседании Совета министров иностранных дел Содружества Независимых Государств, которое состоится в Астане.

Главы внешнеполитических ведомств обсудят различные аспекты развития многопланового сотрудничества и углубления внешнеполитической координации в рамках СНГ, обменяются мнениями по актуальным, региональным и глобальным проблемам.

В числе основных вопросов повестки дня заседания – одобрение проектов решений о принятии заявлений глав государств-участников СНГ по случаю 70-летия создания Организации Объединенных Наций и по борьбе
с международным терроризмом, а также проекта обращения глав государств-участников СНГ в связи с 30-й годовщиной аварии на Чернобыльской АЭС
в 2016 году. Предстоит обсудить План мероприятий, посвященных 25-летию Содружества, отмечаемому в следующем году.

Значительное внимание в ходе встречи планируется уделить гуманитарному направлению взаимодействия, нацеленному на развитие образования и культуры в странах Содружества. Будут также рассмотрены пути укрепления связей по линии правоохранительных и оборонных ведомств.

Одобренные по итогам заседания документы будут представлены на утверждение Совета глав государств.

Об участии Министра иностранных дел России С.В.Лаврова в заседании «Правительственного часа»

14 октября в ходе пленарного заседания Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации состоится «Правительственный час» с участием Министра иностранных дел России  С.В.Лаврова. Будут рассмотрены важнейшие проблемы международных отношений, прежде всего ситуация на Украине, в Сирии, а также различные аспекты сотрудничества с российскими законодателями, в т.ч. на международных площадках, в рамках проведения единой внешнеполитической линии Российской Федерации.

Ежегодные встречи Министра иностранных дел с парламентариями позволяют повысить уровень взаимодействия между исполнительной и законодательной ветвями власти, обменяться мнениями о международной ситуации в интересах повышения эффективности реализации внешнеполитического курса России.

 

Об очередном решении властей Молдавии ограничить въезд российским журналистам

Вчера произошел еще один случай грубого нарушения со стороны властей Молдавии своих международных обязательств по обеспечению свободы выражения и деятельности СМИ. Как известно, в Кишиневе под абсолютно надуманным предлогом отказали двум российским журналистам телеканала «России 24» во въезде в страну для работы на матче отборочного тура чемпионата Европы 2016 года между сборными Молдавии и России. Подобные шаги Кишинева вызывают абсолютное недоумение, ведь речь идет об освещении журналистами спортивного мероприятия. Подобные шаги вообще недопустимы, но когда речь идет о спорте, что можно в этом было усмотреть политического или криминального?

Хотелось бы напомнить, что это уже не первый случай, когда в Молдавии российские журналисты подвергаются подобному гонению. Многие, наверное, помнят, что 4 октября в Молдавию не пустили две репортерские группы телеканала «НТВ». Еще раньше, в начале сентября, из Кишинева были высланы съемочная группа телеканала «LifeNews» и продюсер телеканала «Russia Today». Похоже, что власти Молдавии начинают осуществлять «ковровые бомбардировки» российских журналистов. Это вопрос не единичный и не случайный, а, видимо, показатель скоординированной политики, которую Кишинев осуществляет в отношении российских СМИ.   

Хотелось бы напомнить, что мы все слышим и знаем, что власти Молдавии регулярно подчеркивают свою приверженность европейским стандарта. Очевидно, что они, с одной стороны, это подчеркивают и заявляют об этом, а в реальности просто напросто игнорирует все прямые рекомендации в их адрес экспертов   Совета Европы и ОБСЕ, которые категорически не одобряли практику запретов в области свободы слова по политическим соображениям.

Хотелось бы напомнить, что предыдущие запретительные решения Кишинева уже были осуждены профессиональным сообществом и Представителем ОБСЕ по свободе СМИ Д.Миятович, которая призвала Молдавию как страну, входящую в ОБСЕ, соблюдать свои обязанности по отношению к представителям СМИ.

Хотела бы процитировать ее слова именно по поводу Молдавии, сказанные менее месяца назад в интервью газете «Известия»: «СМИ играют важную роль во время кризиса, они также могут сыграть положительную роль, распространяя информацию, улучшая понимание ситуации между народами и предотвращая дальнейшую эскалацию напряженности. Фривольно отказывая во въезде журналистам, правительства препятствуют свободе СМИ и обмену информацией».

Подчеркну, что это заявление не российских представителей, а представителя ОБСЕ, который специализируется на свободе слова. Конечно, мне бы очень хотелось знать, как в этой ситуации, имея такой печальный опыт взаимодействия кишиневских властей с российскими журналистами, г-жа Д.Миятович отреагирует на очередное пренебрежительное отношение властей Молдавии к соблюдению высоких стандартов в области свободы слова. Думаю, она должна увидеть, что ее призыв выполнять свои обязательства в рамках ОБСЕ и воздерживаться от любых шагов, ограничивающих свободный поток информации, игнорируются Кишиневом.

Возникают вопросы и более широкого плана, например, насколько эффективны программы помощи международных организаций, таких как Совет Европы и ОБСЕ, в правозащитной сфере, если их рекомендации так легко игнорируются?

Сегодня в МИД России был приглашен временный поверенный в делах Республики Молдова в Российской Федерации, которому было выражено неудовлетворение российской стороны по поводу недружественного шага в отношении российских журналистов. Было подчеркнуто, что такого рода действия ставят под сомнение звучащие из Кишинева заверения о желании развивать двусторонние отношения в конструктивном ключе.

Могу вас заверить, что ситуация с обеспечением прав и свобод российских журналистов в различных точках мира, вне зависимости от того, о какой стране идет речь, находится под нашим постоянным контролем. Для этого мы задействуем все имеющиеся у нас механизмы, как по двусторонней линии, так и на площадках международных организаций. Будем и далее отслеживать такие случаи и предпринимать необходимые меры.    

 

К ситуации на Юго-Востоке Украины

6 октября в Минске состоялись очередные заседания Контактной группы и ее рабочих профильных подгрупп. Продолжена работа по поиску решений практических вопросов урегулирования кризиса на Украине, в том числе с учетом результатов состоявшегося 2 октября в Париже саммита «нормандской четверки».

Важным моментом стало заявление представителей Донецка и Луганска о переносе сроков проведения местных выборов в Донбассе на февраль 2016 г. Рассчитываем, что такой шаг создаст благоприятную атмосферу для продолжения начатых дискуссий по ключевым вопросам политического урегулирования, что в конечном счете позволит сторонам конфликта не только найти общий язык и сблизить позиции, но и достичь взаимоприемлемых вариантов решения существующих проблем.

 

О докладах СММ ОБСЕ на Украине

Внимательно следим за работой Специальной мониторинговой миссии (СММ) ОБСЕ на Украине. После подписания Дополнения к «Комплексу мер» об отводе сторонами от линии соприкосновения танков, минометов калибром менее 12 мм и артиллерии менее 100 мм на наблюдателей ОБСЕ возлагается задача по верификации этого процесса. Выступаем за увеличение численности СММ до разрешенного ее мандатом количества 1.000 наблюдателей (сейчас их менее 600 чел.). Мы неоднократно публично говорили о нашей позиции.

Отмечаем тематический доклад СММ о ситуации с питьевой водой в Донбассе, которую наблюдатели квалифицировали как нарушение Киевом норм международного гуманитарного права. Считаем необходимым подготовить другой тематический доклад – о гуманитарных последствиях т.н. АТО, проводимой киевскими силовиками.

С сожалением констатируем сохраняющиеся недостатки в работе Миссии. В первую очередь речь идет об объективности предоставляемых отчетов. Обращаем внимание на недопустимость избирательной фиксации фактов, причем не только по подсчету вооружений, но и в отношении условий, в которых находятся жители Донбасса и Украины в целом. Ее отчеты не всегда отражают события, связанные с нарушениями прав граждан, протестами населения против политики Киева, запретами, касающимися СМИ, военными учениями с участием стран НАТО. Хотелось бы напомнить, что задача мандата СММ заключается в содействии национальному диалогу на Украине. Призываем руководство Миссии исправить эти недостатки, о которых я упомянула.  Опять же основной целью и главным результатом ее деятельности должен стать полноценный полноформатный национальный диалог.  

О текущей ситуации в Сирии

Этой теме был посвящен отдельный брифинг. Могу сказать, что, то, о чем мы говорили, не осталось незамеченным. Мы видим тенденцию к большей объективности в отношении происходящего в этой стране. Но все-таки до сих пор в некоторых международных и региональных СМИ продолжаются предприниматься извращенные попытки исказить цели действий и задач, которые ставятся Россией в Сирии. Основной тезис – поставить под вопрос приверженность России приоритетной задаче уничтожения очага международного терроризма и экстремизма.

В этой связи хотела бы вновь подчеркнуть, что меры, которые Россия предпринимает на сирийском направлении, подчинены главной цели – содействия достижению политического урегулирования в этой стране. Без этого невозможно восстановить ее единство и суверенитет на всей ее территории, обеспечить стабильность и комфортное сосуществование всех этноконфессионаьных групп. Во исполнение этой основной задачи необходимо ликвидировать причины, вызвавшие системный внутренний кризис, приведшие к возникновению вакуума власти, росту экстремистских настроений и притоку международных террористов.

Если говорить о приоритетах, которые ставит перед собой Россия, то можно было бы их распределить следующим образом: укрепление сирийских государственных институтов и организация совместной борьбы с террористами единым фронтом как антитеррористических сил в самой Сирии, так и тех, кто искренне, подчеркну, без двойных стандартов, заинтересован в том, чтобы покончить с этой угрозой, которая имеет очень далеко идущие цели. 

Отмечу, что мы четко и ясно информировали всех международных и региональных партнеров, что Воздушно-космические силы Российской Федерации в Сирии используются исключительно для борьбы организованными группами международных террористов (речь идет об «Исламском государстве» и других террористических группировках).

Как известно один из распространенных мифов, который пытаются сейчас всячески стимулировать, сводится к тому, что Россия якобы бьет не по «игиловским» целям, а по тем позициям, где «ИГ» нет, и вместо «ИГ» Россия сражается и уничтожает гражданское население, некую «умеренную» оппозицию. Все это идет со ссылкой на неназванные источники в государственных органах ряда стран.

Напомню, что по линии Министерства обороны Российской Федерации регулярно дается полная информация относительно хода военной операции, целей, которые поражаются. Очень важно понять и осознать, что дело не в том, как называли себя террористы вчера или как будут называть завтра. Сейчас мы имеем дело с экстремистскими и террористическими группировками, которые по идеологии и на практике используют террористические методы ведения боевых действий и акций. Если они действуют не организованно, то все равно идейно они связаны между собой, взаимодействуют и иногда даже плавно перетекают друг в друга, затем они могут разделяться, представлять самостоятельные организации, а также бороться друг с другом. Если говорить сравнениями, они представляют собой «единую кадровую базу» для «Исламского государства», постоянную подпитку для крупных террористических организаций.

Недавно появилась информация о 41 вооруженном формировании якобы «умеренной» оппозиции, от имени которых был принят манифест с объявлением войны «российским оккупантам». Честно говоря, я и многие другие с удивлением обнаружили, что некоторые наши коллеги оценили это как выражение «праведного» гнева по поводу «российской интервенции». Хочется спросить, неужели тех, кто видят в этом «праведном» гневе некую логическую основу, не смутило, что среди первых, кто подписал этот манифест, находилась организация «Фронт народов Леванта», более известная как «Джабхат ан-Нусра». Неужели никого не смутило, что цитируемый в качестве доказательства того, что страны, силы, представители региона протестуют против российских действий, манифест подписан террористами? То, что эта организация является террористической, а ее представители являются террористами и никакие они «не умеренные», а самые настоящее, доказывается только одним – они находятся в ооновском списке террористических организаций. Эти манипуляции идут в одну корзину: без детализации на публику выносятся подобные манифесты, их начинают цитировать и апеллировать к ним. На самом деле нужно просто посмотреть на тех, кто его подписал, и тогда все становится понятно.          

Хотелось бы еще раз напомнить слова Министра С.В.Лаврова, которые он сказал «на полях» Генеральной Ассамблее ООН в Нью-Йорке: «Если кто-то выглядит, как террорист, действует, как террорист, воюет, как террорист, то он и есть террорист, не так ли?». Хотелось бы, чтобы этот вопрос стал не риторическим, а чтобы на него прозвучали конкретные ответы.

Повторю еще раз, российские ВКС в Сирии наносят удары исключительно против представителей международного терроризма, международных террористических организаций и тех, кто им способствует. Тем же, кто не является террористом, не взаимодействует и не координирует свои шаги с террористическими организациями, бояться нечего. Напротив, Россия, и мы об этом говорили неоднократно, по линии различных ведомств и на различных уровнях всех приглашает к совместной работе. Цель такой работы очевидна, мы никогда ее не скрывали, а, наоборот, только подчеркивали – это отпор террористам и ускорение активизации политического процесса, как это предусмотрено Женевским коммюнике от 30 июня 2012 г.  

Еще один миф, который, несмотря на все наши усилия, продолжает существовать, касается начала проработки и обдумывания наземной операции со стороны России на территории Сирии. Хотела бы отдельно обраться к таким СМИ, как «Си-Эн-Эн» и «Нью-Йорк Таймс». Если вы оперируете подобными утверждениями и продолжаете ссылаться на некие неназванные источники, то будьте добры, пожалуйста, на правах ответа также разместите и наш комментарий, что такие операции не продумываются и не планируются, а также приведите прямые цитаты российского руководства на этот счет. На мой взгляд, в материалах, в которых цитируются неназванные источники в Пентагоне, должны стоять цитаты названных источников в Москве.

 

О российском проекте резолюции СБ ООН по противодействию терроризму на Ближнем Востоке

Скажу еще об одном мифе, который тоже очень активно циркулирует, – Россия осуществляя военную операцию по просьбе Дамаска по противодействию международного терроризму, преследует в регионе исключительно собственные интересы, отказывается от взаимодействия, не делится информацией, действует единолично и кулуарно. Напомню о некоторых фактах – есть некие вбросы, неназванные источники, а есть факты. Факт заключается в том, что 28 сентября в ходе выступления на Генеральной Ассамблее ООН Президент Российской Федерации В.В.Путин предложил обсудить возможность согласования резолюции СБ ООН о координации действий всех сил, которые противостоят «Исламскому государству» и другим террористическим структурам.

В развитие этой инициативы 30 сентября в ходе министерского заседания СБ ООН под российским председательством по теме «Поддержание международного мира и безопасности: урегулирование конфликтов на Ближнем Востоке и в Северной Африке и борьба с террористической угрозой» Министр иностранных дел России С.В.Лавров представил подготовленный российской стороной проект соответствующей резолюции. Он опирается на ранее принятые документы Совета Безопасности ООН с акцентом на выстраивание слаженных контртеррористических действий на основе норм и принципов международного права, Устава ООН и при уважении суверенитета и территориальной целостности государств региона.

Когда мы читаем, что Россия проводит некую свою собственную, ни с кем не координирующуюся позицию по борьбе с терроризмом на территории Сирии, в регионе и т.д., помните, пожалуйста, что на столе СБ ООН сейчас находится документ, который был внесен Российской Федерацией, призывающий мировые и региональные страны объединить усилия для того, чтобы все действия были скоординированными, и мир выступил бы против этой угрозы единым фронтом. Документ на столе, и российские дипломаты работают сейчас со своими коллегами. Мы очень надеемся не просто на диалог, но на конструктивную работу. Рассчитываем, что наши коллеги – другие члены СБ ООН – проявят неидеологизированный подход к выработке этого документа, особенно принимая во внимание остроту и масштабность террористической угрозы, с которой столкнулся регион.

Повторяю это уже трижды, но когда вы читаете о том, что наши шаги и действия ни с кем не координируются, и мы выступаем единолично,  преследуя свои собственные интересы,  вспомните, что именно Россия внесла в СБ ООН проект документа, который должен быть выработан путем диалога со всеми коллегами по Совбезу при понимании того, что мы должны действовать коллективно. Как же можно говорить, что мы действуем не коллективно, в обход или за спиной у кого-то, когда мы сами инициируем принятие соответствующих международно-правовых документов.

Из ответов на вопросы:

Вопрос: Сегодня мы не получили комментарий Временного поверенного в делах Молдавии в России, хотя дважды подходили к нему с вопросом. В ходе беседы в МИД были ли даны официальные объяснения о причинах, почему наших коллег не пустили работать в Кишиневе?

Ответ: Повторю, встреча закончилась только что, поэтому я смогла проинформировать вас только о наших подходах к беседе, об озабоченностях, которые мы должны были озвучить молдавской стороне. Я уточню, чем завершилась эта встреча, какие объяснения были даны молдавской стороной.

На мой взгляд, здесь важны не столько объяснения, сколько соответствующие шаги, которые должны предпринять как Кишинев, так и международные организации. Объяснить можно всё, что угодно, или, по крайней мере, очень многое. Важно, чтобы подобные вещи не повторялись. Если же они повторяются, а тем более носят системный характер, то им должна даваться соответствующая международно-правовая оценка. Тогда мы будем понимать, с чем имеем дело и что многое из того, что происходит в этой стране, не является прозрачным, поскольку освещается однобоко, потому что туда не пускают СМИ именно по политическим мотивам.

По итогам этой встречи я уточню, какие объяснения и заверения были даны молдавской стороной. Желаю вам не сдаваться и продолжать работать с Посольством Молдавии в Москве. Думаю, они тоже должны представить свою позицию.

Вопрос: Как Вы прокомментируете сообщение о размещении британских военнослужащих в Прибалтике?

Ответ: Мы много раз говорили, что любые шаги по перемещению вооруженных сил, военной техники в Европе должны содействовать сохранению и укреплению единой общеевропейской безопасности и стабильности. Призваны ли подобные шаги укреплять стабильность на Европейском континенте – это большой вопрос. Для чего они предпринимаются – тоже большой вопрос. Повторю, все, что связано с подобными действиями, должно служить одной цели – укреплению, а не ослаблению стабильности в Европе.

Вопрос: Прокомментировали ли молдавские коллеги, что съемочная группа направлялась с целью освещения не политических событий, а спортивного мероприятия?

Ответ: Я только что ответила, что не могу комментировать сказанное молдавской стороной, поскольку встреча закончилась буквально одновременно с началом нашего брифинга. Я сказала, что российская сторона обратила внимание на то, что речь идёт о спортивном, а не политическом мероприятии. Но если бы это было политическое мероприятие, согласно Д.Миятович, СМИ тем более должны были там присутствовать для создания объективной картины, потому что при её отсутствии речь идёт не о журналистской работе, а о пропаганде.

Вопрос: Считаете ли Вы, что решение НАТО об увеличении чуть ли не вдвое сил быстрого реагирования будет способствовать укреплению стабильности в Европейском регионе?

Ответ: Я достаточно полно ответила на данный вопрос. Вопрос в том, какие цели преследуются подобными действиями. Мы должны апеллировать именно к тем, кто предпринимает подобные шаги, увеличивая, перемещая, передислоцируя военные контингенты на европейском пространстве. В чём заключается их мотивация? В первую очередь, нужно заслушать и понять позицию тех, кто предпринимает подобные шаги. Пусть сначала они расскажут нам о своих целях и задачах, а потом мы прокомментируем. Пока то, что происходит в последнее время, не прибавляет стабильности в регионе, а наоборот ставит её под угрозу.

Повторю, нужно услышать и понять мотивацию подобных шагов, их объяснение.

Вопрос: Какова Ваша реакция на довольно резкие заявления Турции о том, что действия России в Сирии могут иметь негативные последствия для двусторонних, в первую очередь, экономических, российско-турецких отношений и реализации совместных проектов?

Ответ: Не вижу никаких оснований для того, чтобы российско-турецкие отношения, тем более экономические, подвергались испытаниям или имели бы какую-то негативную динамику. Предпосылок для этого нет.

Что касается взаимодействия с турецкой стороной по сирийскому вопросу, то оно идёт и достаточно активно.

Хотела бы напомнить и обратить Вас к сообщениям о том, что на сайте Министерства обороны России публикуется и озвучивается на брифингах полная информация, а также привлечь внимание к вчерашней встрече Президента России В.В.Путина с Министром обороны России С.К.Шойгу, в ходе которой так же говорилось о нашем взаимодействии с международными партнёрами по урегулированию в САР. Турция тоже там упоминалась.

Поэтому не вижу предпосылок, чтобы ситуация в Сирии каким-то образом негативно сказывалась на двусторонних отношениях. Если есть какие-либо вопросы (а они, безусловно, есть), то они решаются путем диалога в ходе контактов, которые налажены у нас с турецкой стороной, в том числе по ситуации в Сирии. Об этом регулярно говорит Министерство обороны России.

Вопрос: НАТО якобы усиливает свое присутствие в Турции. Есть информация, что сейчас одним из ключевых вопросов на повестке дня Альянса является ответ российским действиям по усилению военного присутствия в Сирии. Как в России воспринимают контрдействия со стороны НАТО  в связи с военной операцией в Сирии?

Ответ: Этот вопрос следовало бы адресовать нашим военным экспертам. Честно говоря, я не вполне понимаю, о какой роли НАТО в сирийском урегулировании Вы говорите. Мне кажется, что ключевое слово в Вашем вопросе «якобы».

Вопрос: Не могли бы Вы прокомментировать заявление Международного уголовного суда о планах начать расследование  в связи с конфликтом в Южной Осетии в 2008 году. В частности, говорится о том, что там могли иметь место военные преступления.

Ответ: Я пока не видела это заявление. Будем готовы дополнительно предоставить информацию по этому вопросу. 

Вопрос: Генеральный секретарь НАТО Й.Столтенберг подтвердил, что США действительно находятся в контакте с Россией с целью избежать  столкновений и ошибок в ходе военной операции в Сирии. Действительно ли улучшилась степень контактов России с американцами и  членами их коалиции? Какова динамика в этом диалоге, обсуждаются ли конкретные вопросы для  избежания накладок в ходе боевых действий обеими сторонами? 

Ответ: Степень динамики сложно оценить, ведь еще 3-4 недели назад подобных контактов с американскими коллегами просто не было. Что касается уточнения вопросов по линии военных экспертов, то такие контакты были вновь запущены пару недель назад по линии Министерства обороны. Что же касается дипломатических ведомств, они вообще не прекращались.

Если сравнивать с отсутствием таких контактов в принципе, их динамика очень позитивна, и мы это только приветствуем. Наша позиция всегда заключалась в том, что мы четко и однозначно говорили о том, что закрытие каналов связи, тем более по вопросам, связанным с разрешением кризиса – это очень деструктивная позиция. Так как все эти каналы связи (причем, не только с американскими коллегами) были установлены не для того, чтобы обмениваться новогодними поздравлениями. Все это создавалось для того, чтобы разрешать сложнейшие ситуации особенно в кризисные моменты. Мы всегда говорили, что нам не понятно, зачем эти каналы замораживать именно в кризис – это абсолютно нелогично и странно, если не сказать больше.

Мы не просто позитивно оцениваем возобновление этих контактов, а считаем, что только так и надо действовать, используя все возможности для координации наших действий. Ни в коем случае нельзя допустить их новой приостановки, тем более в ситуации, когда у мира вновь появился шанс действительно побороть «Исламское государство» или, по крайней мере, уменьшить степень его разрастания и влияния, а также уровень контроля над захватываемыми им территориями.

Сейчас такой шанс есть, так как все осознали уровень угрозы, которую несет «ИГ». Почему таких предпосылок не было еще год или два назад? Тогда не все понимали, что такое «Исламское государство», «Джабхат ан-Нусра» и др. Многие продолжали верить, что есть просто внутрисирийский конфликт, в котором Дамаск борется с оппозицией. Многие жили в этой иллюзии на протяжении нескольких лет. Мы говорили о том, что это не так, предоставляли информацию, были готовы глубже анализировать этот вопрос и делиться результатами этого анализа с нашими партнерами. Нам либо не верили, либо опирались на собственные оценки. Прозрение наступило не так давно, и сейчас то, что мы видим, это уже  результат анализа, проведенного нашими партнерами, причем, к сожалению, подтвержденный практикой. Понимание, которого достигли страны т.н. коалиции, создает предпосылки для того, чтобы после осознания степени угрозы перейти к коллективным и по-настоящему эффективным действиям. Мы для этого открыты. У нас нет никаких преград для того, чтобы действовать совместно, разумеется, только на четкой и безусловной основе международного права.

Мы рады восстановлению контактов, тому, что они идут. Это действительно создает предпосылки для борьбы с «Исламским государством» и в перспективе достижения реального политического урегулирования в Сирии. С нашей стороны все двери открыты, и мы готовы к диалогу как на двусторонней, так и на многосторонней основе. Происходившее в последнее время телефонные переговоры, личные контакты  глав государств и внешнеполитических ведомств с нашей стороны были нацелены на решение этих вопросов. Мы не занимались и не занимаемся выяснениями, кто прав и кто виноват. Полагаю, что это, безусловно, нужно сделать, но первоочередная задача – объединение усилий в борьбе с международным терроризмом, который разросся как в Сирии, так и в регионе.

Поделиться: