Русское Агентство Новостей
Информационное агентство Русского Общественного Движения «Возрождение. Золотой Век»
RSS

Богатые страны хотят сбросить ярмо Европейского Союза

10 сентября 2021
1 737

Богатые страны хотят сбросить ярмо Европейского Союза

Сразу несколько событий последнего времени поставили на повестку дня вопрос о возможном выходе из Евросоюза той или иной страны. Началось все со статьи в близкой к венгерскому правительству газете Magyar Nemzet, где говорилось о вероятности выхода Венгрии из ЕС. Это могло быть стать ответом на давление, которое оказывают на нее Брюссель и страны Западной Европы относительно законов об ограничении гей-пропаганды. Помимо прочего, у Евросоюза есть претензии к венграм и по поводу нежелания принимать мигрантов, и насчет свободы слова.

А 7 сентября пришла пора поговорить о Польше. Евросоюз подал на эту страну в суд, требуя остановить судебную реформу, в рамках которой исполнительная власть получает больше возможностей для назначения судей. Эта история длится уже не первый год. Помимо прочего, поляки тоже взялись за урезание прав секс-меньшинств – например, запретили им усыновлять детей. И мигрантов по квоте ЕС они тоже принимать не хотят – достаточно вспомнить, как ведут себя польские власти с беженцами на белорусско-польской границе.

И Польше, и Венгрии грозит лишение финансирования за попытку «перечить» Евросоюзу. И, в общем, пока эта угроза работает – и играет роль «тормоза» в желании поляков и венгров последовать примеру Британии. Согласно опросам, почти 80% избирателей правящей в Венгрии партии FIDESZ не желают выходить из Евросоюза. Что уж говорить об избирателях оппозиционных проевропейских партий... В Польше такую вероятность напрочь отверг премьер-министр Матеуш Моравецкий. Да и народ тоже пока не за.

Причина, по которой поляки и венгры пока не думают покидать Евросоюз, проста. Им нужны деньги. Ни одна, ни другая страна не принадлежат к числу зажиточных по европейским меркам, и им ой как нужны средства, поступающие к ним по линии фондов ЕС. Учитывая, что многие крупные предприятия закрылись, а значительную часть экономики Польши и Венгрии контролирует немецкий или голландский капитал, разрыв с Евросоюзом обернется их уходом, и, как следствие – массовой безработицей и падением уровня жизни.

Еще один потенциальный кандидат на выход из Евросоюза – Греция. Тут причиной могут стать хронические проблемы в экономике. На несколько лет затянулась история с реструктуризацией долгов страны, оказавшейся на грани дефолта. Бывший премьер Алексис Ципрас грозился выходом из еврозоны, звучали разговоры и о выходе из ЕС. К тому же Греция, где православие имеет государственный статус, едва ли будет в восторге от гей-браков. А уж о проблемах с мигрантами на эгейских островах или на сухопутной границе с Турцией говорить излишне.

Вполне вероятно, что ЕС сам в какой-то момент захочет поставить вопрос об изгнании «захребетников», не разделяющих «передовые ценности». Та же Голландия платит в бюджет Евросоюза очень много, и потому (как это ни прозвучит странно) ее премьер Марк Рютте вправе требовать от получателей средств, как себя вести. Однако тогда у ЕС спросят: а зачем же вы этих бедняков принимали к себе? Так что, не желая признавать ошибки, совершенные когда-то при расширении, исключать пока никого не будут.Сам Евросоюз, кажется, тоже 150 раз пожалел, что принял когда-то эллинов в свои ряды. Впрочем, и тут история до логического конца не дошла. Программу реструктуризации долгов все-таки приняли, в 2018 году ее завершили. А через год «смутьян» Ципрас благополучно проиграл выборы консерваторам-еврооптимистам. Причина все та же. Греки, не желающие терять средства, получаемые из фондов ЕС, испугались нищеты. Разговоры о том, что через несколько лет после разрыва с Евросоюзом все образуется, их не убедили.

А вот где действительно есть опасность «бегства» из Евросоюза – так это у двух богатых государств. Первое из них – Австрия. В 2016 году нынешний лидер Партии свободы Норберт Хофер ставил вопрос о выходе из ЕС в том случае, если тот продолжит политику централизации и лишения полномочий национальных парламентов. И он едва не выиграл президентские выборы: чтобы не допустить его победы, понадобился аж третий тур, где Хофер получил 48%. Такой результат – убедительнее любого опроса.

Однако же и в случае с Австрией до референдума не дошло, а сама Партия свободы растеряла часть поддержки. Конечно, у нее по соседству есть пример Швейцарии, которая без всякого ЕС процветает. И самим австрийцам на бедность грех жаловаться. Но все же Австрия – страна с имперским прошлым, с большим количеством представителей в европейских структурах. Почти со всех сторон ее окружают страны ЕС, с которыми она порой связана кровнородственно. Так что и реальный вариант австрийского выхода пока не рассматривается.

Пожалуй, ближе других к тому, чтобы последовать британским путем, стоит Дания. Тут социология наиболее опасна для Брюсселя, хотя все же пока в его пользу. Датские опросы после выхода Британии показали, что 30% населения за то, чтобы остаться в ЕС, 27% – за то, чтобы его покинуть, а еще 34% хотят посмотреть, что получится из Брексита. Сейчас датчане, похоже, в процессе терпеливого скандинавского ожидания. Выборы у них грядут через пару лет, а там все может быть. Предпосылки к выходу тут сильнее, чем где-либо еще.

Само собой, Дания богата примерно так же, как и Австрия. В ней ходит не евро, а крона. Гренландия и Фареры, имеющие автономный статус в составе королевства, вышли еще из ЕЭС (предшественника ЕС) в 1985 году. Датчане выторговали себе некоторые исключения из шенгенских правил, могут в любой момент перекрывать границу. Они (наряду с Мальтой) – единственная страна ЕС, не участвующая в европейской оборонной программе PESCO. К мигрантам там отношение достаточно жесткое. Словом, «Даксит» зреет.

Тем более у датчан есть рядом пример близкородственной Норвегии. Она живет богаче их и прекрасно себя чувствует без ЕС, участвуя в его программах по своему усмотрению. Норвежцы уже дважды голосовали против присоединения к единой Европе. К слову, страну 13 сентября ожидают выборы, и ни одна партия на них не ставит вопрос о возможности вхождения в Евросоюз. В Брюсселе бы такому новичку обрадовались – но надеяться не на что.

Поделиться: