Русское Агентство Новостей
Информационное агентство Русского Общественного Движения «Возрождение. Золотой Век»
RSS

Анатолий Куликов, генерал армии: у криминалитета программа внедрения во власть

6 февраля 2019
3 961

 

Анатолий Куликов, генерал армии: у криминалитета программа внедрения во власть

– Анатолий Сергеевич, сейчас многие задаются вопросом – как люди с криминальным прошлым попадают в депутаты и в сенаторы?

– Я вам вот что могу рассказать... В 1997-м, при проведении одной из спецопераций по борьбе с организованной преступностью, в одном из сибирских городов, по-моему, это было в Красноярске, наши сотрудники задержали преступную группу... И среди изъятых материалов и документов было программное обеспечение внедрения криминала во власть и правоохранительные структуры.

Экс-глава МВД, бывший вице-премьер России Анатолий Куликов в эфире Радио «Комсомольская правда»

– И что в этой программе?

– Вот там как раз очень подробно был расписан алгоритм действий человека с судимостью, с криминальным прошлым – по продвижению в органы власти и внутренних дел.

– И как же предлагалось «делать карьеру»?

– Если говорить о первом направлении – это работа (активная и безупречная!) в общественных организациях, в местных органах власти... Во втором случае – устройство в школу милиции (теперь полиции. – А.Г.) и так далее.

Это не значит, что сегодня среди депутатов и сенаторов, сотрудников органов внутренних дел – сплошь преступники. Но, уверен, есть и те, кто по этой программе прошел во власть и в правоохранительные структуры.

– То есть – там такая четкая, грамотная программа, да? Что криминал, взяв ее на вооружение, вот так – запросто проникает туда, куда хотел?

– Конечно, это – скажем так – серьезное программное обеспечение было. Своего рода «воспитательные» (с точки зрения преступного мира. – А.Г.), «идеологические» мероприятия, приемы воздействия на молодых людей и так далее. Это уже такая каста преступная готовилась. По крайней мере, с моей стороны – это не голословное заявление.

– А что же там было такого, в этой программе?

– А ничего особенного. Просто – программа внедрения. А вот теперь представьте себе ту фактуру, которую мы имеем на сегодня. В том числе – по факту одного из кавказских кланов. Разве это не похоже? Это – прохождение молодого Арашукова (речь о Рауфе Арашукове, который стал сенатором. – А.Г.) не похоже на реализацию этой программы? И по срокам, и по методике – все сходится.

– Может быть, надо не ждать, пока они проникнут…

– Так никто и не ждал. Вы думаете, кто-то ждал? Конечно же, вы помните, как проводили мы, начиная с 1995-го, операции «Вихрь» по этнической преступности.

– Да, помню...

– Ведь практически мы вытеснили этническую преступность со всех российских регионов, где она уже доминировала.

– А много вытеснили?

– Много.

– Сколько?

– Это были примерно трехзначные цифры.

– Вы сами всех вытесняли – только силами МВД?

– Нам очень хорошо помогли другие силовые структуры, включая и Вооруженные силы, и Главное разведывательное управление, которое нам давало хорошо информацию. И вот эти результаты были. Мы вытеснили их.

– Насовсем?

– Да... Правда, не скрою, что эти «высоты» заняли, так скажем, другие, местные преступные группировки. Тем не менее, этническая преступность была подвинута почти во всех регионах России.

– А чего же вы вытесняли, вытесняли, – а все равно там остались? Арашуковы...

– Вы знаете… Преступность – как явление, любой вид преступности, терроризм – как явление, их нельзя искоренить полностью. В жизни – нельзя их вот искоренить.

Но задача государства, правоохранительных органов состоит в том, чтобы уровень преступности, уровень терроризма понизить до социально терпимого, который бы не разрушал власть, не сеял недоверие к власти, не доводил людей до раздражения. Вот в чем главная задача.

– Понятно...

– И, когда мы говорим – победим коррупцию, победим терроризм, победим преступность... Хрущев вон уже пытался победить, и нам обещал к 1980 году показать последнего преступника. Но этого не произошло даже в условиях сплошного тоталитарного контроля и жесткого режима и диктатуры пролетариата. И никогда это не произойдет.

– Ах, жаль...

– Но, повторяю, – опустить все это зло до уровня социально терпимого, чтобы это были исключения, чтобы это был казус, чтобы это людей не раздражало, – вот наша задача.

– Рассказывают байку, что якобы, когда Бастрыкин и Чайка появились в тот самый примечательный момент в Совете Федерации, там как бы напряглись многие.

– Я тоже читал все эти анекдоты. Сочиняют на этот счет – да....

– Какой анекдот вам больше всего понравился?

– На эту тему? Когда учитель спрашивает у детей: какие вы знаете приметы у птиц? Девочка говорит: если воробей в пыли копошится, значит, будет дождь. Мальчик говорит: если ласточка высоко летит, будет буря не скоро, если низко – буря будет скоро. Третий мальчик говорит: а если Чайка на трибуне, значит, арестуют сенатора.

– Сейчас много, по вашим прикидкам? Я про криминал во власти.

– Я не берусь говорить, это очень рискованная оценка экспертная.

– Спасибо, что так откровенно нам рассказали, что есть, оказывается, целая методика.

– По крайней мере, мы тогда столкнулись с этим. Кстати говоря, Владимир Абдуалиевич Васильев (ныне – глава Дагестана. – А.Г.) этим тогда занимался. И как раз по его линии мы вышли на это дело.

– Когда он был замом министра внутренних дел?

– Да, когда он был первым замом и возглавлял главк по борьбе с оргпреступностью.

Поделиться: