Русское Агентство Новостей
Информационное агентство Русского Общественного Движения «Возрождение. Золотой Век»
RSS

Александр Калягин попросил Президента разрешить творческим работникам воровать

10 ноября 2017
2 551

В то время, как «дело Серебренникова» не только не заканчивается, но и обрастает новыми фигурантами, председатель Союза театральных деятелей (СТД), актер и режиссер Александр Калягин назвал дело «Седьмой студии» признаком «кампании по дискредитации культурной сферы», обвинил власть и правоохранительные органы в «раздувании скандала», потребовал придать делу «как можно больший масштаб любыми доступными способами» и призвал пересмотреть законодательные нормы, регулирующие творческие процессы. Впрочем, если оставить за скобками громкие фразы и театральные позы, то единственным требованием Калягина было остановить следствие и не предавать широкой огласке расследование Transparency International согласно которому у нас под коррупционные дела могут попасть далеко не один Серебренников.

Александр Калягин попросил Президента разрешить творческим работникам воровать

Напомним, Следственный комитет РФ обвиняет режиссера Кирилла Серебренникова и бывших сотрудников его театральной компании «Седьмая студия» в хищении 68 миллионов рублей, выделенных на реализацию проекта «Платформа». В конце октября в рамках дела была задержана и отправлена под домашний арест директор Российского академического молодежного театра, бывший чиновник Минкульта РФ Софья Апфельбаум. По мнению следствия, в годы работы в министерстве она «вступила в сговор» с Серебренниковым и, в частности, «обеспечивала согласование отчетной документации, содержавшей завышенные сведения о количестве и стоимости проводимых мероприятий».

И вот, как сообщают СМИ, выступая 8 ноября на заседании секретариата СТД, режиссер Калягин назвал действующие нормы «малопригодными» для «регулирования творческих процессов» и призвал предложить Президенту РФ пересмотреть их, а также начать работу над новым законом «О культуре».

Затем на пресс-конференции Калягин заявил, что «раздувание масштаба» дела Кирилла Серебренникова можно рассматривать как «способ давления на один из наиболее активных и дееспособных сегментов общества» и «попытку противопоставить деятелей культуры другим общественным сегментам», «принизить их влияние в публичном пространстве». «Если у власти накопились вопросы к театральному сообществу и она таким образом пытается их задать, то у сообщества к власти вопросов ничуть не меньше и мы тоже готовы задавать их громко», — заявил он.

Досталось от Калягина и правоохранительным органам за предъявление обвинений бывшему главе департамента Минкульта РФ Софье Апфельбаум по делу «Седьмой студии». По его мнению, следствие хотело придать делу «как можно больший масштаб любыми доступными способами». «Я думаю, что когда под сомнение ставится правомерность действий чиновника, выступающего от имени и по поручительству правительства, то частная история обретает другие масштабы, и требует системных и политических обобщений», — сказал он.

Собственно, само внеочередное расширенное заседание секретариата Союза театральных деятелей России было созвано в связи «с серьезной обеспокоенностью Союза усилившимся потоком обвинений в правонарушениях, касающихся профессиональной деятельности коллег», а именно предъявлением обвинений Софье Апфельбаум по делу «Седьмой студии» и главное — расследованием Transparency International о конфликте интересов в театре.

Казалось бы о каком давлении и дискредитации идет речь? Если у нас сажают губернатора или чиновника за коррупцию, то не кричит же «Единая Россия» о дискредитации партии или не рвет остатки волос на голове Зюганов, из-за того, что в рядах коммунистов оказался уголовник-предатель Вороненков. Все дружно говорят о «паршивой овце». Тут же идет самое обычное уголовное дело о хищении и распиле с бывшим чиновников денег в сумме 68 миллионов рублей, а истерика, ровно Сталин все театры в Магадан ссылает.

На самом деле, разговоры про «давление государства» здесь уже не более, чем попытка хоть как-то остановить «слишком далеко зашедшее расследование», которое способно сломать всю схему кормления нашей творческой элиты. Дело в том, что в конце октября дело «Гоголь-центра» и лично Кирилла Серебренникова внезапно получило неожиданное продолжение. После долгих и жалостливых стенаний нашей творческой интеллигенции по поводу «кровавого режима» к расследованию подключилось рукопожатные правозащитники из «Transparency International», которые и должны были обличить «подлого Путина» в нажиме на наших граждан со светлыми лицами. Однако, итог вышел несколько иным, как следует из доклада правозащитников, как минимум четырнадцать художественных руководителей, в числе которых Олег Табаков, Надежда Бабкина, Константин Райкин, Олег Меньшиков и Кирилл Серебренников, получают госконтракты от своих театров, искусственно создавая себе дополнительные возможности для зарабатывания денег. Полностью их доклад можно прочесть здесь.

«Мы проверили коммерческую деятельность руководителей всех государственных театров Москвы и Санкт-Петербурга, — всего около 135, — выявили признаки конфликта интересов и написали заявления в прокуратуру в отношении 14 руководителей государственных театров. Двенадцать из этих театров учреждены департаментом культуры Москвы. После проверки прокуратура подтвердила наши доводы о нарушениях в трех театрах и вынесла три представления: одно в адрес Минкультуры РФ в отношении Театра имени Федора Волкова и два в адрес директора департамента культуры Правительства Москвы — в отношении Театра кошек Куклачева и «Гоголь-центра»...

Прокуратура подтвердила, что Юрий Куклачев и Кирилл Серебренников пошли на нарушение закона, не уведомив свое руководство о сделках, в которых они были лично заинтересованы… (Куклачева они сюда зря записали—он действительно талантливый артист, и ставит добрые спектакли про кошек—в то время как Серебренников--не просто бездарь, но еще и извращенец, который сделал себе имя на шокировании публики педалированием гомосексуальной тематики—РИА Катюша)

Тот факт, что из ста российских театров, сделки сами с собой заключали художественные руководители 14 театров, свидетельствует, что эту ситуацию нельзя считать ни нормальной, ни общепринятой в театральном сообществе…

Как минимум четырнадцать театров в 2013–2017 годах заключили более 60 контрактов на общую сумму, превышающую 97 миллионов рублей со своими собственными руководителями как с физическими лицами или индивидуальными предпринимателями. Театры нанимали своих художественных руководителей в качестве актеров и режиссеров, а также арендовали у них помещения и реквизиты для постановок.

Так, руководитель «Геликон-оперы» Дмитрий Бертман получал от своего театра в среднем примерно по 440 тыс. руб. за постановку одного спектакля, руководитель Театра имени Пушкина Евгений Писарев — по 480 тыс. руб., руководитель Театра на юго-западе Олег Леушин — по 180 тыс. руб., руководитель «Гоголь-центра» Кирилл Серебренников — по 345 тыс. руб. За актерскую игру в своих театрах Олег Табаков и Олег Меньшиков зарабатывали более чем по 600 тыс. в месяц, Надежда Бабкина — 520 тыс. в месяц. Все контракты заключены на безальтернативной основе — с единственным поставщиком. В обосновании контракта указывалось, что художественные руководители театров лучше прочих могут поставить спектакли и исполнить в них роли», — сообщают в своем докладе правозащитники.

И если господа Калягин, Серебренников и Райкин еще могли плевать в сторону правоохранительных органов, рвя на груди рубаху с криком — ГУЛаг вернулся, то обгадить куда уж более чем либеральные «Трансперенси Интернешнл» будет себе дороже — давление на правозащитников совсем не оценят в Европах, особенно если те поднимут свой вой. А это чревато лишением премий, дармовых поездок за госсчет на фестивали и прочие «культурные мероприятия. Да и собственные союзники будут вынуждены выбирать между «правозащитниками», которые никогда не врут, и театралами, которых угнетают. Притом не факт, что выберут театралов — данные граждане тоже любят покататься на халяву и портить имидж в Европах им совсем не с руки. Да и «телевизора» в Новый Год, а значит и солидных гонораров, можно лишиться. Более того — еще чего и Минкульт не захочет связываться со освистанными в Европах «творческими», а это же смерти подобно — не жить же творческим на зарплату!

Единственный способ нашим «культурным» — перевести скандал в политическую плоскость. То есть как можно громче обвинять власть с одной стороны и требовать остановить и главное — замолчать это дело, с другой. Ведь совсем будет неудобно, если ворами окажутся совсем уж заслуженные и овеянные славой «деятели культуры». Наверное, Калягин мог бы это сделать и втихаря, зайдя в кабинеты лояльных им людей во власти, а их там не мало, но тут злую шутку сыграла привычка не вести беседы с властью, а действовать методом шантажа — если вы не дадите нам тихо воровать, то мы громко скажем. И надо отметить — данная тактика великолепно сработала у Райкина в прошлом году, да и в этом власть периодически шантажировали Учитель и ко.

Вот и нынешнее горячее выступление есть не что иное, как банальный шантаж-просьба не дать органам и общественникам докопаться и «замарать честное имя», отняв последний кусок хлеба с икоркой. Мы же, в свою очередь, в коем-то веке согласны с правозащитниками — в театрах, равно как и в кино с шоу бизнесом у нас беда, которую надо решать, а также пожелаем нашим правоохранительным органам всестороннего и абсолютно справедливого расследования данного дела и всех будущих подобных дел. Дабы все фигуранты были оглашены и привлечены к установленной законом ответственности. Как говорил герой Владимира Высоцкого, Глеб Жеглов: «Вор должен сидеть в тюрьме». И ворует он из магазина, казны или тетра не имеет никакого значения.

Поделиться: