Русское Агентство Новостей
Информационное агентство Русского Общественного Движения «Возрождение. Золотой Век»
RSS

Александр Вучич: Сербия и Россия всегда будут вместе

24 февраля 2018
743

Александр Вучич: Сербия и Россия всегда будут вместе

Исполнилось 180 лет с момента установления российско-сербских дипломатических отношений. Отметим одну милую особенность сербского языка. Слово "спасибо" на Балканах будет "хвала", но сербы еще добавляют "приятно". И, конечно, уже именно по-русски приятно видеть лозунг, который встречается в самых знаковых местах Белграда и понятен без перевода: "Сербия и Россия. Партнерство во имя будущего".

Песня про настоящую дружбу в исполнении московского детского ансамбля "Домисолька" прозвучала по окончании официальной церемонии вручения российского ордена Дружбы министру иностранных дел Сербии Ивице Дачичу. И это стало кульминацией феерического визита в Сербию главы российского МИД Сергея Лаврова.

Что же движет сербами? Европа они, как и мы, другая, нежели Западная: если христиане, то не католики или протестанты, а православные, пишем не латиницей, а кириллицей. Но это тоже Европа, которую не надо "чесать под одну гребенку", чему всегда так противились и мы, и сербы.

Есть и еще одна особенность сербского языка, которую русским надо дообъяснить. Сербы до сих пор применяют звательный падеж. Когда-то такой был и у нас. Именно по этой причине, например, русский человек, взывая к небесам, скажет не "Бог", а "Боже". Отсюда же и обращения: к князю — "княже", к уважаемому старцу — "старче" и так далее. К кому обращается Сербия?

Кафе с огромными окнами в Сербии — от такой былой соседки, как Австро-Венгерская империя. А вот кофе в Сербии называют "домача" — "домашним". Но еще, конечно, "турецким". Это от Оттоманской империи, которая Сербию оккупировала. Газета — на кириллице, как в России. Наверное, сербы и мы — два народа, которые всё все равно переделаем по-нашему.

Мы начинаем свой путь по Сербии от одной из самых знаменитых белградских достопримечательностей. Отель "Москва" построен еще до революции русскими купцами. Что же в этом одном из самых лучших зданий Белграда располагалось в годы Второй мировой войны? Гестапо взяло его под себя. Что в Белграде сейчас?

Главный "индикатор" – то, какие предлагают сувениры. А в Сербии сейчас — сразу два любимых триколора.

- У вас сразу и Тито, и Путин, и российский флаг? – спрашиваем у продавщицы сувениров.

- Я люблю Путина.

- И что, покупают люди майки с Путиным?

- Косово есть Сербия.

- А почему Путин?

- Путин есть Сербия.

Стол в библиотеке президента Сербии. На почетном месте — устав Княжества Сербии, чьей автономии от турок так способствовала Россия. В библиотеке мы ждали самого президента. На сербском это слово будет "председник". Как учили, используем звательный падеж.

- Господине предсредниче, добер дан. Я правильно сказал по-сербски?

- Вы все очень правильно сказали, — отметил Александр Вучич.

- Вы 1970 года рождения?

- Да.

- Я — 1972-го. Мне кажется, наше с вами поколение училось не по тем учебникам, потому что там было написано, что Волга впадает в Каспийское море, а Дунай — в Черное. А мне кажется, что Волга и Дунай — это притоки друг друга. 180 лет отношений — это много или мало?

- Нынешний юбилей — 180-летие наших дипотношений — исключительно важный. Посмотрите, сколько мы всего пережили на протяжении 180 лет этих отношений! Мы вместе — сербы и русские!

Что будет, когда сербские триколоры "сдвинутся" с флагом ЕС и Сербия вступит в Евросоюз? Вполне вероятно, что за закрытыми дверями переговоры с сербским президентом глава российского МИД Сергей Лавров вел и об этом. Но что уже открыто?

В киоске покупаем белградскую газету "Политика". В ней — совместная статья глав российского и сербского МИД Лаврова и Дачича. "Москва и Белград — противники порочной практики "с нами или против нас", говорится в статье. О ком это? Давайте пока о том, что за плечами самих русских и сербов — действительно многое.

- Вместе нас 200 миллионов.

- В пословице было про 300 миллионов, но и 200 — это много, — подчеркнул Александр Вучич.

Еще из прошлого. Берлинский конгресс 1878 года, когда Россия отстояла уже и полноценную сербскую независимость.

Или Первая мировая, в которую в 1914-м Россия вступила, чтобы защитить именно сербов. Здесь это никогда не забывали.

Один из секторов Нового кладбища в Белграде, где имена на могилах в основном сербские. Здесь похоронены и те, кто погиб в Первую мировую войну. Удивительное захоронение 1914 года. Русский императорский посланник в Белграде Николай Генрихович Гартвиг. Уроженец грузинского Гори, как следует из его имени, этнический немец по происхождению, он был горячим сторонником союза славянских народов. Умер от обширного инфаркта после того, как встретился с посланником Австро-Венгрии летом 1914-го, когда над Сербией сгущались тучи.

В той войне Сербия потеряла каждого четвертого мужчину, а Россия — многовековой государственный строй. Но даже если сербы и были России что-то должны, то отплатили с лихвой.

Весной 1941 года именно Югославия оттянула на себя орды нацистов, которые уже были готовы напасть на СССР. А что было бы, если бы немцы подошли к Москве не на пороге зимы, а летом или даже ранней осенью?

"Смерть фашизму — свободу народу" — надпись на входе в мемориальное кладбище освободителей Белграда в 1944-м. На русском – "воины", на сербском – "ратники". Здесь на такие памятники никто не покушается. Именно сюда первым делом приехал Сергей Лавров в утро основного дня своего визита.

Оказывается, некоторые советские воины, освободив Белград и двинувшись дальше, завещали: если убьют, то похоронить в братской сербской земле. Их и привозили даже из Будапешта. Но ведь теперь Будапешт — это ЕС.

Ректорат Белградского университета. Отремонтирован на деньги Евросоюза. Но политические процессы в бывшей Югославии обсуждаем со студентками, которые вернулись не из ЕС, а из России.

- Девушки, у меня к вам всем один простой вопрос. Вот рядом Европейский Союз. Хорватия со Словенией уже там. Рядом НАТО. Черногория, Албания, Хорватия, Словения уже там. И вдруг вы почему-то ездите в Россию, поддерживаете с ней отношений: зачем вам это?

- Это просто любовь. Как такое можно просто взять и пустить на ветер?! – говорят студентки.

И действительно, и Россия в Сербии строит. В крупнейшем на Балканах православном храме Святого Саввы в коммунистический времена был гараж. Со сменой исторических падежей началось восстановление. Шло оно, впрочем, ни шатко ни валко. Недавно внутри купола с помощью россиян была открыта удивительная мозаика.

Работы шли десять месяцев. И устанавливали все российские мастера. И изготовлена мозаика в России усилиями Академии художеств и Россотрудничества. Хотя, строго говоря, и они были исполнителями.

"По просьбе Сербской Православной Церкви наш Святейший Патриарх обратился к президенту Владимиру Путину с предложением принять участие в этом грандиозном масштабном проекте. Президент откликнулся на это", — сказал председатель отдела внешних церковных связей Московского патриархата, митрополит Волоколамский Иларион.

Впереди — работы и по алтарю.

Мы помним, как предыдущий президент Сербии Томислав Николоич принимал коллегу Владимира Путина и они вместе открывали в Белграде совместный сербско-российский военный парад в памятном 2014 году. Но время ведь течет. Вера у большинства россиян и сербов — общая, алфавит у всех нас — кириллица, но что если из-за экономики и Сербия начнет дрейф?

- Если завтра Сербия возьмет и станет членом Евросоюза, не будет ли этой дружбе сложнее?

- Нет, потому что наша дружба традиционная, ей много веков. Мы всегда говорим, что сербы и русские – братья, — сказали сербские студенты.

Но что говорит сегодняшний президент Сербии?

- Я хочу сложный вопрос задать. Может быть, неприятный. Флаг Евросоюза уже стоит. В отношениях России с ЕС — очевидный кризис. Когда Сербия станет членом Евросоюза, не помешает ли это вам сохранить традиционно дружественные отношения с Россией?

- Для меня этот вопрос не является настолько тяжелым. И я дам вам искренний ответ. Я как-то обсуждал это с госпожой Меркель. Она мне сказала о необходимости приведения нашей политики в соответствие с единой внешнеполитической линией ЕС. Я сообщил ей, что мы имеем очень старую историю отношений с Россией и что в будущем также намерены развивать эти отношения. Это абсолютно особая вещь, — подчеркнул Александр Вучич.

- Значит, готова слушать?

- И тогда она сказала: "Да, я вас понимаю, все в порядке, мы принимаем это и будем уважать особые отношения Сербии с Россией". Да, она действительно так мне это сказала. И это было буквально 4-5 лет назад, и с тех пор у нас взаимопонимание.

- Получается, вы самый лучший не только преседник, как говорят в Сербии, но и посредник между Европой и Россией?

- Я маленький человек из маленькой страны, мы не имеем каких-то глобальных концептуальных идей.

- Маленькая, но удаленькая, как говорят по-русски.

- Наш вопрос — это сохранение нашей страны.

И сербы, и русские свои союзные государства с соседними странами сохранить не смогли. Да, и в наших отношениях бывало, конечно, всякое.

Вскоре после войны — не призыв, а окрик Сталина на Тито. Потом очень непростые переговоры по нормализации советско-югославских отношений, которые вел уже Хрущев. Эхо тех проблем — вплоть до времен Брежнева. Но сейчас – действительно настоящий ренессанс. Вот еще пример.

- Что на майках написано: "Сделаем Россию снова сильной"? А кто покупает, туристы или сербы? – спрашиваем у продавщицы сувениров.

- И сербы, и туристы — все покупают, — говорит продавщица.

А рядом — еще: "Косово есть Сербия", "Крым есть Россия". Все это понятно, и эхо событий 1999 года, когда бомбежки Белграда привели к памятному "развороту над Атлантикой" Евгения Примакова, но это уже и благодарность — за то, что сделано в последние годы.

"Два года назад в ООН была предпринята попытка провозгласить сербов народом, который совершил геноцид. Для нас это было бы страшное клеймо. Но благодаря именно поддержке Путина и министра Лаврова мы смогли сохранить нашу честь", — отметил Алкександр Вучич.

Но вот недавно была принята новая стратегия по приему в ЕС стран Западных Балкан. И теперь в ЕС требуют от стран-кандидатов привести свою внешнюю политику в соответствие с единой внешнеполитической линией Евросоюза уже в процессе присоединения к ЕС.

"Наш ответ такой: да, мы находимся на европейском пути, но мы не собираемся жертвовать нашими традиционными ценностями и традиционными отношениями. Мы не собираемся вводить санкции в отношении России. Во всяком случае, пока я являюсь президентом, пока у меня есть и моей партии большинство в парламенте", — заявил Вучич.

Что же все-таки будет, если не сегодня, но к 2025 году Сербия станет членом ЕС? Что, например, будет с принадлежащей российской компании "Газпром нефть" сербской компанией "НИС"? Спросим у того, кто и финансировал работы в храме Святого Саввы.

Говорим уже в крипте.

- И в самой Сербии на этот счет хватает споров, тем не менее на горизонте существует вероятность того, что Сербия станет членом Европейского Союза. На ваши планы это как-то влияет?

- Мы, конечно, предпочли бы, если бы Сербия стала членом Евразийского экономического союза. Но даже если она вступит в Европейский экономический союз, мы не увидим ничего страшного, поскольку за это время присутствия здесь нам удалось вывести предприятия "НИС" в число лидеров энергетического рынка на Балканах, — рассказал генеральный директор "Газпром нефти" Александр Дюков.

- А ведь не все в курсе. Это нечто больше, чем просто Сербия. То есть, Сербия для вас – плацдарм. Куда еще через Сербию вы пришли в регионе?

- Это и Босния, и Болгария, и Румыния.

"Мы намерены сотрудничать абсолютно со всеми, чтобы защитить интересы Сербии и реализовать наш европейский путь, при этом не прерывая отношения с остальными традиционными партнерами", — отметил Александр Вучич.

 

Поделиться: